Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Это не кончится, пока всему не наступит конец. 5 страница



Дорога, которую он выбрал, была грунтовой и довольно неровной, но это только сделало наше приключение еще более захватывающим. Ветви деревьев, покрытые ярко-зелеными листьями, нависали над дорогой, и вскоре грузовик был скрыт от главной дороги в тени десятков, плотно обвитых листьями, деревьев.

Открывшаяся картина захватывала дух: здесь не было ничего кроме деревьев и листвы позади нас, и грузовик был полностью скрыт густой растительностью над нами. Справа от нас я могла видеть резкий скат, с видом на город и долину под нами.

Если я присматривалась достаточно хорошо, я даже могла разглядеть извилистую дорогу, по которой мы ехали. С этой высоты это было похоже на скользкую муравьиную дорожку.

Том выключил громкий дизельный двигатель. Наступила полнейшая тишина, такая, что я думала, что смогу услышать порхание крыльев бабочек летающих среди деревьев.

— О, Том, — счастливо вздохнула я. — Это место прекрасно. Почему мы не пришли сюда раньше? Почему мы так рисковали, оставаясь в классе, когда мы могли бы быть здесь?

Вместо ответа Том расстегнул ремень безопасности и придвинулся ко мне, взяв меня на руки. Сиденье грузовика было длинным и достаточно широким, чтобы мы могли лечь и расположиться с комфортом, и мы воспользовались преимуществом новой горизонтальной позиции. Пока он лежал на мне, чувство удовлетворения от ощущения веса его тела вызывало покалывание во всем моем теле.

Мы целовались неистово и раскрепощено, наши поцелуи были глубокими, влажными и интенсивными. Я потерялась в мгновении, потерялась в Томе, потерялась в тепле наших соприкасающихся тел. Я не заметила, как мои шорты оказались на полу грузовика, так же как мои трусики и лифчик. Рядом с моей одеждой лежала одежда Тома, в том числе и его боксерские трусы.
Я почувствовала, как его бедра соприкоснулись с моими, его поцелуи становились все более чувственными и его рот исследовал мои губы, переместился к шее, а потом ниже, ниже, о Боже, ниже. Том целовал меня туда, куда меня еще никто никогда не целовал.
Лиз подробно рассказывала похотливую историю о том, как Брэд впервые целовал ее там, это звучало так чувственно и приятно; до сих пор я даже представить себе не могла, что мужские губы могут доставлять такое невероятное наслаждение. Мое тело пульсировало от нахлынувших ощущений, и я с трудом могла себя сдерживать. Я почувствовала, как незнакомая теплая жидкость выходит из меня и впервые мое тело взорвалось в экстазе.
Том проложил обратный путь вверх поцелуями, он поцеловал мой плоский животик, поднялся к груди, к моей шее, и потом снова поцеловал мои губы. Он целовал меня страстно и когда он это делал я почувствовала, как его бедра мягко опускаются на мои. Несмотря на то, что я едва ли могла здраво мыслить, я протянула руку и остановила его, когда почувствовала, как кое-что твердое стало в меня упираться.

— Я не думаю, что мы должны это делать, — прошептала я. Я не была против лежания с ним голой и целоваться в течение нескольких часов, но я не была готова идти до конца. По крайней мере, не так, не в кабине грузовика, где-то в горах, всего лишь с несколькими часами в запасе.

Том сразу же перестал двигаться и лег на меня сверху, вглядываясь в мои глаза. — Ты права, — ответил он сонным голосом. — Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя неудобно и прости, если я зашел слишком далеко. Ты в порядке?

— Да, — в ответ прошептала я. — На самом деле, я чувствую себя слишком комфортно, и это как раз то, что тревожит меня. Это первый раз, когда я когда-либо была полностью голой с кем-то и все, что ты делаешь потрясающе приятно. Но я просто не готова идти до конца. Я чувствую, что настанет идеальное время, и мы будем в идеальном месте для этого, и просто это не то. Я думаю, что мы тоже должны об этом задумываться.
Молчание. Том приподнялся, но продолжал смотреть мне в глаза так пристально, что мне пришлось отвести взгляд. Он мягко положил свою руку на мою щеку и повернул мое лицо к своему.

