Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Признаки нормы права. Классификация юридических норм. Правовое предписание



Правовая норма — это исходный элемент, своего рода «кирпичик», из которых построено все право. Объективное право и правовая норма соотносятся как целое и его часть, а точнее — как система и ее элемент. При этом, разумеется, нельзя ставить знак равенства между свойствами права в целом и свойствами ее элемента — правовой нормы (так же как, например, свойства и качества дома не могут быть сведены к качествам и свойствам элементов, из которых он состоит).

Свойства (качества, признаки) правовой нормы определяются двумя началами:

а) принадлежностью правовых норм к нормам социальным;

б) юридической природой норм права.

Принадлежность к социальным нормам обусловливает следующие качества юридической нормы:

1. Она есть правило поведения людей в обществе.

2. Обладает качеством нормативности — является типовым масштабом (эталоном, образцом) поведения:

а) круг адресатов определен типовыми признаками (возраст, вменяемость и т. п.);

б) рассчитана на неограниченное число однотипных случаев;

в) вступает в действие периодически (всякий раз, когда возникает ситуация, предусмотренная в гипотезе).

Юридическая природа правовых норм определяет их следующие специфические признаки:

1. Норма права непосредственно исходит от государства или санкционируется им.

2. Представляет собой государственно-властное веление.

3. Охраняется силой государства, возможностью реализации на основе государственного принуждения.

4. Норма права — общеобязательное правило поведения (она обязательна для всех тех лиц, которые являются ее адресатами независимо от их общественного положения, субъективного отношения к юридическим предписаниям и т. п.).

5. Норма права обладает качеством формальной определенности:

а) с точки зрения внутренней организации (внутренней формы) она должна быть точным, конкретным предписанием;

б) в плане внешней формы она должна содержаться в официальных источниках (формах) права (в нормативно-правовых актах и др.).

6. Действует как интеллектуально-волевой регулятор поведения. Здесь имеется два аспекта. Первый связан с самим механизмом действия правовых норм: правовые нормы могут регулировать поведение людей, только будучи осознаны ими (интеллектуальный момент) и через воздействие на их волю своим властным содержанием (волевой момент). Другой аспект волевого характера правовой нормы состоит в том, что она, как и право в целом, выражает государственную волю.

7. Нормы права, которые непосредственно регулируют поведение (а таких норм большинство), имеют предоставительно-обязывающий характер, то есть действуют через предоставление субъектам права юридических прав и возложение на них юридических обязанностей.

Правовые нормы делятся на виды по различным основаниям.

Первая и наиболее очевидная классификация — в зависимости от принадлежности правовой нормы к той или иной отрасли права: гражданско-правовые нормы, административно-правовые нормы, нормы трудового права и т. д.

В зависимости от функций права юридические нормы можно поделить на регулятивные и охранительные. Регулятивные нормы обеспечивают позитивное регулирование поведения, а охранительные — их защиту в случае нарушения.

По характеру изложения в нормативно-правовом акте они делятся на управомочиваюшие, обязывающие и запрещающие. Это деление достаточно условно, ибо любая правовая норма, непосредственно регулирующая поведение, имеет предоставительно-обязывающий характер.

В системе права можно выделить группу специальных (специализированных) норм, которые сами непосредственно не регулируют поведение, но помогают в этом другим нормам через системные связи права. К таким нормам относятся:

а) общие нормы (например, устанавливающие общие условия исполнения обязательств, нормы о правосубъектности);

б) дефинитивные (нормы-дефиниции), формулирующие законодательные определения понятий (понятие преступления, понятие юридического лица и др.);

в) декларативные (нормы-принципы);

г) оперативные, которые отменяют нормы права, распространяют их действие на новые сферы, продлевают их действие и т.д.;

д) коллизионные, которые призваны решать «коллизии» между нормами права, их столкновения, то есть регулировать выбор между нормами.

По сфере действия юридические нормы подразделяются на общие и местные.

По времени действия — на общие (установленные на неопределенный срок) и временные (действующие лишь на определенном отрезке времени).

По степени свободы воли адресатов — на императивные и диспозитивные. Первые содержат категорические предписания, которые не оставляют места усмотрению сторон. Вторые действуют постольку, поскольку иное не установлено соглашением сторон.

По юридической силе — на нормы закона и нормы подзаконных актов.

Строение нормы права

Вопрос о структуре юридической нормы — это вопрос о ее строении. «Структура» — это категория системного подхода и под ней понимаются целесообразные связи между элементами в системе. Однако наряду со структурой в любой системе имеется и другая сторона — состав, то есть совокупность необходимых и достаточных элементов (которые структура как раз и связывает). Поэтому для того, чтобы раскрыть строение какого-либо целостного объекта (системы), следует говорить как о структуре (способе связи элементов в объекте), так и о составе — самих элементах. Хотя традиционно в юридической литературе вопрос о строении нормы права ставится именно как вопрос об ее «структуре».

Юридическая норма, будучи исходной единицей (элементом) системы права, в свою очередь также представляет собой систему (мини-систему), в которой могут быть найдены свои элементы и свои связи между элементами.

Сразу надо заметить, что проблематика строения нормы права относится, по существу, лишь к тем нормам, которые непосредственно регулируют поведение, то есть к предоставительно-обязывающим нормам. В литературе этот момент практически не учитывается. А ведь в системе права есть и другие виды норм. Например, нормы-дефиниции, нормы-принципы и др.

