Помощничек
Главная | Обратная связь

...

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Я не видела его после бури



 

Потом она подождала, но Майкл не ответил. Она отправила еще несколько сообщений с вопросами о Крисе, все из которых остались без ответа.

Перед ней на стол мама поставила чашку кофе.

— Кому пишешь?

— Одному парню.

— Одному парню? — Мама заинтересовалась. — Хочешь рассказать мне об этом «одном парне»?

— Не особо.

Может, она смогла бы позаимствовать мамину машину после того, как та приляжет днем поспать.

Мама начала накладывать в тарелку бекон, потом сложила блины на большое плоское блюдо. Бекка не удивилась, найдя на своих улыбочки, выложенные пищевыми красителями. Она не знала, кто съест всю эту еду.

В дверь кто-то постучал.

У Бекки сердце подскочило к горлу. Крис? Хантер?

Мама нахмурилась и поставила миску в раковину.

— Кто может стучаться в дверь в семь тридцать в субботу?

Бекка отодвинула свой стул и практически побежала по коридору в фойе.

— Сбавь темп, — сказала ей мама. — Ты кого-то ждешь?

Бекка проигнорировала ее и распахнула дверь.

А потом она замерла как вкопанная.

— Майкл.

Его джинсы и ботинки были запачканы и заляпаны грязью с несколькими пятнами потемнее, которые выглядели как засохшая кровь. Похоже, за правое предплечье его укусило что-то большое и не хотело отпускать. Царапины окружали запястье и тянулись по сухожилиям тыльной стороны ладони. Вокруг одного глаза начинался ужасный порез и шел к линии волос, упираясь в неприятный синяк.

— Что случилось? — прошептала она.

Его взгляд был осторожным, осмотрительным и почти жестоким, и Бекка видела, как он мечется между ней и ее мамой.

— Думаю, это ты должна мне сказать.

— Бекка, — заговорила мама. — Ты знаешь этого мальчика?

Ее мозг споткнулся на слове мальчик, но Бекка кивнула.

— Конечно. Да. Знаю. — Она изо всех сил пыталась найти способ, как представить Майкла, и объяснить то, как он выглядел. — Он... ну...

— Заходи. — Мама открыла дверь шире. — Пошли на кухню.

— Нет, — сказал Майкл. — Я не могу здесь оставаться. Мне просто нужно...

— Тебе просто нужно зайти и сесть. — Мама бегло осмотрела его. — Как давно это случилось?

— Послушайте, — прорычал он. — Я в порядке...

— Заходи. — Мама отошла назад и показывала на кухню. — Я не отпущу ребенка обратно в таком виде. — Мама полностью включила режим медсестры скорой помощи — таким голосом она обычно спасала наркоманов и непослушных уличных детей с боевыми ранами.

— Я не ребенок, — отрезал он. Бекка вздрогнула.

Но мама вышла вперед и положила руку ему на плечо.

— Заходи. По крайней мере, выпей чашку кофе и аспирин.

Может, прикосновение к нему помогло. Казалось, что Майкл сдался, и Бекка почувствовала в воздухе его сомнение.

— Заходи, — снова повторила мама. — По-моему я все равно оставила плиту включенной.

Потом она быстро отошла в коридор, и Майкл перешагнул через порог. Он нагнулся, чтобы развязать шнурки ботинок. Сбоку была еще одна царапина, еще одна полоска крови. Она содрогнулась и подумала, нужно ли ей предложить ему помощь.

Он поднял взгляд.

— Почему у тебя телефон Криса?

— Он отдал его мне. На танцах. — Она замолчала, чувствуя, как у нее сжалось горло. — Ты его не видел?

Майкл снял ботинки и выпрямился. Его рост стал меньше на дюйм, а стоя там, в носках, он казался менее пугающим.

— Нет. — Его голос звучал немного мягче, менее грубо. — Я никого из них не видел.

Она смотрела на него, не отводя взгляда. В этот момент она поняла, что скрывалось за всей злостью и агрессией — страх. Уязвимость. На крыльце мама назвала его ребенком, и впервые Бекка осознала, что он не на много старше ее.

Должно быть, Майкл увидел, что ее выражение смягчилось, потому что он снова спрятал эту эмоцию и отвернулся.

— Это глупо. — Он потянулся к своим ботинкам. — Я должен искать...

— Эй. — Она поймала его руку. Майкл был единственным, кто мог помочь. — Пойдем, сядем. Может, мы сможем разобраться.

