Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Это не кончится, пока всему не наступит конец. 6 страница



Он даже отнес меня в теплые воды Средиземного моря в Ницце, в южной Франции.

Ничего не могло быть более романтичным, чем это, но у меня не было искренних чувств к Райану. Он был всего лишь объектом, на котором я проверяла свои чувства, чтобы узнать, как я буду чувствовать себя с другим парнем. Я была с Райаном, но не чувствовала никакого физического отклика на его прикосновение. На самом деле, мне даже не нравились его поцелуи.

Первый раз мы поцеловались, когда ехали в автобусе посреди красот Швейцарских Альп, автобус только въехал в темный и длинный туннель, который проходил через горы, и Райан нежно обхватил мое лицо руками и накрыл мои губы своими.

Я не сразу ответила ему, но затем я вспомнила о своем решении плыть по течению. Мои губы расслабились, и я поддалась на движение губ Райана. Мне было неловко, зато я плыла по течению.

Как только мы добрались до Женевы, потрясающего и красочного города Швейцарии, я отделилась от основной группы студентов, чтобы найти таксофон. Я была в крайнем отчаянии — я всем сердцем страстно хотела услышать голос Тома, вспомнить его губы, его нежность и его прикосновения.

Мне нужно услышать его как можно скорее. Я мысленно посчитала разницу во времени и поняла, что сейчас самое удобное время позвонить ему домой. Было субботнее утро и обычно в это время, его жена с дочками уходила из дома.

Я подняла телефонную трубку и начала набирать номер. Стоя в стеклянной будке, я видела нашу группу, которую сопровождал гид по главному парку Женевы, которая стояла возле яркой цветочной композиции в виде больших часов на центральной лужайке. Я услышала гудки на другом конце провода и начала паниковать. Что, если его нет дома? Или еще хуже, его жена осталась сегодня дома и возьмет трубку.

— Алло? — послышался глубокий голос Тома. Я почувствовала облегчение.

— Привет, — зашептала я. — Это я.

Повисла тишина.

— Изабель? Где ты?— спросил Том. — Я думал, ты вернешься на следующей неделе. Боже, ты дома?

— Я сейчас в Швейцарии, — ответила я. — Мы приехали сюда только сегодня.

— Ты звонишь мне из Швейцарии? Ты сошла с ума? Как ты оплатила звонок?

— Не волнуйся, я звоню по таксофону, у меня есть мамина телефонная карточка,— проговорила я в блестящую черную трубку. — У меня всего лишь несколько минут, так как миссис Дрейк в любую минуту начнет искать меня. Том, я так сильно скучаю по тебе. Мне просто захотелось услышать твой голос и сказать, что я безумно по тебе скучаю.

Наступила пауза, но когда он заговорил, я смогла различить улыбку в его голосе.

— Я тоже скучаю по тебе,— ответил он. — Мне одиноко без тебя. Я все время думаю о том, что ты должно быть хорошо проводишь время в Европе. Знаешь, я переживаю о том, что появится какой-нибудь парень и вскружит тебе голову. Я знаю это не мое дело, но не могу не думать об этом.

— Тебе не о чем беспокоиться,— ответила я, не выпуская из виду миссис Дрейк и моих друзей. Они все еще стояли у цветочных часов. Я так скучаю по тебе, Том, не могу дождаться, когда вернусь домой и буду с тобой. Мне нужно идти, но у меня еще остались деньги на карточке, я попытаюсь еще раз позвонить тебе на днях.

— Я тоже по тебе скучаю, Изабель. Веди себя хорошо, ладно? Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю. Пока.

— Пока, Изабель, — сказал он. Услышав щелчок, я поняла, что он положил трубку, и закрыла глаза, сдерживая слезы.

Миссис Дрейк уже смотрела на меня хмуро, когда я вышла из будки в конце парка. Я поспешила присоединиться к остальным студентам, которые все еще слушали рассказ гида о механизме работы гигантских цветочных часов на идеально скошенной лужайке.


