Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Художественный «гений»



Художественная деятельность это - деятельность, в процессе которой создается и воспринимается произведение искусства. Она включает в себя различные формы и виды деятельности, центральным звеном художественной деятельности является произведение искусства, как воспроизведение действительности. Копировать реальность может любой овладевший основными приемами художественного творчества. Но творить реальность, раскрывающую подлинное лицо бытия может только личность, одаренная особыми художественными способностями – художественный гений. Слово гений имеет латинское происхождение. Оно означало духа покровителя, данного человеку при рождении и управляющего им в жизни. Применение этого слова для обозначения художественного дара должно подчеркнуть его небесный божественный источник, что художественное творчество всегда носит «богочеловеческий» характер. Гениальность - это особое состояние обожения, возникающее в момент вдохновенного творчества. Она приоткрывает высшее проявление человеческой личности, то что у человека общее с Богом. Но Гениальность представляет собой только первую ступень обожения, она обожение бессознательное и кратковременное, поэтому она зачастую бывает тесно связана с безумием. Человек духовно еще не готов к принятию всей полноты бытия и не выдерживает его.

Согласно Канту гений - это талант, то есть дар природы, дающий искусству правила. Из этого определения Кант делает следующие выводы. Во-первых, гений - это способность создавать то, что само не подчиняется правилам, чему нельзя научиться. Следовательно, отличительная черта гения – оригинальность. Во-вторых, так как возможна оригинальная бессмыслица, произведения гения должны быть образцом, служить примером для других. В-третьих, гений никогда не может объяснить, как он создал свое произведение. Его творчество во многом носит бессознательный характер. В-четвертых, гениальность свойственна только художественному творчеству, а не науке. Кант сравнивает творчество Ньютона и Гомера. Тому, что изложил в своем труде Ньютон научиться можно, но поэтическому вдохновению невозможно научиться ни по предписанным правилам, ни по образцам. Причина заключается в том, что Ньютон мог сделать наглядными все шаги от первых начал геометрии до своих великих открытий не только самому себе, но и любому другому. Между тем ни один великий художник не может сказать, как возникают и сочетаются в его сознании полные фантазии и вместе с тем глубокие идеи, потому, что сам он этого не знает и, следовательно, не может научить этому другого.

Шеллинг развил эту мысль Канта указав, что гениальность отсутствует там, где целое, подобно научной системе знаний складывается по частям, возникает из них. Гениальность присутствует там, где идея целого предшествует идеям отдельных частей как при создании произведений искусства. Поскольку идея целого становится ясной только благодаря тому, что она раскрывается в отдельных частях, а отдельные части в художественном творении возможны только благодаря идее целого, возникает замкнутый круг, противоречий. Именно преодоление этого противоречия и составляет вдохновенный порыв гения, иррациональное совпадение сознательного и бессознательного в художественном творчестве. Шеллинг определил призвание гения как снятие противоречия между конечным и бесконечным, частью и целым. Шиллер отметил еще одну существенную черту гениальности. Если руками гения творит сама природа, то природа гениальности должна выражаться в особой наивности непосредственности, в торжестве простоты над замысловатостью. Высшее искусство безыскусно. Гений творит не по формальным принципам. А по наитию, по внушению самой природы. Поэтому все гениальные произведения искусства просты.

Проблема «вкуса».

Итог более чем столетним размышлениям крупнейших умов Европы над проблемой вкуса подвёл И. Кант, поставив эту категорию фактически в качестве главной эстетической категории в своей эстетике – «Критике способности суждения». Эстетика у него, как было показано, это наука о суждении вкуса. Вкус же определяется кратко и лаконично: «это способность судить о прекрасном», опираясь не на рассудок, а на чувство удовольствия/неудовольствия. Поэтому, подчёркивает Кант, суждение вкуса –не познавательное суждение, но эстетическое, и определяющее основание его не объективно, но субъективно. При этом вкус только тогда может считаться «чистым вкусом», когда определяющее его удовольствие не подразумевает никакого утилитарного интереса.