— Какой кофе ты пьешь? — спросила мама.

Майкл взглянул на коридор, потом снова на Бекку.

— Не думаю, что ты станешь менее резким, если поведешь себя как нормальный человек и выпьешь чашку кофе, — сказала Бекка. — Обещаю.

Он вздохнул.

— Черный, — ответил он.

Так она и думала.

На кухне мама показала ему встать у раковины.

— Давай промоем водой эти укусы, — сказала она. — Такие колотые раны могут быть проблематичными. Ты что, играл в догонялки с собакой?

— Что-то вроде того. — Он сделал так, как сказала ее мама, но Бекка видела его взгляд, направленный в ее сторону.

— Она медсестра, — сказала Бекка. — Тебе, наверное, повезло, что мама не потащила тебя в службу экстренной помощи.

— Посмотрим, как они будут выглядеть, когда промоются, — сказала мама. — А потом поговорим о затаскивании. Бекка, можешь мне помочь и принести кое-какие вещи из туалета?

Бекка нахмурилась и последовала за ней в коридор. Мама хранила некоторые медикаменты под раковиной в ванной, но нужны были только бинт и марля, ничего для этого не требовалось «помощи». Бекка, наверное, могла унести все в одной руке.

Но мама указала на комод.

— Сядь.

Ее голос звучал отрывисто. Бекка села.

— Мам, что...

— Я знаю, что с тобой что-то происходит, Бекка, и думала, что ты, наконец, мне все расскажешь.

Мама распахнула шкафчик под раковиной.

Как она вообще могла все это объяснить? Бекка сглотнула.

— Послушай, это сложно...

— О, я знаю, что это сложно. — Мама кинула ей в руки упаковку марли, вслед за которой полетел тюбик неоспорина. — Я не думала, что ты будешь от меня что-то скрывать. Не что-то подобное.

Бекка сглотнула.

— Мам, я просто... Я все еще с этим разбираюсь, и...

— Ну, с этим я уже разобралась, — сказала мама. — Этот мальчик гораздо старше тебя, Бекка. Понимаешь меня?

Погодите.

— Мам! — Бекка уставилась на нее. — Ты думаешь... ты думаешь, что я встречаюсь с Майклом?

Мама уставилась на нее в ответ, очевидно, опешив.

— Нет?

Было бы смешно, если бы мама не выглядела такой серьезной.

— Боже мой! — закричала Бекка. — Ты шутишь? Майкл — последний человек, с которым я бы... Боже мой. Я бы не стала с ним встречаться, даже если бы мне кто-нибудь заплатил. Тьфу, это просто...

— Ты же знаешь, что я тебя слышу, да? — крикнул Майкл.

Бекка покраснела.

— Я дружу с его младшим братом, — прошептала она. — Самым младшим братом. Крисом Меррик. Он в моем классе. — Она помедлила, думая о том, сколько можно рассказать маме. — Прошлой ночью Крис со своими братьями не пришел домой после танцев. Майкл пытается выяснить, куда они ушли.

Мама вытащила из шкафчика последнее из своих запасов.

— А где его родители?

— Они умерли. — Когда мама в удивлении посмотрела на нее, Бекка кивнула. — Майкл вроде их законного опекуна.

Похоже, мамина миссия помочь ему возобновилась. Вернувшись на кухню, она стала промывать царапины Майкла, приказав ему сесть на кухонный стол, потом отдав Бекке команду дать ему тарелку блинчиков.

Майкл посмотрел на тарелку, которую она подвинула к нему.

— Я правда не...

— Ешь, — сказала мама. — Ты выглядишь так, будто всю ночь провел на ногах. Бекка сказала, твои братья не добрались до дома после танцев?

Он взглянул на Бекку. Девушка пожала плечами.

— Да, — сказал он. — Близнецы и до этого не приходили... Но Крис — нет... Он не...

Его голос дрогнул. Бекка потянулась и положила свою ладонь поверх его.

Он выдернул ее и уставился на стол. Его челюсти были сжаты.

Мама Бекки наблюдала за всем происходящим и втирала неоспорин в отметины от клыков на его предплечье.

— Должно быть, трудно искать троих парней-подростков. И как долго вы предоставлены сами себе?

— Пять лет.

— Ты работаешь?

Майк кивнул.

— У моего отца была ландшафтная компания.

— Как мило. Я люблю садоводство.