 

Я бы предпочла проводить время с Томом в Европе, но у меня не было такой возможности, поэтому я замутила с Райаном на несколько дней, чтобы немного развлечься. Мы держались за руки и ходили, обнявшись из одного парка в другой, мы прогуливались по вымощенным улочкам Монако, наслаждаясь летней средиземной погодой. Последние несколько дней в Европе мы провели в Северной Франции, где безоблачными вечерами из-за порывистых ветров нам приходилось носить легкие свитера.

— Итак, ты не думала о том, что будет завтра после возвращения домой? — спросил Райан в нашу последнюю ночь в Нормандии, незадолго до того, как солнце коснулось горизонта над проливом Ла-Манш.

Мне не хотелось, чтобы разговор принимал такой оборот. Я помолчала немного, затем, наконец, заговорила.

— Не уверена, упоминала ли раньше, но в конце августа я должна уехать с семьей в Чили,— медленно сказала я. — Мы не собираемся возвращаться. У меня не может быть сейчас серьезных отношений с кем-либо, так как до отъезда остается лишь месяц.

— О, сказал Райан, вертя в руках старинную подвеску вокруг шеи. — Я не знал, что вы навсегда уезжаете. Я думал, что это всего лишь поездка или что-то в том роде.

— Я сожалею, мне следовало сказать это с самого начала,— сказала я. — Но я думала, мы просто дурачимся. Я не думала, что когда мы вернемся домой, у нас что-то будет. Мои родители не разрешают встречаться с мальчиками, потому что мне нет еще шестнадцати, поэтому в любом случае, мы не смогли бы встречаться в Калифорнии. У нас не получится, Райан. Мне жаль.

Холодный ветерок растрепал мои длинные волосы, заполняя собой тишину, повисшую между нами. После долгого молчания, Райан отвел взгляд от подвески и начал смотреть на солнце, уходящее за горизонт.

— Думаю, это к лучшему, — не глядя на меня, произнес он. Мое сердце упало, я не собиралась причинить ему боль. На самом деле я никогда не предполагала, что он может рассчитывать на что-то большее, чем на короткий роман со мной на время поездки.

Он был хорошим парнем и не заслуживал, чтобы ему разбивали сердце, только потому, что мне захотелось испытать свои чувства. Он улыбнулся мне, но убрал руку и пожал плечами.

В отель мы шли, держась на расстоянии, как минимум, трех шагов друг от друга.

После этого Райан отгородился и отдалился, что вполне устраивало меня. Наше последнее утро во Франции я опять провела на солнечном берегу, но в этот раз с новой подругой, которую звали Хизер. Она была первокурсницей из высшей школы с волосами пепельного цвета, мы сдружились с ней во время поездки. Вики резвилась в воде с Уиллом — ее новым другом из Вашингтона.

— Почему Райан не захотел прийти на пляж? — спросила Хизер. — Это наш последний день здесь, неужели он не хочет сделать общие фото или еще что-нибудь.

Я знала, что Вики не слышит нас, и решила пооткровенничать.

— Это сложно объяснить. Я рассталась с ним прошлой ночью, и он болезненно воспринял это.

— Хочешь сказать, что ты порвала с Райаном?— Хизер посмотрела на меня в изумлении. — Но почему? Он такой хороший, и, кажется, вы по-настоящему увлечены друг другом.

— Думаю, он надеялся, что мы будем продолжать встречаться дома. Но ничего не получится, вот он и не рад.— Я пожала плечами. — Дело в том, что у меня есть кое-кто. Я не говорила об этом Райану, я просто сказала ему, что мы не можем встречаться из-за моих родителей.

Хизер выглядела сбитой с толку.

— Ты хочешь сказать, что ты обманывала своего парня?

— Не совсем так,— попыталась объяснить я ей. — На самом деле, он не совсем мой парень. Он старше меня и …женат. У него даже есть дети. Все очень сложно.