По давней традиции в норме права выделяют три элемента, которые носят названия «гипотезы», «диспозиции» и «санкции». Гипотезой называют ту часть нормы, которая указывает на условия вступления нормы в действие (дает описание юридических фактов). Диспозиция — это «та часть нормы, которая указывает на содержание самого правила поведения, то есть на юридические права и обязанности, возникающие у субъектов» (С. С. Алексеев). Санкция — та часть нормы, которая указывает на меры правового принуждения, следующие за нарушение диспозиции, и словесная схема такого подхода выглядит следующим образом: «если…, то…, а в противном случае…».

Право на существование имеют и другие подходы к строению юридической нормы. Ведь для того, чтобы возникло (изменилось, прекратилось) правоотношение, достаточно двух элементов:

а) указания на определенные юридически значимые обстоятельства;

б) указания на те правовые последствия, которые эти обстоятельства вызывают.

Поэтому если задача анализа текста нормативно-правового акта ограничивается выяснением правовых последствий, которые вызывают те или иные юридические факты, то достаточно двухэлементной конструкции правовой нормы по схеме: «если…, то…».

С другой стороны, если внимательно рассмотреть трехзвенную конструкцию нормы, то можно заметить, что в ней отсутствует еще один элемент, а именно — указание на условия действия санкции. Ведь правоотношения возникают как на основе диспозиции (позитивные, регулятивные правоотношения), так и на основе санкции (охранительные, защитные правоотношения). А для того, чтобы правоотношение возникло, необходимо минимум, как уже было замечено, два элемента. Поэтому юридически целостная правовая норма состоит не из трех, а из четырех элементов, а точнее — из двух двухэлементных нормативно-правовых предписаний по схеме: «если…, то…, а если…, то…». Первое предписание в этой схеме имеет регулятивный (позитивный) характер, а второе — охранительный (защитный, обеспечивающий). Поэтому, если требуется проследить логико-юридические связи на уровне нормы, то есть найти не только регулятивную норму, но и обеспечивающее ее юридическое предписание, то следует использовать конструкцию взаимосвязи двух двухэлементных норм.

Здесь идет речь не о том, что двух-, трех-, четырехэлементные конструкции противопоставляются друг другу и правильной является какая-то одна. Право на существование имеют все подходы к строению юридической нормы, и их нужно рассматривать как «набор» моделей, своего рода инструментов для анализа текста нормативно-правового акта, каждый из которых призван решать свои, только ему присущие задачи этого анализа.

Следует обратить внимание еще на один момент, который вызывает обширные дискуссии при реализации общетеоретических конструкций правовой нормы в отраслевых юридических науках. Например, в теории уголовного права. Этот момент связан с терминологическим обозначением элементов правовой нормы и, естественно, с их смысловым содержанием. Дело в том, что термины «гипотеза», «диспозиция» и «санкция» не пригодны для наименования частей двухэлементной нормы, ибо рассчитаны на логику взаимосвязей элементов трехзвенной конструкции. И если еще термин «гипотеза» имеет относительно устойчивое смысловое содержание и может быть использован в обозначении того элемента двухэлементной нормы, который указывает на условия ее действия, то понятийное содержание «диспозиции» и «санкции» складывается из ряда смысловых фрагментов. Так, диспозиция — это:

а) «второй» (после гипотезы) элемент;

б) элемент, указывающий на позитивные правовые последствия, на позитивные права и обязанности («само правило поведения»);

в) элемент, нуждающийся в обеспечении санкцией.

А санкция — это:

а) «третий» элемент правовой нормы;

б) элемент, содержанием которого являются негативные правовые последствия, меры государственного принуждения;

в) элемент, направленный на обеспечение нормального действия диспозиции;

г) вступающий в действие в случае ее нарушения.

Таким образом, части трехэлементной нормативной конструкции «завязаны» друг на друга, и смысловое содержание каждого из элементов невозможно установить, понять вне связи и соотношения с другими элементами. Как раз поэтому безосновательно рассматривать, например, части двухэлементной уголовно-правовой нормы-запрета как «гипотезу и диспозицию» или как «гипотезу и санкцию». Так, если указание на меру ответственности считать диспозицией, то почему она имеет негативный характер и где санкция, которая должна обеспечивать реализацию этой диспозиций? Если же это санкция, то почему сразу после гипотезы должна вступать в действие санкция при отсутствии как самой диспозиции, так и ее нарушения? Еще менее обоснованно считать элементы нормы-запрета диспозицией и санкцией, поскольку гипотеза является обязательным компонентом правовой нормы.

Поэтому в двухэлементной конструкции юридической нормы следует искать не гипотезу, диспозицию или санкцию, а элемент, указывающий на определенные юридически значимые обстоятельства, и элемент, указывающий на те правовые последствия, которые данные обстоятельства влекут.

Самое интересное то, что ввиду отсутствия в трехзвенной конструкции элемента, указывающего на условие действия санкции, он соответственно не обозначен никаким термином. В самостоятельных же охранительных нормах, изложенных, например, в статьях Уголовного кодекса, этот элемент воспроизведен (условие действия уголовно-правовой санкции). Отсюда можно сделать вывод, что ни одно из обозначений элементов трехзвенной конструкции правовой нормы для него просто не подходит. Требуется или просто говорить об условиях действия санкции или вводить какой-то новый термин.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.