Бекка узнала этот голос. Мамин тон «позволь мне отвлечь тебя». Но, может, мама почувствовала настроение Майкла, потому что подняла взгляд.

— Уверена, твои братья вернутся. Мальчишки склонны ввязываться в неприятности. Прошлой ночью после танцев к нам в отделение поступила пара подростков, но никаких аварий, даже никаких безымянных.

Бекка встрепенулась.

— Кто поступил? — спросила она, хотя уже и имела четкое представление.

— Ты же знаешь, что я не могу тебе этого сказать. Никого под именем Меррик. — Мама двинулась к раковине, чтобы намочить бумажное полотенце. — Во всяком случае, было похоже на передозировку наркотиков. Они были в ужасном состоянии.

Она вернулась к столу и начала обрабатывать порез над глазом Майкла. Он вздрогнул.

— Ешь, — сказала она. — Ты меня обижаешь.

Он взял вилку и отрезал кусочек блина.

— Улыбающиеся рожицы? — спросил он, накалывая несколько на вилку.

— Мама целиком отдается готовке, — сказала Бекка.

Должно быть, Майклу понравились блинчики. Он отрезал еще кусочек.

— Я уже и забыл, на что это похоже.

— Готовка? — спросила она.

Он не взглянул на нее.

— Иметь маму.

На мгновение его слова повисли в тишине. Он был таким резким, что Бекка никогда не представляла, каково это быть Майклом: закончить среднюю школу и вместо поступления в колледж остаться дома, взять на себя отцовский бизнес и закончить воспитание своих трех братьев.

— Ты возвращался в школу? — спросила мама. — Чтобы посмотреть, на месте ли их машина.

— На месте. — Он посмотрел на Бекку. — Когда ты в последний раз видела Криса?

— Поздно, — сказала она. — Но он был на футбольном поле. — Она бросила на свою маму многозначительный взгляд.

Если Майкл и заметил его, то никак не выдал.

— Я вернусь туда. Осмотрюсь.

— Я поеду с тобой, — сказала Бекка.

Майк в удивлении поднял голову, а потом его глаза подозрительно прищурились.

— Зачем?

— Потому что я переживаю, — отрезала она.

— Неплохая идея, — сказала мама. — Бекс могла бы показать тебе, где видела его в последний раз. Возможно, вы найдете их в похмелье, спящими под трибунами.

— Возможно, — повторила Бекка. — Я пойду, переоденусь.

Она чувствовала, что Майкл наблюдает за ней, но не могла оглянуться. Она помнила те удары молнии на поле, то, как сила вспыхнула в воздухе и задела ее кожу. Она помнила запах страха, дождя и выжженной земли.

Если они кого-то и найдут на поле, то те точно не будут страдать похмельем.

Они будут мертвы.

 

Глава 35

 

Бекка натянула джинсы, футболку и толстовку с длинными рукавами, чтобы перебороть холод снаружи. Она беспокоилась о том, как пройдет поездка, учитывая ее отношения с Майклом. Но как только они выехали на дорогу, она поняла, что ей не стоило волноваться.

Он не проронил ни слова.

Проехав полдороги до школы, она больше не могла этого выдержать. Лучше слушать его ругань в свой адрес, чем переносить эту тишину, которую она могла заполнить только переживаниями.

— Откуда ты знаешь, где я живу? — спросила она.

Майкл посмотрел на нее. Его окно было опущено, а рука лежала на подлокотнике. Ветер выбил несколько прядей волос из его хвостика, и ему нужно было побриться.

— Ты проложила тропу, — сказал он.

Секунду она прокручивала это в своей голове.

— Ты специально ведешь себя так таинственно?

— Нет. — Он посмотрел на нее так, будто это она специально вела себя глупо. — Крис рассказал тебе, кто мы, верно?

— Думаю, у меня была версия из серии Клифф Ноутс[32].

Он вернулся к дороге.

— Ты была в доме несколько раз. Если ты хоть раз проложила тропу, то земля начинает тебя запоминать. А если бы ты была в доме только один раз, я бы не смог этого сделать.

— Так значит, ты больше не можешь злиться, когда я прихожу без приглашения.

— Думаю, что не могу.

— Так ты расскажешь мне, что действительно с вами случилось?

Он молчал так долго, что она уже была не уверена, что он ответит. Но потом он сказал:

— Я не совсем уверен. Кто-то пришел за нами. В лесу за домом я почувствовал силу.