Хизер была заинтригована.

— Кто этот парень, с которым ты встречаешься. Насколько он старше?

— Ему ближе к тридцати,— солгала я. — Я познакомилась с ним в ночном клубе. Как я сказала, все запутано, но я люблю только его, и ничего не могу с этим поделать.

Я наклонилась, взяла камень и начертила на песке большое сердце. Рядом с сердцем я написала: Изабель ♥ Том.

Хизер засмеялась, и я посмотрела на нее.

— Тебе лучше стереть это, пока Райан не увидел, — подразнила она. — Как бы хуже не стало!

Я улыбнулась.

— Возможно, ты права. Прежде, чем я сотру это, можешь меня сфотографировать? Хочу дать ему эту фотографию и доказать, что я думала о нем, даже находясь здесь. Мы никогда не расставались так надолго.

— Да, конечно. — Хизер взяла фотоаппарат и сделала пару снимков.

Я не была уверена, попадет ли фото в руки Тома, после моей поезди в Европу, но знала, что слух о моем коротком романе с Райаном обязательно дойдет до его ушей.

Глава 9

Это не кончится, пока всему не наступит конец.

 

Поездка в Европу была раскрепощающим приключением. Я была предоставлена сама себе, с еще несколькими старшеклассниками, я могла видеть мир и сама принимать некоторые решения. Что еще более важно, я впервые немного поэкспериментировала с кем-то, с тех пор как мы с Томом начали видеться, и поняла, что мне это не понравилось.

Я всегда убеждала себя в том, что мои отношения с Томом были чем-то, что я могла прекратить только тогда, когда захочу, и я проверила это убеждение с Райаном, когда была в Европе.

Я была не права, когда думала, что смогу прекратить все это. Опыт с Райаном был как столкновение с кирпичной стеной. Единственное чему я научилась было то, что я не могла избавиться от своих чувств к Тому. Он был в моем сердце и в моей душе.

Первая вещь, которую я сделала, когда вернулась домой, пернд тем, как распаковать вещи или звонить друзьям, чтобы сказать им что я вернулась, это позвонила Тому. Моя мама забрала меня перед работой, так что я была дома одна. Было утро вторника, и я знала, что у Тома сегодня не было занятий, так что он должен быть дома. Я молилась, чтобы его жены там не было, но я не могла быть в этом уверена.

Я набрала номер, по позвоночнику пробежали мурашки, я ждала затаив дыхание. Том поднял трубку после второго гудка.

— Алло, — раздался голос Тома. Мое сердце подпрыгнуло.

— Привет, незнакомец, — сказала я, с трудом сдерживая свое волнение. — Ты скучал по мне?

Он усмехнулся.

— Так значит, ты вернулась, не так ли? Я думал, ты никогда не вернешься. Как ты?

— Я в порядке. Вернулась домой сегодня утром. Я хотела позвонить тебе, чтобы сказать привет… я не могла ждать.

Последовала пауза.

— И это все? — спросил Том. — Ты просто хотела сказать привет? Разве ты не хочешь со мной увидеться? Или ты уже совсем про меня забыла?

Я могла ощущать ревность в его голосе, и задумалась, не выдала ли я себя каким-то образом. Знал ли он, что я гуляла с кем-то другим, пока была в Европе?

— Как я могла забыть о тебе? — нерешительно спросила я. — Разве я не звонила тебе из Швейцарии? Я скучала по тебе как сумасшедшая. Я не переставала о тебе думать, ты знаешь об этом.

Последовало молчание. Я задержала дыхание. Я знала, что он никак не мог узнать о том, что произошло между мной и Райаном, по крайней мере, пока что. Мы только вернулись этим утром.

Однако мне пришло в голову то, что он был просто обязан когда-то слышать о Райане.

Все нас видели. Кто-нибудь обязательно об этом заговорит. Я поняла, что совершила большую ошибку и не продумала все до конца.