— Изабель, посмотри на меня. — Я позволила его руке повернуть мое лицо к своему, и он продолжил, — Изабель, ты такая удивительная девушка, ты это знаешь? Я увлекся, это я должен был остановить все это, не ты. Мне лучше знать, конечно, мне лучше знать. Но я теряю контроль над своим телом, когда я с тобой, рядом с тобой, потому что ты заставляешь меня чувствовать себя изумительно. Если лежать голыми вместе это, то насколько комфортно ты себя будешь чувствовать, значит на этом мы и остановимся. Я здесь не для секса. Я надеюсь, ты знаешь об этом. Я хочу, чтобы ты была полностью готова, и если я тот парень, с которым ты хочешь потерять свою девственность, я буду ждать, когда ты почувствуешь что время пришло.

Я протянула руки и крепко обняла его, я была рада, что он считал меня девственницей, потому, что я ей была.

— Спасибо, — прошептала я ему на ушко. — Спасибо за то, что понимаешь меня.

Он обнял меня, одной рукой поглаживая мои длинные каштановые волосы, в то время как другой рукой он крепко обхватил меня за талию.

— Я бы умер ради того, чтобы сказать тебе кое-что, но я не хотел тебя напугать, — прошептал он, немного отстраняясь, чтобы посмотреть мне в глаза. — Но я больше не могу держать это в себе. Изабель, я по уши… влюблен в тебя.

Должно быть, я выглядела так же потрясенно, как себя чувствовала. Это было неожиданное признание. Я всегда думала, что если он и скажет это, то это случится намного позже, если вообще случится. Я не думала, что он скажет это лично. Он редко произносил что-то подобное вслух, так как проще было написать это на бумаге.

Что я могла теперь сказать? Я этого не ожидала, так что не придумала ответ. Чтобы точно не потерять его внимание, я медленно открыла рот. Если я буду медлить очень долго, возможно, я пойму, как ему ответить.

— Я никогда не была влюблена прежде, — наконец призналась я, глядя ему прямо в глаза. — Но я знаю, что умру, если с тобой что-нибудь случится. Я знаю, что я не могу спать по ночам, потому что хочу быть с тобой. Я знаю, что когда я вижу тебя по утрам, это украшает мой день. Если это похоже на любовь значит, я тоже в тебя влюблена.

Он улыбнулся широкой искренней улыбкой, которая заставила мое сердце замереть. Он отодвинулся от меня и потянулся за своей одеждой.

— Могу я тебя кое о чем спросить? — выпалила я, желая его немного остановить.

Он посмотрел на меня.

— Конечно. Что такое?

Я посмотрела на него.

— Когда мы одни, — сказала я. — Могу я держать тебя за руку? Я думаю, что так я буду чувствовать себя… ближе к тебе.

Он пристально на меня посмотрел, а потом усмехнулся, и потянулся ко мне, чтобы поцеловать в лоб.

— Конечно, ты можешь, — сказал он. — Ты моя, Изабель.

Глава 8

Ветра перемен

 

Плавательный сезон начался и закончился, а вместе с ним и второй год моего обучения. Последние несколько недель занятий в школе в середине июня я согласовывала детали моей поездки в Европу с французским клубом. Так волнительно было думать об этом.

Европа! Я никогда не была за пределами американского континента и хотела воспользоваться шансом. Это был шанс повидать мир перед тем, как мы вернемся в Чили, куда мы планировали уехать во время третьего года моего обучения, перед событием, которого я уже начинала страшиться.

Мы ехали группой из четырнадцати человек, включая Вики, мою подругу и пловчиху. Сопровождать в поездке нас должна была миссис Дрейк, невероятно толстая и нервная учительница французского языка.

В конце плавательного сезона наши отношения с Томом все еще продолжались и даже окрепли, но сейчас им предстояло пройти испытание летними каникулами. В голове рождались вопросы: как мы будем видеться друг с другом, если в школе сделать это будет невозможно?

Преодолеют ли наши отношения эти трудности? Хватит ли нам фантазии и изворотливости, выкраивать время для наших встреч и не выдать себя при этом? Какое мне использовать оправдание, и под каким предлогом Том сможет уходить из дома и встречаться со мной?

А самое главное, как мы справимся со всем этим, не вызывая подозрений?

К моему удивлению, Том решил проводить как можно больше времени со мной. Незадолго до окончания учебного года я встретилась с ним в одном из заведений города за чашечкой кофе. Для всех мы встречались обсудить вопрос, есть ли у меня будущее в плавании. На самом деле, мы встретились, чтобы решить, как нам быть с нашими отношениями летом и не привлекать внимание.

