Помощничек
Главная | Обратная связь

...

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Эпоха Великого Ремонта



Николка видел уже десятый утренний сон, когда раздался дикий грохот на кухне.

-Да тихо вы! – Раздался голос Тихона – Призраки, а шума от вас больше чем от живых! Не будите Кольку, он вчера поздно лег. Разбудите, получите.

-Какого… - Сонно пробормотал Николка, смотря на будильник – Кому в такое время дома не сидится?! – Одевшись в оставленные соседкой вещи, потягиваясь и зевая он выглянул на кухню – Вы чего в такую рань тут делаете?

Компания подобралась пестрая, все на месте, как и собирались банники, только ворожки с Томкой не хватало. Не получив ответа, он заглянул в другую комнату.

Ворожка колдовала над Томой. Когда призрак превратился в вполне материального человека, ворожка дала ей знакомое зелье

-Пей.

-Не хочу, мне больно будет.

-Заслужила. Ну!

Томка выпила около половины кружки, и вдруг начала задыхаться, с волос начала течь ручьем вода, платье вымокло, в глазах появился страх. Все прекратилось так же внезапно как и началось.

Она плакала, ругалась, выжимала волосы, но вроде как была рада. Внезапно, она схватилась за низ живота:

-Больно!

-Тихо, спокойно, не нервничай. – Ворожка положила на больное место ладонь – Все хорошо, это оживает твой ребенок. Все, иди, зови Никитичну.

Едва оказавшись на кухне, Тома покосилась на Николку:

-Сказать не мог?

-Тебе скажешь. – Он благоразумно держался от нее на расстоянии

Вошла заспанная Лада:

-Чего шумим?

-Привыкай рано вставать, дорогая моя, хозяйство ждать не будет. – Философски изрек Тихон – И так, начинать, думаю, будем сегодня же. Комнат в доме полно: пять внизу, три наверху, а еще плюс людская, гостиная, столовая и кухня, и вдобавок баня. Итого можно начать с комнат наверху, зимой там холодно, камин нужно еще положить, а они нам еще пригодятся.

-Резюмируй. – Попросила Тома

-А ты ключи найди сначала, потом резюмирую. – Потребовал Тихон - Так, о чем я? А, так вот, начинаем с кухни, бани и комнаты внизу. Казимирыч, Тимофеевич и его внучата, оценят объем работы, Никитична с Томкой пока будут готовить в печке, а мы с Колей, Ладой и Любашей займемся комнатой, потому как спать хочется, а в комнатке наверху вы вчетвером не поместитесь.

-И какой из этого следует вывод? – Спросил Казимирыч – Что нужно?

-Инструменты, древесина, совки, метла, ведра, тряпки, и рук побольше. – Ответил вместо Тихона Николка, устраиваясь на подоконнике – Я один не знаю, сколько провожусь.

-Будут. – Заверила Любаша – Васька редко приезжает, а инструменты валяются. Сейчас. – Она исчезла а через пять минут вернулась с коробкой инструментов – Вот. Древесину я вам тоже обеспечу. Тут в дести минутах заброшенный дом, старики умерли, молодежь разъехалась, короче, дом ничейный, зато деревьев во дворе за двадцать лет выросло, тьма тьмущая. Чем не древесина?

-Доски-то я сделаю, - Задумчиво заметил Николка – Ну нужно знать размер.

-Делай как выйдет, если что обрежем. – Ответил Тихон – Любаша, собирай всех, Великий Ремонт объявляю начавшимся.

Так и началась эпоха Великого Ремонта.

Решено было засветло повалить пару деревьев в заброшенном дворе, и Коля, Тихон и Любаша отправились туда, а Лада, Тома и Никитична отправились домой. Не успели они подойти, как перед ними появилась толпа домовиков всех возрастов. Они объяснили, что Тихон прислал их помочь им. Их как почетных гостей провели в дом.

Календарь Великого Ремонта.

*О большинстве событий следующих дней стоит рассказывать только чтобы держать читателей в курсе дел, кому подробности не интересны, могут их спокойно пропустить, остальных же прошу набраться терпения, описания хоть и не большие, но их много (Ищите календарь в приложении )

Январь.