— Что ты делаешь через час? — наконец заговорил Том.

— Встречаюсь с тобой, — ответила я, улыбаясь. Возбуждение от мысли о том, чтобы увидеть его спустя две недели разлуки заставило мое сердце забиться чаще. Мое сердце было обременено чувствами любви и ревности, мое тело изнывало от желания быть с ним рядом физически настолько, насколько это было возможно между двумя людьми.


 

Наше воссоединение было невероятно страстным. Было трудно выдерживать жар южно-калифорнийского лета в нашем горном убежище, но все о чем я могла думать это, то, как сильно я хотела почувствовать его внутри себя. Никогда прежде я не желала ничего так сильно, но все еще чувствовала, что не была к этому готова. Мы и раньше были близки к тому, чтобы заняться любовью, но сдерживались.

Теперь я знала, что время пришло. Тело Тома искусно ласкало мое и, несмотря на то, что я могла чувствовать, как кое-что пульсирует, я доверяла ему достаточно хорошо, чтобы знать, что мне не нужно бояться проникновения. Том был доволен поцелуями и тем, что он был рядом со мной.

Он был не таким, как другие парни, которые были просто заинтересованы в том чтобы “дойти до конца”. Он никогда не требовал от меня физических контактов, и я никогда не чувствовала давления с его стороны. Я все еще не была готова отдать себя полностью, но мы могли лежать вместе совершенно голые, и мне не нужно было беспокоиться о том, что он мог сделать.

— Изабель, я так скучал по тебе, — сказал Том. Он спокойно лежал на мне, держась на весу и слегка приподнимаясь на локтях. — Я так сильно забочусь о тебе, ты изменила мою жизнь. Не знаю, что я буду делать, когда ты уедешь. У нас есть около месяца и потом все. Ты собираешься вернуться в Чили, пойти в новую школу, завести новых друзей и снова влюбиться.

Он смотрел мне в глаза.

— Но я остаюсь без тебя. Я здесь совсем один.

Я не хотела, чтобы все привело к этому. Я зашла слишком далеко и теперь чувства Тома и мои собственные были поставлены на карту.

— Не думай об этом, — сказала я ему, нежно водя ногтями по его спине вверх и вниз, лаская его кожу. — Не сейчас. Ты не знаешь, что произойдет. Может быть, ты встретишь кого-нибудь другого или снова влюбишься в свою жену. Может быть, ты забудешь обо мне быстрее, чем ты думаешь. Как знать.

Я осознала, что это было ложью, и просто облегчила ситуацию, которая многое значила для нас обоих. Хотя я надеялась, что мои обыденные комментарии облегчат его сердце и заставят его почувствовать себя лучше. Вместо этого он принял это близко к сердцу. Он сел и потянулся за своей одеждой, которая была разбросана на полу грузовика.

Он оделся, не глядя на меня и не разговаривая, и я поняла, что обидела его. Я так же начала одеваться и, когда он потянулся, чтобы повернуть ключ в замке зажигания, я протянула свою руку и коснулась его.

— Я не хотела тебя расстраивать, Том, — сказала я, глядя на него. — Я просто пыталась заставить тебя почувствовать себя лучше. Мне не нравится видеть тебя таким, но когда я вижу, я чувствую что это все моя вина, потому что я втянула нас во все это.

Выражение лица Тома смягчилось; он протянул ко мне свободную руку, чтобы погладить мою щеку.

— Изабель, во всем этом нет твоей вины, — сказал он мне. — Ты не ввязывала нас во все это в одиночку. Для танго нужны двое, и я не хочу, чтобы ты когда-либо чувствовала себя виноватой из-за всего этого. Я сентиментальный парень, я просто такой, какой я есть. Даже если, в конце концов, ты разобьешь мне сердце, я не буду жалеть ни об одном мгновении, проведенном с тобой.

Он сделал паузу и затем продолжил.