Отсюда одна из главных дефиниций Канта: « Вкус есть способность судить о предмете или о способе представления на основании удовольствия или неудовольствия, свободного от всякого интереса. Предмет такого удовольствия называется прекрасным». Постоянно подчёркивая субъективность в качестве основы суждения вкуса, Кант стремится показать, что в этой субъективности содержится и специфическая обще значимость, которую он обозначает как «субъективную обще значимость», или эстетическую обще значимость, то есть пытается показать, что вкус, исходя из субъективного удовольствия, опирается на нечто, присущее многим субъектам, но невыражаемое в понятиях. В эстетическом объекте эта субъективная обще значимость связана исключительно с целесообразностью формы. «Суждение вкуса, на которое возбуждающее и трогательное не имеют никакого влияния (хотя они могут быть связаны с удовольствием от прекрасного) и которое, следовательно, имеет определяющим основанием только целесообразность формы, есть чистое суждение вкуса.

Кант исключает из сферы суждения чистого вкуса всё, что доставляет удовольствие «в ощущении» (например, воздействие красок в живописи), акцентируя внимание на том, «что нравится благодаря своей форме». К последней в визуальных искусствах он относит «фигуру» и «игру» (для динамических искусств), что, в конечном счёте, сводится им к понятиям рисунка и композиции. Краски живописи или принятые звуки музыки только способствуют усилению удовольствия от формы, не оказывая самостоятельного влияния на суждение вкуса, или на эстетическое суждение, у Канта эти понятия синонимичны. Основу вкуса составляет «чувство гармонии в игре душевных сил», поэтому не существует никакого «объективного правила вкуса», которое могло бы быть зафиксировано в понятиях.

Есть некий «прообраз» вкуса, который каждый вырабатывает в себе сам, ориентируясь, тем не менее, на присущее многим «общее чувство», - некий сверхчувственный идеал прекрасного, на его основе и действует суждение вкуса. И окончательный вывод Канта о фактически непостигаемой для разума сущности вкуса гласит: «Совершенно невозможно дать определённый объективный принцип вкуса, которым суждения вкуса могли бы руководствоваться и на основании которого они могли бы быть исследованы и доказаны. Ведь тогда не было бы никакого суждения вкуса.

Только субъективный принцип, а именно неопределённая идея сверхчувствительного в нас, может быть указан как единственный ключ к разгадке этой даже в своих истоках скрытой от нас способности, но далее уже ничем нельзя сделать его понятным». Нам доступно только знать, что вкус – это «чисто рефлектирующая эстетическая способность суждения» и все. В более позднем сочинении «Антропология с прагматической точки зрения», размышляя о проблеме удовольствия/неудовольствия, Кант предпринимает попытку осмыслить вкус с диалектической позиции, подчёркивая наличие в нём наряду с субъективностью и всеобщности, наряду с чисто эстетическим суждением и сопряжённого с ним рассудочного суждения, однако достаточного теоретического развития эти идеи там не получили, остались только на уровне дефиниций, которые тем не менее обладают несомненной значимостью хотя бы потому, что ещё раз подчёркивают сложность проблемы вкуса. Здесь вкус рассматривается как компонент эстетического суждения, некоторым образом, выходящий за пределы этого суждения; он определяется как «способность эстетической способности суждения делать общезначимый выбор».

А именно на обще значимости делает теперь акцент немецкий философ: «Следовательно, вкус –это способность общественной оценки внешних предметов в воображении. – Здесь душа ощущает свою свободу в мере воображения (следовательно, в чувственности), ибо общение с другими людьми предполагает свободу: и это чувство есть удовольствие». Представление о всеобщем предполагает участие рассудка. Отсюда «суждение вкуса есть и эстетическое, и рассудочное суждение, но мыслимое только в объединении обоих». Фактически Канту удалось убедительно показать, что вкус как эстетическая способность суждения является субъективной способностью, опирающейся на глубинные объективные основания бытия, которые не поддаются понятийному описанию, но всеобщи (т.е. присущи всему человечеству) по своей укорененной в сознании. Собственно эту главную проблему вкуса – его субъективно-объективную антиномичность – ощущали почти все мыслители 18 в., писавшие о вкусе, но не умели достаточно ясно выразить её в дискурсе. В полной мере не удалось это и Канту, хотя он, кажется, подошёл к пониманию вкуса (пониманию объективных границ понимания) ближе всех, писавших о нём в его время.