День девятнадцатый.

*А вот о вечере этого дня и нескольких последующих днях стоит рассказать подробней.

В этот вечер из-за крещенских морозов никто выходить на улицу не собирался. Никитична мыла посуду после ужина, так как по составленному списку дежурства по кухне была ее очередь. За время своего интересного положения Тома капризами порядком истрепала всем нервы, и ее, чтоб пореже видеть, отправили спать наверх.

Сидя за чаем, Коля, Лада и Тихон обсуждали планы на завтра:

-Я буду чистить дорожки, вроде вот чистил, а опять намело. – Сказал Коля, добавляя в чай сахара.

Ожоги у него давно прошли, но в некоторых местах остались рубцы, из-за которых Коля почти не выходил за ворота, и сильно замкнулся, поэтому ни с кем кроме Лады, Томки, Никитичны, соседки и помощников банщиков-домовиков не общался

-Я, пожалуй, поработаю, давно что-то за перевод не садилась, а люди ждут. – Зевнула Лада

Вдруг, на лестнице показалась Тома, бледная как смерть, что в свете черных волос было еще заметней. На платье красовалось огромное сырое пятно:

-Лад, а ведь правда больно… - Срывающимся от страха голосом заметила Тома, держась за низ живота

-Томка, спускайся. – Лада встала

-Не могу, страшно. – Расплакалась Тома

-Начинается. – Коля рывком встал и в два шага оказался на лестнице, помогая Томе спускаться – Ну-ка не реви. – Он усадил ее на стул – Что делать будем?

-Наверху есть старая хозяйкина кровать, она огромная, давайте туда пойдем? – Предложила Никитична

-Да вы что, Аглая Никитична?! – Удивился Коля

Тома снова расплакалась:

-Не хочу наверх, там холодно.

-Да уж… - Лада пропустила капризы Томы мимо ушей – Слушайте, а как раньше-то, рожали же как-то?

-Да в бане или в соломе, как придется. – Ответил Коля не вдаваясь в суть вопроса

-Стойте, идея. Коля, чисть дорожку, буди Казимирыча, готовьте баню. – Вскакивая распорядилась Лада – Томка, не реви. Тихон, неси новую рубашку, Никитична топите печь, в доме должно быть тепло, так, и еще люльку надо принести из кладовки. Я мигом. – Вернулась она толкая перед собой смастеренную Колей люльку – Ну, начинаем «операцию «Ы»».

-Начинаем. – Колька натягивал тулуп и валенки – А почему «Ы»?

-А что б никто не догадался. – Ответила Лада и оба рассмеялись

-Ну что «Ха-ха»? – Заныла Тома – Обо мне вы не подумали?! Мне не до смеха!

-Я пошел. – Коля прихватил лопату и скрылся на улице, скрипнув дверью

-Вот, Ладочка. – Появился Тихон с рубашкой

-Спасибо Тиш. – Тихон исчез – Тома, сама переоденешься или помочь?

-Сама. – Пробурчала Тома, снимая платье

Коля тем временем усиленно расчищал дорожку к бане, и одними своими шагами разбудил Казимирыча:

-Что случилось, ночь на дворе?

-У Томки схватки начались, решили в бане принимать, холодно дома. Топим?

-А что остается? – Казимирыч кряхтя, кидал в печку дрова – Ну, поджигай. – Он протянул Коле коробку со спичками

Пламя зажженной спички отразилось в глазах Коли. В голове понеслись картинки и тут он вспомнил последнее слово которое слышал на пожаре: «Поджигай». Он кинул спичку в печь, и закрывая заслонку подумал «Значит, поджог. Но кому и зачем это понадобилось? »

Где-то через час баня достаточно прогрелась и Лада с Томой, закутанные в фуфайки, платки и натянутыми на босу ногу валенками, вышли из дома и медленно двинулись в сторону бани. Тома ныла и рыдала, все время повторяя «Я не хочу!»

-Хочешь или нет, тебя не спрашивают. – Рассердилась Лада, закрывая дверь в баню – Раздевайся и пойдем.