— Меня беспокоит то, что ты думаешь, что я вот так вот просто пойду и найду себе кого-нибудь другого, чтобы заменить тебя. Я не думаю, что ты понимаешь, что ты для меня больше, чем просто интрижка. Не было никого до тебя и не будет никого после тебя. Так что когда я грущу из-за того, что ты уезжаешь в Чили, это потому что я теряю любовь всей моей жизни.

— Я обвила Тома руками и обняла его, пряча лицо на его груди и глубоко вдыхая, чтобы почувствовать его запах.

— Прости меня, — тихо прошептала я, — я знаю, что ты любишь меня. Тот факт, что ты женат, заставляет меня чувствовать себя небезопасно, и я не привыкла к таким ощущениям. Но я люблю тебя. Я не хочу, чтобы тебе было больно.

Я сделала паузу и глубоко вдохнула.

— Может быть, нам стоит посмотреть на наши отношения как на приключение? Это может прерваться здесь и там, но я надеюсь, что мы продолжим идти. Даже после того, как я вернусь в Чили, ты все равно останешься в моем сердце, Том. И, возможно, будущее хранит для нас что-то большее. Как знать.


 

Большую часть наших вещей, уже отправили в Сантьяго по морю, и на самом деле прошли недели, прежде чем мы уехали из Калифорнии. Мы брали только самое необходимое, и убеждались в том, чтобы все влезло в наши чемоданы.

— Да, да, да, — пробормотала я в трубку. Лиз взяла с меня обещание — снова писать ей хотя бы одно письмо в неделю.

— Конечно, я буду писать тебе, Лиз. Что я бы без тебя делала? Я буду рассчитывать на твой совет обо всех моих новых друзьях. — Я услышала ее смех на другом конце линии и улыбнулась. — Слушай, Лиз, мне пора идти, — наконец, сказала я ей. — Я позвоню тебе сегодня вечером, хорошо?

Я буду ужасно скучать по Лиз, но сейчас я думала о других вещах. Том хотел увидеться со мной сегодня, и мне нужно было выбраться из дома. Это была важная встреча. Том планировал отправиться в двухнедельный поход со своей женой и двумя маленькими дочерьми. Когда Том впервые упомянул о походе, на меня, как будто тонна кирпичей свалилась.

Одно дело знать, что он женат и у него есть дети, но совершенно другое слышать о том, как он планирует семейный отпуск. Я хотела бы быть той, с кем Том бы отправился в поход, и я не хотела думать о том, как он наслаждается своим временем с женой и детьми.

Я зашла в его пустой класс. Обычно он всегда ждал меня, но не сейчас и я задумалась, почему сегодня все по-другому. Я также задумалась над тем, собирается ли он вообще показаться. Тем не менее, после нескольких минут ожидания он вышел из фотолаборатории. Он был одет небрежно, на нем были шорты цвета хаки и светло-голубая футболка Квиксильвер. Он казался безразличным, когда увидел меня там.

— Давно ты здесь? — небрежно спросил он.

Я нахмурилась, недоумевая о том, что он делает.

 

— Я пришла несколько минут назад. Кажется, ты очень занят. Ты хочешь, чтобы я позволила тебе вернуться к работе? Я уверена, тебе нужно сделать много всего, прежде, чем ты отправишься в поход, ведь так?

Тонкие линии вокруг его глаз стали более заметными, и он рявкнул с фальшивым смешком в голосе.

— Да, Изабель, я был занят в последнее время, но не работой или мыслями о моем отпуске. Я был занят убеждением одной из моих учениц летней школы, что я не тот парень, с которым у тебя роман. Что конкретно ты сказала Хизер? Вчера она пришла ко мне после занятий и спросила о том, не вместе ли мы с тобой?

— Что? — мое сердце ёкнуло. — Почему она это сказала?

— Она сказала, что пока вы двое были в Европе, ты сказала ей, что встречаешься с женатым парнем по имени Том и, что у него двое детей. Я просто уверен, что для нее не составило труда сложить два и два.