Встречаться вне школы было практически невозможно, ведь мы никак не могли сойти за пару, состоящую в законной связи. В душе я чувствовала себя двадцатичетырехлетней, но внешне я была девочкой подростком. Том, напротив, с его морщинками вокруг глаз и с легкой сединой на русых волосах и бородке внешне выглядел старше, он никак не мог сойти за двадцатилетнего.

После долгого раздумья Том предложил план.

—Мы можем и дальше встречаться в школе несколько раз в неделю, а потом выезжать куда-нибудь на несколько часов. Так мы сможем спокойно общаться вдали от любопытных глаз. Что скажешь на это?

— Ты думаешь, ни у кого не вызовет подозрений, если мы будем встречаться в кампусе, а потом уезжать куда-то?— спросила я.

— На самом деле, нет,— возразил Том. — Так как я буду преподавать в летней школе, ты сможешь затеряться среди моих студентов и, приходить, скажем, к концу занятий. Тебя примут за студентку, которая слоняется без дела после занятий. Во время летних каникул никто из администрации школы не приезжает в кампус, поэтому для нас это самый безопасный вариант.

— Хорошо, как скажешь,— согласилась я, — Мне просто не хочется делать что-то, что может привлечь к нам внимание. В прошлом месяце ходили нехорошие слухи.

Том насторожился.

— Какие слухи?

— Похоже, кто-то из студентов заметил, как мы не раз уходили вместе из школы — ответила я, — хотя никто не знает о нас с тобой, пустили слух о том, чем мы, по мнению некоторых, занимаемся после школы.

Том выглядел встревоженным, но я быстро успокоила его.

— Не беспокойся, я предусмотрела все и позаботилась о слухах. Я сказала, что встречаюсь с парнем из Лос-Анджелесского университета. Чтобы мои родители не заподозрили ничего, я попросила тебя иногда подвозить меня кое-куда. Я сказала, что ты не откажешь, потому что все время подвозишь студентов. Так что если тебя спросят, я встречаюсь с парнем по имени Дэвид, который учится на факультете бухгалтерского учета в университете Лос Анджелеса. Кроме этого, тебе не о чем беспокоиться.

— Изабель, ну ты даешь, — засмеялся Том. Он замолчал и одарил меня любящей улыбкой. — Это я должен защищать тебя, а не наоборот. Тебе следует быть слабой и беззащитной. А здесь ты лезешь в огонь ради меня.

 

Я распрямила плечи.

— Я, что похожа на того, кто нуждается в защите?— в шутку спросила я. — Это было совсем нетрудно — скрывать нашу связь стало моей второй натурой.

Том засмеялся, затем проводил меня к выходу из кафе. Пришло время для поездки в горы.


 

Мои романтические похождения с Томом, средь бела дня в первой половине лета, добавляли волнений. Хотя у нас было мало времени, всего два или три часа в неделю, Том начал звонить мне домой в те дни, когда мы не виделись. Сначала, я была обеспокоена. Что я скажу родителям, когда он позвонит? Что они подумают?

Когда однажды моя мама ответила на телефонный звонок, я думала, что все пропало. Том, должно быть, попросил позвать меня, так как чуть погодя, она спустилась в зал и дала мне трубку.

— Изабель, это Джон, тебя,— быстро произнесла она.

Я с удивлением посмотрела на нее, но поняла, что звонок ее нисколько не заинтересовал. Обычно, время от времени, мне звонили знакомые ребята, и в этот раз она даже не поняла, что звонит кто-то не из их числа. Я осторожно взяла телефон, встала и закрыла за ней дверь, выдохнув с облегчением.

Спустя несколько недель, родители привыкли к звонкам моего друга «Джона», так ни разу не спросив о нем. Мои родители считали, что мне пока рано встречаться с парнями, но ничего не имели против телефонных звонков.

Он звонил в дни, когда мы не виделись, поэтому так или иначе мы каждый день общались друг с другом. Новая любовь, предстоящая поездка в Европу и ожидание того, что между мной и Томом произойдет что-то большее, сделали для меня это лето волшебным.


 

Расстаться с Томом оказалось труднее, чем я думала раньше. Хотя я уезжала в Европу всего на две недели, казалось, будто я покидаю его навсегда. Мы не расставались с марта, с тех пор как началась наша связь, и со дня нашего первого поцелуя я каждый день с ним разговаривала или, по крайней мере, виделась.