— Когда?

— Может, почти в полночь? Я не смотрел на часы. Я смог его прогнать, так что подумал, что это был Тайлер или один из его дружков, а потом парни не вернулись домой... — Он пожал плечами и позволил своему голосу умолкнуть, но она услышала все, чего он не сказал.

Почти в полночь. Это произошло позже нападения на них Проводника на поле.

И при этом после того, как Хантер «срочно» покинул школу. Бекка не могла выкинуть из головы вопрос Криса.

Что ты вообще знаешь о нем?

В школе было пустынно, но некоторые из украшений со встречи выпускников все еще висели на стеклянных дверях спортзала — красные и синие наклейки, которые стали отклеиваться после вчерашней бури. Земля вокруг флагштока была усыпана окурками.

— Ты можешь воспользоваться методом слежения, чтобы найти их? — спросила она.

Майкл покачал головой.

— Я уже пытался. Здесь было слишком много людей.

— Пойдем, — сказала она. — В последний раз я видела Криса на футбольном поле.

Он последовал за ней, молча шагая рядом. Верный себе, он не сказал ничего. Только остановился в тридцати футах от трибун, опустившись на колено, чтобы дотронуться до земли.

— Ты здесь в последний раз видела Криса?

— Ах... да.

Он поднял глаза.

— Что вы здесь делали?

— Ничего. Просто разговаривали.

— Не куплюсь на это ни на минуту.

Она покраснела и обхватила себя руками.

— Но это так. Меня не волнует, веришь ли ты мне или...

— Хорошо. Тогда, должно быть, это был тяжелый разговор. — Майкл сделал жест. — Иди сюда. Притронься к земле.

Она села на корточки и дотронулась кончиками пальцев до травы, а сквозь нее и до земли. Сначала она не почувствовала ничего, кроме грязи, холода и песка под пальцами.

Но потом понимание растеклось по ее руке.

Мозг не мог понять, что она почувствовала. Не слова — больше похоже на вещи, которые хотят быть словами. Как иностранный язык, который она учила много лет назад и едва могла вспомнить. Она почти смогла собрать все это вместе, но общее представление продолжало ускользать от нее, превращаясь из дымки мыслей в кольцо чего-то более темного.

Что бы это ни было, но чем дольше она держала пальцы на земле, тем меньше ей это нравилось.

Она отдернула пальцы, почувствовав, как участилось ее дыхание. Сердце уже бешено стучало в груди.

— Что только что случилось?

— Видишь, почему я не покупаюсь на всю эту чепуху «мы просто разговаривали»?

— Крис спас меня, — сказала она, говоря быстро, потому что слова хотели сорваться с ее губ. — Несколько парней... они... они...

— Я понял. — Его голос был ровным. — Здесь кровь.

— Здесь была драка. Просто парни из школы. Крис... мы их прогнали. Но что-то случилось. Нас на поле начала преследовать молния или... я не знаю. — Она снова не могла подобрать правильных слов. — Но когда все это началось, он отдал мне свой мобильный и сказал дозвониться до его братьев.

— Господи, Бекка. — Майкл стиснул зубы и оглядел поле, потом снова посмотрел на нее. — Я тоже его брат.

Она покраснела, когда вина ударила ей по лицу.

— Я знаю. Прости.

Майкл пнул землю, и поле между ними треснуло, как лобовое стекло, в которое попали камнем. Она отошла на несколько шагов, но он теперь смотрел на деревья.

— Я мог помочь им. Я мог... — Он снова пнул землю. — Где они?

— Прошлой ночью мне следовало позвонить тебе, — сказала она, различив за злостью в его голосе боль. — Я просто... он сказал мне написать близнецам, и они смогли прогнать Проводника на мосту, поэтому я подумала...

— Стоп. — Его глаза остановились на ней. — Повтори еще раз.

— В прошлый понедельник, когда Проводник разрушил мост... — Долгую минуту она смотрела на него. — Они тебе не рассказывали.

— Нет, — смирившимся тоном сказал он. — Но ты можешь.

И она начала рассказывать, вернувшись в то утро, когда впервые нашла пентаграмму на своей двери. Она рассказала ему каждую подробность о Проводнике, которую только смогла вспомнить: начиная с молний прошлой ночью и заканчивая дождем, превратившимся в кинжалы на ее щеках. Потом ей пришлось вернуться назад и рассказать ему о той ночи на вечеринке, о том, как Крис затащил ее в воду, как Тайлер пришел за ними с ружьем.