Мое сердце рухнуло, когда я вспомнила разговор. В то время я была в восторге, потому что вскоре мне предстояло снова увидеться с Томом, и я была слишком смелой. Я совершила огромную ошибку. Я была слишком неосторожна со словами в разговоре с Хизер и никогда не должна была раскрывать имя Тома. Мои мысли вернулись обратно к той поездке, и я нервничала на счет того, что еще Хизер могла сказать Тому.

— Я сказала, что я встречаюсь с женатым парнем, — говорила я ему, даже стараясь сдерживать свой голос, хотя в нем уже звучали истеричные нотки. — Но я никогда не говорила, что он учитель. Я сказала, что это был один парень, которого я встретила в ночном клубе. Что ты ей сказал?

Том сел на стул напротив меня и посмотрел мне прямо в глаза.

— Я не особо беспокоюсь о Хизер, потому что она всего лишь пытается играть в игры, — сказал он. Потом его голос ожесточился. — Но скажи мне вот что, Изабель. Понравился ли тебе обмен слюной с Райаном?

Я уставилась на него, ошеломленная, а потом отвернулась, фиксируя взгляд на темном пятне, на сером ковре, лежащем на полу. Мои щеки горели от стыда.

— Знаешь что? Это даже не мое дело. — Том встал на ноги. — Ты вольна делать все, что угодно и с кем угодно. Однако я должен сказать, что когда Хизер рассказала мне о вас с Райаном, я был ошеломлен. Я уверен, что она сложила два и два, не из-за того, что ты ей сказала, а когда она увидела выражение моего лица. Мысль о том, как ты целовалась с ним и одному Богу известно, что еще делала… — Том замолчал и покачал головой, когда он посмотрел на меня, на его лице я увидела смесь гнева и разочарования. — Из неоткуда на меня нахлынула волна уверенности. Если это конец, подумала я, пусть будет так. Он узнает, что именно произошло и почему. Я не собиралась сдаваться без боя. Я посмотрела на Тома, прямо встречаясь с его обиженными карими глазами.

— Что ж, теперь ты испытываешь одну десятую ревности, которую испытываю я, — бросила я. — И ты расстроен и тебе это не нравится? Что ж, добро пожаловать в мой мир! Ты думаешь, мне нравятся мысли о том, как вы с женой отправляетесь в поход? Или идете в кино вместе? Или лежите вместе в постели? Мне не нравится ничто из перечисленного, но я справляюсь с этим даже не пытаясь заставить тебя почувствовать себя виноватым! — Я была удивлена уверенности в своем голосе, когда подскочила. — Дело в том, что я должна дать себе возможность иметь нормальные отношения с парнями моего возраста. В любом случае ты забыл, что из нас двоих женат только ты один! Я та, кто вынужден жить дальше один!

Последовала недолгая пауза.

— Изабель, я всегда был очень честен с тобой, и я ничего от тебя не скрываю, — наконец сказал Том, более сдержанным тоном. — Но ты не делаешь того же. Ты очень сдержана в своих мыслях и чувствах, и большую часть времени ты делаешь все для моего же блага. Я ценю это. Но хотел бы я, чтобы ты была достаточно честна, чтобы сказать мне, что встречалась с Райаном, потому что ты чувствовала, что должна была… чтобы увидеть, на что похожи нормальные подростковые отношения. Жаль, что я услышал обо всем этом от Хизер. Ты представить себе не можешь, какая это была сложная для меня ситуация.

— Послушай, это не то, что я хотела сделать, — утверждала я. — Это что-то, что просто произошло. А, правда в том, что поцелуи с Райаном только напомнили мне о том, как я скучаю по тебе и как люблю тебя.

Том подошел туда, где стояла я. Он осторожно потянулся к моей руке и потом без каких-либо чувств, кроме нежности обнял меня. Он взял мое лицо в свои руки, его глаза смотрели в мои глаза.