Прошло почти четыре месяца, и он сталь неотъемлемой частью моей жизни. Как я смогу прожить без него две недели? Это стало проблемой, о которой я раньше не задумывалась. Очень большой проблемой.

— Боже, я буду скучать по тебе, — сказал Том во время нашей дневной поездки в горы, за два дня до моего отлета.— Я так привык видеть тебя каждый день, слышать твой голос... Ближайшие две недели, пока ты будешь развлекаться там, в Европе, моя жизнь превратится в скуку. — Он замолчал.— Я уверен, кто-нибудь из мальчишек попытается залезть тебе под юбку, Изабель, поэтому будь осторожна.

Я не смогла сдержать смех.

— С каких это пор я перестала быть осторожной? Я думаю только о тебе, я осторожна даже когда мы вместе. Почему ты думаешь, что я кому-то позволю сблизиться с собой? Я слишком сильно буду скучать по тебе, чтобы обращать внимание на кого-то еще.

— Хорошо сказано. Как раз то, что я хотел услышать, — улыбнулся Том, но тут же посерьезнел. Он обнял меня и продолжил. — Послушай, Изабель, я спокойно отношусь ко многим вещам, но только если это не касается тебя. Ты самое дорогое, что у меня есть, и если с тобой что-то случится, я не вынесу этого. Я хочу, чтобы ты была в безопасности и не хочу, чтобы тобой кто-то воспользовался. Обещай, что будешь осторожна, если выпьешь или пойдешь куда-нибудь на танцы, потому что можешь наткнуться на плохих людей. Хорошо?

Я уткнулась ему в грудь и прислушалась к биению его сердца. Знакомый свежий запах стираной одежды напомнил мне о том дне, когда я стояла так близко к нему, что чувствовала его запах. Тогда мы стояли в полутьме класса, крепко обнявшись и забыв о внешнем мире и его правилах. Сейчас все было иначе, стало более стабильным. Мне не хотелось, чтобы что-то менялось.

Я подняла голову и посмотрела Тому в глаза, замечая его влюбленный взгляд.

— Тебе не стоит беспокоиться, я не сделаю ничего, что могло бы испортить все это. Ты знаешь, я человек ответственный, кроме того, миссис Дрейк напридумывала столько правил. Она заставила подписать нас контракт, по которому мы, в случае нарушения правил, улетаем за свой счет домой раньше времени. С ней мы будем в безопасности. Так что не волнуйся. Я все время буду думать о тебе, и скучать как сумасшедшая.

Том сильнее сжал меня в объятиях.

— Изабель, я всем сердцем люблю тебя. Я буду считать дни до твоего возвращения.

Мое сердце запело от счастья. Я уже стала привыкать к его нежностям, и мне нравилось, когда он становился романтичным.


 

— Чао, мама. Я позвоню, как только мы приземлимся в Брюсселе. Я наклонилась к водительскому окну, быстро поцеловав маму в щеку. Она улыбнулась и послала мне воздушный поцелуй, я помахала вслед уезжающей машине. Затем потащила свой тяжелый чемодан к студенческой парковке, где болтали и ждали посадку остальные студенты.

Я пробралась к Вики, ее длинные волосы были собраны в беспорядочный хвостик, она увидела меня и растянула губы в широкой улыбке, так, что стали видны металлические брекеты на ее зубах.

— Итак, в самолете мы будем сидеть рядом, хорошо? Я уже сказала миссис Дрейк, что мы будем жить в одном номере. Думаю, она уже все устроила.

— Классно! — обрадовалась я. — Знаешь, почему-то ты нравишься миссис Дрейк больше чем я, если бы я ее попросила, она бы тут же отказала.

— Ты видела, кто с нами едет?— Вики наклонилась ближе, с заговорщическим видом улыбнулась.

— РАЙАН.

— Райан?— Не поняла я.

— Да, ты разве не помнишь, я по уши была влюблена в него в прошлом году? Он был юниором в команде пловцов.

— Вики, в прошлом году меня еще не было в команде пловцов. — Напомнила ей я.
Вики щелкнула пальцами. — Точно, а Райан ушел из команды в этом году, получается, вы даже не знакомы?

Я взглянула на него, отмечая приятную, на первый взгляд, внешность.