-Рубашку снимать? – Тома стягивала ватник

-Оставь пока. – Лада повесила ватники на крючок и помогла Томке снять валенки, потом разулась сама – Пошли, не стой.

Девушки вошли в парную. На полке уже была расстелена простынь, лежало полотенце, стоял тазик с холодной водой. Лада помогла Томке лечь:

-Вот так, ничего, к утру будешь мамой, не волнуйся, чего так разошлась? – Она держала ее за руку, а второй рукой гладила ей живот

-Мне страшно Лад. – Честно ответила Тома

-Вот странная, - Повела плечом Лада – А топиться было не страшно?

-Там хоть знаешь, что тебя ждет. – Подумав произнесла Тома, сжимая на схватке руку Ладе

-А тут прямо неизвестность. Родишь, что ж еще-то?– Она приложила ухо к животу Томы – Возится. Я тут подслушала, они уже спорят кто будет. Казимирыч на мальчика ставит, Тимофеевич на девочку, мы от участия в этом дурдоме отказались

-Ну и правильно. Ай… - Тома поморщилась – Что ж ты так пихаешься?!

Середина ночи. Соседей будят крики и стоны. Они просят участкового Кузнецова пойти узнать, что там происходит. Выбираться из теплой постельки ему не хотелось, особенно в такой мороз, но служба есть служба.

Собравшись, он пошел по хорошо освещенной фонарями улице к дому Лады. Она как раз вышла с тазом из бани за новой водой.

-Здравия желаю, младший лейтенант Кузнецов, ваш участковый, предъявите документы.

-А она их в баню с собой не носит. – Ехидно отозвался расчищающий снег Колька

-А тебя я не спрашиваю парень, чистил снег, вот и чисть. – Осадил участковый – Гражданочка, документики.

-Сейчас принесу, они в доме. – Лада поставила таз на снег – Коль, налей воды и поставь в предбанник

-А, это чудо в перьях, я извиняюсь, кто?

-Да Колька, брат мой. Идемте в дом, все вам принесу. – Она провела Кузнецова в дом – Это бабулина подруга, Аглая Никитична, она вообще, к бабушке сюда приехала, не знала, что бабуля в городе давно. – Представила Лада, доставая из сумки паспорт – Вот, смотрите. – Она протянула Кузнецову документы

-Так, Севастьянова Лада Владимировна, 1992 года рождения? Очень приятно, Кузнецов Сергей Викторович.

-Взаимно, так по какому вы вопросу?

-Соседи жалуются, крики у вас. Что шумим?

-Что? Ну пойдемте, покажу. – Она запахнулась в ватник, и положив на стол паспорт, открыла дверь – Нам к бане.

Едва подойдя к бане, Кузнецов услышал обещанные крики:

-И что это?

-Да подруга. – Нервно отозвалась Лада - Приехала, называется, в гости на праздники, я ее давно приглашала пожить в деревне, в ее положении свежий воздух полезен, приехала, на девятом месяце, кстати говоря, вот результат.

-А в больницу подругу отправить не пробовали?

-У нас тут только фельдшер, акушерка на пенсию вышла, до города не дозвониться.

-Это еще почему?

-Вчера метелью провода оборвало, мастер объявится не раньше числа двадцать пятого, пьет уже третий день, зараза, извините, такая, а Колька не сможет, да и не захочет. Даже если и захочет, не пущу.

-А по мобильнику?

-Из-за тех же проводов, извините за грубое выражение, но связи нет ни черта, не дозвонишься. Вы извините, я пойду. – Она вошла в баню, закрыв за собой дверь на крючок

-Чего это она? – Кузнецов пошел к калитке, когда увидел спешащего к бане Колю – Стой, чудо в перьях, как уж там тебя… А да, Коля, поди сюда.

-Что? – Коля остановился

-Почему сестра ушла?

-Потому что вы ей надоели. – Коля собирался идти

-Стоять, что с лицом?

-Кипятком обварился. – Соврал Коля

-Как?

-Да очень просто. На дворе зима, баню каждый раз не будешь, а мыться надо, греем воду. Я пока воду нес, поскользнулся и кастрюлю на себя опрокинул. Свободен?