— Ты знаешь, как я люблю тебя, и меня ранят такие откровения… ты моя возлюбленная, Изабель, — сказал он мне. — Я не хочу причинять тебе боль, никогда. Просто, давай научимся, с этого момента, быть честными друг с другом, будь то что-то хорошее или плохое. Хорошо?

Я кивнула в знак согласия, когда губы Тома встретились с моими губами, и мы помирились долгим и нежным поцелуем.

 

 

Поход Тома, кажется, повлиял на меня больше, чем те две недели, что я провела в Европе, так как это заняло время, которое мы могли проводить вместе. На этот раз он был в отъезде, а я осталась позади. Что было еще хуже так это то, что у меня не было возможности с ним связаться. Очевидно, у него не было возможности вырваться на несколько минут и сделать телефонный звонок. Он был на семейном отдыхе, и я не была частью его семьи.

Я истязала себя мыслями о том, как Том играет со своими маленькими дочерьми в лагере полном листьев, а его жена готовит завтрак на костре. В течение дня они купаются в озерах и речках и путешествуют по лесу вместе, а ночью Том и его жена укладывают детей в постель и лежат вместе под звездным небом. Том будет заниматься любовью со своей женой и когда они закончат, она поудобнее устроится у него на груди.

Будет ли он думать обо мне? Вспомнит ли меня, когда будет заниматься любовью со своей женой? Пожелает ли, чтобы на ее месте была я? Если бы он думал обо мне, конечно же, он бы нашел способ позвонить. Тем не менее, после недели ожидания и надежды на телефонный звонок от Тома, мучительный ответ был совершенно ясен: нет никакого шанса. Он забыл обо мне, и проводил время со своей семьей, а не со мной.

— Я просто не могу в это поверить, — свирепствовала я, когда мы с Лиз сели у нее на заднем дворе в тени большого дуба. — Я имею в виду все, о чем он когда-либо говорил это то, как сильно он меня любит, сколько думает обо мне и как сильно я ему нужна. Ой, да ладно! По крайней мере, теперь я знаю какие у нас мотивы. Если быть точной, я знаю его мотивы. Он просто хочет со мной поразвлечься, вот и все. Если бы он действительно любил меня и скучал по мне, он бы нашел способ позвонить, не так ли? Я звонила ему с другой части планеты из Европы просто, чтобы сказать привет и что я по нему соскучилась. Моя мама чуть не убила меня, когда получила счет за телефон! Она потребовала, чтобы я сказала, кому я звонила. Я думала, что попалась, потому что она даже хотела позвонить в телефонную компанию и узнать, кому принадлежит этот номер. Я была вынуждена соврать и сказать, что я звонила тебе, чтобы сказать, как проходит поездка. Я рисковала ради него, понимаешь? Я звонила, потому что действительно по нему скучала. Почему ты улыбаешься, Лиз? Ты считаешь, что это смешно?

Лиз выдохнула так, как будто это был единственный способ избавиться от улыбки на ее лице.

— О, Иззи, почему бы тебе тогда просто не забыть о нем? — спросила она так, будто это была самая простая вещь в мире, которую я могла сделать. — Слишком много драмы. Ты хорошенькая штучка, а он женатый мужчина. Честно говоря, я беспокоилась о том что, в конце концов, он причинит тебе боль, но я даже представить себе не могла, что ты так сильно в него влюбишься. Почему бы тебе просто не найти кого-нибудь другого? Я знаю, ты думаешь, что влюблена в него, но, вероятно, это только потому, что он первый с кем ты зашла так далеко.

Я крутила свои белые резиновые шлепанцы на кончиках пальцев, пока размышляла над ее словами.