— Вики, в любом случае, это не мой тип. — Сказала я ей. — Я видела его в школе. Он тусовался с готами, ведь так? — Я снова взглянула на него. Он сидел на скамейке, уставившись в паспорт. — Хотя сейчас он выглядит нормально. Что случилось? Прошел всего лишь месяц, как мы не ходим в школу, а он уже не выглядит как Гот?

— Да, для него это уже пройденный этап,— ответила Вики. — Думаю, это из-за того, что он будет учиться в колледже? Вероятно, посчитал, что нужно избавиться от имиджа бунтаря. Гот или нет, он симпатичный. У него приятное лицо.

— На самом деле, он выглядит старше большинства мальчишек из школы, этого не отнять. — Признала я, наблюдая, как Райан аккуратно кладет свой паспорт в рюкзак и, выпрямившись, оглядывается по сторонам. — У него красивые голубые глаза и красивый нос.— Вики громко расхохоталась. — Да, и имей в виду, он уже не школьник, а выпускник. А это значит, он становится ближе к твоей любимой возрастной категории.

Несколько часов ушло на то, чтобы добраться до аэропорта, пройти таможенный контроль, сесть на самолет и устроиться на своих местах. Когда самолет, наконец, взлетел, я вернулась мыслями к Тому. Несмотря на то, что мне нравилось болтать с Вики, мне нужна была тишина и покой, чтобы я смогла сосредоточиться на мыслях о мужчине, с которым мне хотелось быть вместе больше всего на свете.

Здесь, я поняла, что сейчас сижу в самолете джет-747, летящем на высоте тридцать тысяч метров сначала через США, а потом через широкий Атлантический океан, который разделит меня с Томом на две недели. Это была неприятная мысль, и я расстроилась. Каждый раз, когда мне закладывало уши от высоты, я все больше приходила в отчаянье. Как я проживу две недели, не видя Тома? Что будет делать Том, пока меня не будет рядом?

Я слышала тихие смешки пассажиров вокруг, которые смотрели фильм на основном экране. Хотя лето было в самом разгаре, в самолете было прохладно от кондиционеров. Я сняла с верхней полки тонкое покрывало и накрыла им себя и Вики, и, развалившись в кресле, погрузилась в мысли.

Ее тело согрело меня, но мне уже страстно хотелось другого тепла — тепла знакомого мужского тела. Том согрел бы меня, обнимая своими сильными и накаченными руками.

Рядом со мной шевельнулась Вики и ткнула меня в бок.

— Ей, пойду в хвост самолета, посмотрю можно ли поболтать немного с Райаном. — Проскользнув мимо меня в проход, она подмигнула мне. — Может быть, у меня сложится с ним в поездке.

Я смотрела, как она уходит, и поняла, что с тех пор как впервые поцеловалась с Томом, я полностью отдалась ему и отдалилась от других. Какая-то часть меня удивлялась, почему я так предана мужчине, который спит с другой женщиной. Оттого, что эта женщина была его женой, становилось еще хуже.

Я часами мучилась, думая о них двоих вместе; хотя я никогда не видела ее ни на фотках, ни вживую, я всегда думала о ней. Было ли для Тома тяжело быть с женой и в то же время любить меня. Интересно, как отреагирует Том, если представит меня с парнем? Будет ли ему также больно, как и мне? Может он сможет, наконец, почувствовать то же самое, что чувствую я.

Справедливости ради скажу, что я никогда не делилась этими сомнениями и не проявляла недовольства. Он, похоже, даже не догадывался, что его отношения с женой так сильно беспокоили меня и, что я страдала от этого. Я была очень осторожна, с тем, что писала ему в письмах. Ему итак было трудно, и я не хотела еще больше усугублять его положение.

Было пару моментов, когда во мне вспыхивала ревность и горечь, но я одергивала себя и прятала эти чувства, прежде чем взболтнуть что-то лишнее. К моему удивлению, он понял мои намеки и написал об этом в письме. Когда Вики ушла поболтать с Райаном, я вытащила фотокопию письма и в сотый раз стала перечитывать его.

 

12 Июня, 1993 года

Дорогая Изабель,

Письмо будет не очень длинным, потому что я пишу из дома и это небезопасно. В предыдущем письме я обратил внимание кое на что, что касается меня. Я чувствую, что тебе грустно. Наши отношения меняют тебя и мне не очень хорошо от этого.

Я знаю, что ситуация в которой мы оказались трудна для нас обоих. Тебе может показаться, что переживаешь только ты. Это не совсем так. Я не говорю, что тебе легко, потому что вижу, что это не так.