-Гуляй.

Коля подошел к двери и постучал. Голос из бани:

-Кто?

-Чеширский кот. – Усмехнувшись ответил Коля. Дверь открылась и он проскользнув внутрь и снова ее закрыл

Стук в дверь. Казимирыч сердито:

-Твою ж, кхм, не при детях, дивизию. Кого еще принесло?

-Сумасшедший шляпник.

-Ну да, а я тогда ореховая соня. – Загоготал Казимирыч – Чего тебе, Шляпник?

-Внутрь хочу.

-Обойдешься. Говори пароль, тогда пущу.

-Да пошел ты. – Послал «Шляпник»

-Сам напросился. Коля, открывай. – Коля открыл, и Казимирыч состроил Кузнецову рожицу.

Участковый чуть благим матом не заорал при виде синего маленького старичка с веником, бородой и в набедренной повязке:

-Мама! Что ж это за такое?!

-Коля, закрывай. – Велел Казимирыч. Дверь захлопнулась.

-А вам чего? – Появился их дворовой

-Да, я это самое… мама! – Участковый со всех ног помчался к калитке

-А вы куда, на чай не останетесь? – из окна появился Тихон

Бедный участковый подумал что спятил, после он такого он точно будет обходить этот двор за километр, бани, впрочем, тоже.

Лада не знала что и делать, да, она пару раз видела как бабушка-повитуха принимала роды, но это было давно. Тома, впрочем, справлялась и сама:

-Главное зубы заговаривай. – Просила Тома

С этой должностью Лада справлялась и подругу как могла, поддерживала. Часы шли, светало, баня стыла. Усердный Казимирыч топил дальше, добавлял пару, и следил, что бы тот участковый и близко к бане не приходил. После того что тот видел он не то что к этой, вообще к баням не подойдет.

Было около полудня, когда Лада отчалилась. Роды слишком затянулись, Томка кричала все громче, а шансов на благополучный исход все меньше. Даже Казимирыч занервничал:

-А я видел, как-то когда был у соседа, как бабка твоя у Маруськи в бане Ваську принимала, она его выталкивала…

-Нельзя, я не знаю, в каком положении ребенок, он может и задом вниз лежать, и на боку. Так, Томка, соберись. – Скомандовала Лада, и вдруг крикнула – Казимирыч, головка показалась! Томка, молодец, продолжай в том же духе.

Минут через пять Лада клала Томке на грудь ребенка:

-Томка, молодец, поздравляю. Девочка.

Девочка молчала – молчала, да как закричит на всю баню:

-Уа-а-а-а-а!!!!!!!

Девушки и Казимирыч расхохотались:

-Певицей будет. – Пошутила Лада, беря малышку и заворачивая в полотенце

-Да уж, точно. – Рассмеялась Тома - Казимирыч, зови Кольку.

День двадцатый.

Утро в квартире участкового:

Уж неизвестно где, но незабвенный участковый Кузнецов, умудрился посреди ночи приложиться к бутылке. Проснулся он, как водится, с дикого похмелья, и теперь все события предыдущей ночи казались ему пьяным бредом.

-Конечно, ни у какой гражданки Севастьяновой Л.В девяносто второго года рождения я не был, никого не видел, ничего не слышал. Вот так-то. – Телефонный звонок – Алло?

-Кузнецов, ты вчера какого рожна к Севастьяновой посреди ночи поперся? – Проорал в трубку капитан Федосеев

-Вызов от соседей был, шумят, кричат… - Сонно пробормотал Кузнецов

-Кретин, это у Степановых опять драка была.

-Так ведь и там кричали! – Попытался оправдаться Кузнецов

-Дважды кретин, сразу видно что не женат. Сегодня все соседи празднуют, у нее подруга дочку родила.

-И что?

-Офонарел?!

-Товарищ капитан,…

-Слышать ничего не хочу, Кузнецов, ты идиот, каких мало.

-Но у них там какой-то старик в бане с веником!

-Мало ли, может дед приехал в гости.