Вывод

В философии Канта эстетика рассматривается как завершающая часть общей философской системы, замыкающая в единое целое сферы познания («чистого разума») и этики («практического разума»), наводящая мост над пропастью между «областью понятий природы» и «областью понятий свободы». Кант расчленил эстетическое на две составные части – прекрасное и возвышенное, и затем показал связь каждой из этих частей с сопредельными способностями психики. Природа прекрасна в случае, если ее творения пробуждают идею целесообразности, будто бы они специально созданы для эстетического удовольствия. И наоборот, все создания рук человеческих совершенны в той мере, в которой демонстрируют иллюзию природной органики. Возвышенное, первоначально рассматриваемое Кантом в узких, количественных рамках, пройдя через купель нравственности, обретает для человека безграничные духовные потенции. Наличие морального закона в каждом из нас создает условия общего для людей наслаждения возвышенным. Кант мало не говорит о комическом, потому что он не относил сферу смеха и веселости к изящным искусствам или к области вкуса. Эстетическое у него всегда предполагает серьезность суждения. Почти ничего Кант не говорит и о трагическом. В учении об искусстве Канта находит дополнительное обоснование его мысль о единстве истины, добра и красоты. Эстетическая разработка Кантом проблем искусства в итоге разрешает основную антиномию его философии – обосновывает возможность перехода от чувственного возбуждения к моральному интересу без какого-либо насильственного скачка. Уникальная природа произведения искусства обнаруживает способности к примирению противоположных начал бытия – идеального и реального, эмоционального и разумного, теоретического и практического, необходимости и свободы. Кант подвел итог более чем столетним размышлениям крупнейших умов Европы над проблемой вкуса, поставив эту категорию фактически в качестве главной эстетической категории в своей эстетике.

Эстетика у него, как было показано, это наука о суждении вкуса. Вкус же определяется кратко и лаконично, как «способность судить о прекрасном», опираясь не на рассудок, а на чувство удовольствия или неудовольствия. Кант говорит об эстетическом суждении как о целом и одновременно сталкивает два противоположных определения. Он выдвигает тезис: «суждение вкуса не основывается на понятиях, иначе можно было бы о нем дискутировать» и антитезис: «суждения вкуса основываются на понятиях, иначе о них нельзя было бы спорить». Столкнув две бесспорные истины, Кант не пытается найти формулу, их объединяющую, а разводит их в разные стороны, поясняя, что термин «понятие» употреблен здесь не в одинаковом смысле. В первом случае понятие берется как продукт рассудка, во втором как продукт разума. Наконец, Кант вплотную приблизился к идее о том, что само понимание искусства, сложившееся в той или иной культуре, время от времени способно перерастать себя, наполняться новыми смыслами, для чего всякий раз требуются новые теории, новые обобщения.

Кант, таким образом, впервые в истории эстетической мысли четко и ясно показал, что сфера эстетического – это совершенно самостоятельная сфера человеческого опыта, человеческого духа, которая венчает собой всю духовно-практическую (познавательную и нравственную) деятельность человека, снимая существующие в ней непримиримые противоречия.

 

 

Литература:

1. http://bookucheba.com/estetika/tema-estetika-kanta.html

2. http://textb.net/25/9.html

3. http://libsib.ru/estetika/estetika-kak-nauka-osnovnie-etapi-razvitiya-esteticheskoy-misli/estetika-i-kanta

4. Асмус В.Ф. Иммануил Кант.- М.;1973




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.