— По крайней мере, ты не занималась с ним сексом, иначе сейчас ты бы чувствовала себя довольно паршиво, — продолжила Лиз. — Трудно сказать, какое ему с этого дело, но его оправдывает, то, что он хотя бы не использовал тебя для секса. И ты уезжаешь через три недели, так что, вероятно, он просто держится от тебя подальше, чтобы сделать проще, понимаешь? Послушай, тебе нужно делать то, что будет лучше для тебя. И это не должно включать в себя сидение здесь и чувствовать себя такой несчастной, это твои последние несколько недель в стране. Перестань о нем думать. Он сделал свой выбор, и выбрал он не тебя.

— Я знаю. Не думаю, что смогу справляться с этим еще дольше, — призналась я. — Я думала, что люблю его, но нужно быть честной. Я не должна сидеть здесь и думать о том, чем взрослый мужчина занимается со своей женой и как это влияет на меня. Кажется, он не заботится обо мне и его не волнует, что я уезжаю через несколько недель.

— Если бы я была тобой, Изабель, я бы просто наслаждалась собой и проводила время с друзьями, прежде чем уехать навсегда. Он просто собирается разрушить твои последние несколько недель здесь. Ты хочешь грустить, когда уедешь? Ты хочешь, превратить это в трагедию? Ты не можешь сохранять отношения, находясь в Чили. Он женат и больше чем вдвое старше тебя. Просто отпусти его.

Лиз была права. Я думала о том же самом, а она просто подтвердила это — настало время забыть обо всем, что связано с Томом и сосредоточиться на отъезде из Соединенных Штатов и на том, чтобы начать новую жизнь в Чили.

Он обидел меня своей нотацией обо мне и Райане, когда я вернулась домой из Европы, он пытался заставить меня почувствовать себя виноватой из-за того, что я связалась с Райаном, и сейчас его молчание прояснилось — он решил думать о своей семье и о себе, а не обо мне. Настало время и мне сделать то же самое.


 

Спустя несколько дней после моего прозрения, Том вернулся домой и попытался со мной связаться, это была первая попытка из многих. Его усилия были тщетны. Я приняла решение, пока его не было, и сейчас я не собиралась его менять. Я перестала отвечать на его звонки и позволила автоответчику поработать, точно зная, что он никогда не оставит сообщение.

Я сказала своей семье, что если будет звонить “Джон”, я занята или меня нет дома. Мой отец естественно приветствовал это, хотя он понятия не имел кто такой Джон. С другой стороны, моя мама стала меня расспрашивать.

— Почему ты не берешь трубку, когда тебе звонит этот мальчик, Изабель?

— Мам, не беспокойся об этом, — сказала я, прислонившись к кухонному столу, наблюдая за тем, как она готовит свои знаменитые блинчики с мясом. — Я просто не хочу с ним разговаривать, вот и все. Я говорила ему, но он явно одержим.

Моя мама посмотрела на меня сквозь свои очки без оправы. Она пожала плечами и продолжила набивать круглые кусочки теста начинкой из говяжьего мяса, но она со мной не закончила.

— Изабель, ты не должна относиться к людям таким образом. Это некрасиво. На самом деле, это очень грубо. Если ты не хочешь с ним разговаривать, и хочешь, чтобы он перестал звонить, ты просто должна быть честна с ним и сказать ему об этом. Не хорошо вводить мальчиков в заблуждение. Тебе бы не понравилось, если бы кто-то не принимал твои звонки, не так ли? Ты не обязана отвечать на этот вопрос.

Если бы только моя милая, добрая мать знала, что она защищала мужчину, который изменял своей жене и был больше, чем в два раза старше меня. Она бы скорее убила его, чем стала его защищать. А потом, конечно же, она бы убила меня.

— Хорошо. После того, как мы уедем, я не буду просить тебя, чтобы ты врала кому-либо, кто звонит мне, — пообещала я.

Блинчики с мясом скоро будут готовы отправиться в печь, так что я взяла четыре тарелки отделанные узором из плюща и поставила их на кухонный стол, и положила салфетку рядом с каждой тарелкой.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.