-Но он маленький и синий…

-Кузнецов, *** твою…!!!!!! – То что далее выслушал в свой адрес Кузнецов никакой цензуре не подлежало, если очень пристойно, то его обозвали последними словами и послали к чертовой бабушке

-Но еще и во дворе, тоже маленький в беретке, с веником…

-Кузнецов, что б тебя, ты где так нажрался, что тебе старички в беретах мерещатся?! – Орал капитан Федосеев, в то время как все отделение каталось по полу от смеха

-А еще там был третий, он меня на чай звал…

-Допился ты Кузнецов, тебя уже глюки на чай зовут! – Крикнул кто-то в отделении

-Значит так, Кузнецов, по тебе психушка плачет, куда я тебя собственно и отправлю. Проспись, прежде чем на работу идти! – Федосеев положил трубку

Кузнецов почесал затылок и решил – надо писать в газету. Местная мистическая газета «Призрачный вестник» была как раз подходящий вариант. Он взял бумагу и ручку и начал писать.

Примерно через час почтальон принес Аркадий Григоричу, редактору «Вестника» такое письмо:

«Уважаемый редактор!

Пишет Вам участковый района такого-то в городе N. Хочу рассказать историю произошедшую со мной на днях.

Это было в ночь на двадцатое число. Меня разбудил звонок одного из местных жителей, утверждавшего, что крики в доме соседей мешают спать. Пришлось посреди ночи идти на другой конец села, но служба есть служба.

Крики доносились из бани, где по утверждениям хозяйке дома Севастьяновой Л.В., рожала ее подруга. На вопрос почему та не вызовет «скорую», ответила, что провода оборвало ветром, а мобильный телефон там не ловит. Так что пользуясь случаем обращаюсь к Степанычу: хватит пить, придурок, из-за тебя вся деревня без связи сидит.

Так вот, гражданка Севастьянова Л.В., от дальнейших комментариев отказалась, и, по уверению ее брата, это потому, что я ее достал. Сам брат, подойдя к бане, назвался очень странной кличкой «Чеширский кот», после чего был незамедлительно пропущен, может там у них банда прячется?

Решив назваться «Шляпником», я постучался. После краткого диалога некто потребовал назвать пароль, на свою беду я его послал, понял я это, когда дверь по приказу распахнулась и передо мной предстал синий карлик в набедренной повязке и показал мне язык, после чего дверь захлопнулась прямо перед моим носом.

Отпрянув назад, я натолкнулся на другого карлика, в дворницкой беретке, который спросил, что мне надо, не сказать, что я был напуган, нет, но я удивился, и это как минимум, вдруг, из дома показался третий некто с бородой и в рубахе.

Будучи капитально ошарашенным, я на негнущихся ногах поплелся домой. Проснувшись утром и будучи посланным начальством к такой-то матери, пишу я это письмо, с просьбой разобраться, что к чему.

Засим и остаюсь Вашим участковый С.В. Кузнецов»

Редактор катался по столу от смеха, все это письмо в общих чертах выглядело так «Гаишники храбро догоняли мчащегося на скорости 200 км/ч, из окна которого отстреливался престарелый водитель, вдруг у автомобиля выросли крылья и гаишники его не догнали». Вот вам и «призрачный вестник».

Редактора подмывало отправить в ответ что-то в духе «Это нужно отправлять в рубрику «однажды с пьяной лавочки»», но надо держать марку и письмо опубликовали.

День двадцать первый

Весть быстро разнеслась по всей деревне и теперь все, собравшись в стайки обсуждали «загадочное происшествие», мнение общества сводилось к версии редактора, что такое иначе как спьяну не привидится.

Лада шла по деревне как по подиуму – вслед все оборачивались и шептались. Все эти разговоры Лада послала туда же, куда Кузнецова его шеф. Впрочем, ей было наплевать на слухи, курсирующие о ней по деревне, так как большинство из них было чистейшей правдой, ну, пожалуй кроме ведьмы, но этим ее уже не удивишь.

Дома они все вместе читали газету, им это происшествие смешным не казалось, и Колька решил разыграть Кузнецова вместе с журналистами что называется «по полной программе»

Журналисты оказались очень расторопными, и уже на следующий день приехали к Кузнецову. Далее с их слов:

День двадцать второй

 

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.