Она не запиналась, пока не заметила, что земля сама срастается, сократив расстояние между ними.

— Это все, что тебе известно? — спросил Майкл. По его тону можно было судить, что это не слишком помогло.

— Да. Все.

— Так прошлой ночью здесь была стрельба?

Она задумалась, мысленно вернувшись к хаосу на поле.

— Нет. Я так не думаю... но гром был громким.

Майкл снова посмотрел через поле.

— Тайлер пришел за вами с ружьем, потому что это один из немногих способов убить нас. — Он покачал головой. — Не могу поверить, что они мне не сказали.

Но она могла.

В своей темно толстовке Бекка начала потеть. Она стянула ее и завязала рукава на талии, радуясь, что надела под нее майку.

Майкл посмотрел на небо.

— Я пройдусь по остальной части поля.

Он пошел, а она последовала за ним, останавливаясь в тех местах, где молнии ударяли в землю. Ей бы очень хотелось делать то же, что и он, чтобы земля могла шептать ей секреты и создавать тропинки, по которым она могла бы следовать.

Она провела рукой по лбу. Безумно жарко для сентября. Вчера было всего пятнадцать.

Потом она ощутила струйку тепла на коже, будто у солнца были пальцы. Она поставила ладонь напротив глаз.

— Майкл? Ты это чувствуешь?

— Да. — Он медленно развернулся, будто ожидал увидеть кого-то. Поле было пустым. Он нахмурился. — Ты тоже?

Почувствовала ли она? Она потерла руки, чтобы избавиться от ощущения, но это не помогло.

— Может быть. Я не знаю.

В то утро у ее дома, когда братья подрались с Хантером, она ощутила силу Ника, как хвост воздушного змея, осязаемую вещь, за которую могла ухватиться. Это же не казалось чем-то материальным — у него не было ни направления, ни силы.

— Можешь последовать за ним? — спросила она.

Майкл шагнул вперед, выставив руку.

— Оно туманное. Слабое. Оно может оказаться ничем.

Но он все равно пошел, а она последовала за ним. Пот стекал струйкой между лопаток Бекки к центру спины. Майкл останавливался у ожогов, но теперь он шел дальше, двигаясь быстрее по мере того, как они приближались к концу поля и началу леса, который вел к устью реки. Здесь оно чувствовалось сильнее — прилив силы в солнечном свете.

Не колеблясь, Майкл начал пробираться через подлесок, будто тропа была ясно видна. Бекка не видела движения, но могла поклясться, что растения отодвигались в стороны от его ботинок, а ей оставалось продираться за ним через путаницу лиан и шипов. От жары она чувствовала так, будто они пробираются через тропический лес.

Как раз когда она только собралась рявкнуть на него, чтобы он замедлился или заставил листья раздвигаться и перед ней, он резко остановился. Так резко, что она чуть не врезалась в него.

Потом она оторвала взгляд от твердой линии его спины, чтобы посмотреть, что заставило его остановиться.

— Габриэль, — сказал он, его голос был полон любопытства и облегчения.

Габриэль сидел, прислонившись к дереву. Глаза были закрыты, но они распахнулись, когда Майкл произнес его имя. На нем все еще были темные слаксы со встречи выпускников, но уже мятые и грязные. Где-то по дороге он потерял рубашку, но на нем все еще оставалась белая футболка, такая же мокрая и прилипшая к груди. С его волос стекала вода, прочерчивая линии сквозь грязь на лице. Он выглядел так, будто выбрался из кучи мокрых листьев. Он не двигался.

Казалось, что весь жар в воздухе тянулся к его телу.

— Ты в порядке? — спросил Майкл.

Габриэль покачал головой.

— Я потерял их. — Он уперся руками в землю, чтобы попытаться встать на ноги.

Майкл бросился вперед, чтобы помочь ему.

Габриэль оттолкнул его, и это движение было полно такой злобы, что он сам упал обратно на землю.

Отойди от меня.

Гнев в его голосе заставил Бекку отступить назад. Жара в лесу будто вспыхивала, треща на ее коже.

— Да, да. — Майкл поймал его под руки и помог ему окончательно встать на ноги. — Ты же такой сильный.