Но ты должна знать, что я не пытаюсь усидеть на двух стульях. Я жалок. Я хочу быть с тобой все время. Ты должна знать кое-что: моя жена для меня вроде соседки по комнате. Мне неловко в этом признаться, потому что она любит меня так же, как я люблю тебя и это несправедливо по отношению к ней. Но я люблю ее всего лишь как друга. Мы не любим друг друга так, как я люблю тебя.

Для меня очень важно, чтобы ты знала это. Уверен, что мы оба хотим быть вместе на законных основаниях (имею в виду нас в отношениях), потому что наша жизнь станет не такой запутанной.

И если для тебя это слишком, если тебе нехорошо, и тебе трудно справится с этим, нам нужно обсудить это. Изабель, пожалуйста, будь честна со мной и всегда говори о своих чувствах. Мы сможем справиться с этим вместе. Помни, я только твой и больше ничей.

Люблю,

Том.

 

Я аккуратно сложила письмо и положила его в сумку. Он только мой, сказал он, но все же ночами возвращается домой к своей жене. В первый раз я задалась вопросом, что если он придет ко мне, а не к себе домой.

 

 

 

Наш первый день в Брюсселе был волшебным! Город был не такой очаровательный и всемирно известный как Париж, но здесь я впервые прикоснулась к старосветскому шарму Европы и полюбила его.

У нас уже был список правил, которым нужно следовать. Миссис Дрейк разложила их перед тем, как мы покинули аэропорт в Брюсселе, и даже включила их в контракт для студентов и родителей, который мы подписали. Было три пункта, которые были направлены на то, чтобы ограничить наше веселье:

 

1.Мальчики должны находиться в помещениях, предназначенных для мальчиков, девочки в помещениях, предназначенных для девочек (т.е. мальчики с девочками не должны находиться в номерах вместе)

2. Девочки и мальчики могут встречаться только в местах общего пользования, таких как гостиничные вестибюли. К коридорам и лестничным площадкам это не относится.

3. Нельзя покидать гостиницу без сопровождения после семи часов вечера.

В первую же ночь в Брюсселе, мы с Вики нарушили правило номер три. Мы вселились в один номер и большую часть дня провели обустраиваясь в гостинице и, повторно выслушивая правила миссис Дрейк. Когда она закончила, нам с Вики захотелось подкрепиться. Ужин, включенный в путевку, выглядел неаппетитно — мы смогли съесть пресную лапшу, но о том, чтобы съесть ужасную на вкус, отварную белую рыбу не могло быть и речи.

Чуть позже восьми часов, когда мы уже сидели в пижамах на полу, скрестив ноги в номере старинного отеля, Вики спросила:

— Изабель, ты есть не хочешь? Лично я проголодалась.

— Да,— ответила я. — Что, если мы поищем МакДональдс? Должен же он быть где-то поблизости? Думаю, мы говорим достаточно прилично на французском, Ou est le McDonald’s? — Выговорила я с ужасным акцентом.

Вики расхохоталась.

— Хорошо, думаю, мы справимся. Мы что, пойдем в пижамах?

Я осмотрела ее с ног до головы. На ней была сорочка большого размера, кремового цвета с изображением Снуппи, которая смотрелась на ней как футболка. На мне была классическая пижама со штанами в полоску голубого цвета, верхом на пуговицах и что-то вроде белого спортивного лифчика под ним.

— Да, мы выглядим замечательно, — сказала я, — Пойдем, пока не поздно.

Мы вышли на улицу прямо из отеля, в своих пижамах и носках. Нас никто не остановил. Оказавшись на свободе, мы замедлили шаг и стали наслаждаться видами вокруг нас. Мы говорили на, плохо произносимом французском, с людьми на улице, но нам так никто и не помог.

Но зато несколько раз удостоились странных взглядов. После часовой прогулки, мы вернулись в отель все еще голодные, так, как пройдя, как нам показалось, десятки кварталов, мы не нашли МакДональс, но пребывали в восторге от прогулки по городу.


 

 

После недельной поездки по дорогам, за восемь дней до отлета, мы сдружились друг с другом. Когда мы были во Франции, к нам в автобусе присоединилась группа из двадцати восьми студентов государственной средней школы Вашингтона, вокруг стало горячее. Начали возникать романы между учениками школ.

Не добившись взаимности от Райана, Вики отказалась от попыток завязать с ним отношения. У нее появился новый парень, Уилл, богатенький мальчик из Вашингтона, чей отец владел яхтой.

— Райан влюблен кое в кого,— однажды ночью поделилась со мной Вики в нашем номере на Французской Ревьере. — Поэтому он не отвечает мне взаимностью. Ты знаешь, кто ему нравится?

— Ты имеешь в виду ту девочку из Вашингтона? — ответила я. — Ну та, что играет в теннис и свободно говорит по-французски? Как ее зовут… Таня? — Вики закатила глаза.

— Изабель, ты, наверное, витаешь в облаках. Ау! Ты была с нами в поездке по Франции? Ты что, серьезно не знаешь? Райану нравишься ты, Изабель.

Я уставилась на нее в изумлении. Во время поездки Райан всегда проводил время со мной и Вики, но я думала, это из-за того, что мы из одной школы и ему комфортно с нами.

Мне никогда не приходила в голову мысль, что я ему нравлюсь. С момента приезда в город любви, Париж, мои мысли была направлены только в одну сторону, в сторону Тома. Конечно, меня восхищала страна и каждый раз, останавливаясь в больших и малых городах, я много фотографировала, но я не могла дождаться, когда вернусь домой к Тому.

— Ну что, собираешься что-то сказать?— потребовала Вики.

— Я не знаю, что и думать,— сказала я ей. — Надеюсь, ты не расстроена из-за этого — я не давала повода. Я не вешалась на него или что-то в этом роде, пожалуйста, не думай, что я бегала за ним.

— Я не расстроена, мне плевать нравишься ты Райану или нет. — Ответила Вики. — У меня все хорошо с Уиллом. Я знаю, что ты нравишься Райану, потому что он сам мне об этом сказал. Он просто стесняется подойти к тебе. Он не хочет ждать слишком долго, потому что поездка через неделю закончится. Он, скорее всего, тебе что-то скажет на днях. Думаю, он собирается с духом.

— Не знаю, что я скажу,— ответила я. — Ты знаешь мои принципы насчет парней из школы. Я замолчала, затем улыбнулась, язвительно заметив. — Хотя должна признать, Райан весьма симпатичный парень, особенно теперь, когда он перестал быть готом.

Она ответила мне улыбкой, втянув голову в плечи от радости.

— В любом случае, подумай об этом. Он влюблен в тебя. Он — настоящая находка! — Она замолчала, затем подмигнула. — Имей в виду, он уже не учится в средней школе, теперь он студент колледжа, парень постарше, как раз на твой вкус.

После того, как мы пожелали друг другу доброй ночи и улеглись спать, я подумала о том, что сказала мне Вики. Я подумала о Райане, и как бы я отреагировала, если бы ответила на его чувства. Может, на этот раз мне просто стоит позволить себе плыть по течению.

С тех пор как я начала встречаться с Томом, я отказалась от всех парней и задавалась вопросом, не изменяю ли я себе. Я зашла с Томом так далеко, как ни с кем другим и у меня уже есть опыт. Он завоевал мое доверие и я люблю его, но, может быть, мне стоит узнать каково это будет с другим парнем, до того как я вернусь домой.

Эти предательские мысли начали одолевать меня. Я была предана ему, с тех пор, как мы были вместе, но, тем не менее, он спал с другой женщиной. Он каждый день возвращался домой к ней. У него была и жена, и я, и его, кажется, это устраивало.

Он сказал, что любит меня по-настоящему, не так как свою жену и, что он хочет быть со мной, но правда ли это? Можно ли ему верить? Даже если поверить, даже если это — правда, он все равно возвращается к ней, когда уходит от меня. Представлять, как Том лежит в кровати, нежно обнимая свою жену, было выше моих сил.

Может, настало время поменяться местами и дать Тому почувствовать то, что чувствую я: злость на обстоятельства и растущую ревностью к его жене. Может, настало время оглядеться и посмотреть, что мне могут предложить остальные мужчины. Я решила позволить себе плыть по течению. Если это течение прибьет меня ненадолго к Райну, пусть будет так.


 

 

 

На следующий день, как сказала Вики, Райан признался мне в своих чувствах, и я отдалась на волю случаю, как и обещала себе. Мы начали проводить много времени вдвоем, держались за руки во время посещений исторических мест, таких как Ватерлоо, и обедали вместе.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.