— Заткнись. — Габриэль боролся с ним, вырываясь из захвата Майкла, чтобы снова оттолкнуть его. — Заткнись, черт возьми. — Двумя кулаками он ударил Майкла в грудь. — Я ненавижу тебя.

Майкл упал назад, но его руки были напряжены, а ладони стиснуты в кулаки.

Бекка отпрыгнула в сторону. Она едва могла дышать. Жар в лесу был практически невыносимым.

— Я чертовски ненавижу тебя, — свирепо снова произнес Габриэль. — Сначала мама с папой... теперь Ник... Крис... — Его голос оборвался, и он снова ударил Майкла в грудь. — Ты убил ту девушку. Мы должны были позволить им забрать тебя... мы должны были позволить им...

Боже, сквозь жар, сжимающий грудь, Бекка ощущала его злобу.

Майкл двигался вперед, по направлению к брату.

— Габриэль...

— Не прикасайся ко мне. — Габриэль снова его ударил, его голос был хриплым.

Майкл поймал его за запястья и держал их.

Габриэль боролся с ним, выкручивая руки, чтобы ударить брата, снова и снова, уводя Майкла обратно через подлесок. Она слышала каждый удар, чувствовала, как он вытягивает силу из жара в воздухе, направляя ее на удары.

— Я ненавижу тебя, — с каждым ударом надрывающимся голосом говорил он. — Я ненавижу тебя.

Жестокость отняла у нее последнее дыхание. Она смотрела, впиваясь ногтями в дерево, за которое ухватилась, чтобы устоять.

Майкл поймал Габриэля за затылок, и она знала, что он собирался вырубить его, или опрокинуть на землю, или как-то отомстить. Гнев в воздухе был наэлектризован, шипя на ее коже и моля о свободе.

Но Майкл притянул его ближе и удерживал так, слишком близко, чтобы Габриэль не смог развернуться.

— Прости, — сказал он, его голос, тихий и грубый, практически затерялся в воздухе. — Позволь мне помочь тебе.

Габриэль замер. Его дыхание было прерывистым. По щекам текли слезы.

А потом он начал вырываться.

— Да пошел ты.

Майкл усилил хватку.

— Прости. — Его лицо находилось близко к лицу младшего брата. — Прости.

— Как скажешь, — фыркнул Габриэль и, стиснув зубы, посмотрел мимо него. — Мне все равно. Тебе все равно.

— Проклятье, Габриэль! — Майкл встряхнул его. — Я тоже их любил.

— И что? Родители хотели бы сражаться... они бы сберегли нас... они бы...

— Я стараюсь! — Майкл вздохнул, и его голос прозвучал натянуто. — Понятно? Я стараюсь.

Габриэль ничего не сказал. Воздух гудел от силы и эмоций, и Бекка крепко вцепилась в дерево, боясь двинуться и нарушить равновесие.

Плечи Габриэля опустились.

— Это была моя вина. — Он говорил низко, еле слышно. — Это была моя вина, что они нарушили сделку.

— Они искали причину, чтобы нарушить сделку.

— Они отправили Проводника. Мы не сказали тебе...

— Все нормально. Расскажи мне сейчас.

— У него был Крис и Ник, и я подумал... мы подумали, что сможем справиться с ним. — Он издал тихий смешок — ломаный звук, за которым не скрывалось ни тени веселья. — Мы ошибались. У Ника был ветер, но Проводник перехватил контроль над ним. А потом Ника ранили...

Он замолчал, его взгляд был прикован к земле. Молчание говорило достаточно.

— Ты убежал? — спросил Майкл.

Габриэль кивнул.

— Едва ли. Я спрятался. — Его голос звучал пристыжено.

— Где?

Габриэль поднял взгляд, и впервые Бекка увидела проблеск его прежнего вызывающего поведения.

— В последнем месте, где бы он стал меня искать.

— В воде, — сказала она.

Подняв голову, Габриэль посмотрел на нее, а потом стряхнул с себя руки Майкла.

Он точно забыл, что она была здесь, если вообще ее заметил.

Он провел руками по мокрым волосам, убирая их со лба.

— Да. В воде. Почти всю ночь.

— Всю ночь? — сказал Майкл, подняв брови.

Габриэль оттянул свою мокрую одежду.

— Да. Всю ночь.

— У тебя есть идеи, куда он их забрали? — спросил Майкл.

— Нет.

Майкл вздохнул.

— Ладно, давайте вернемся в дом. Прошлой ночью Проводник меня искал, может, он появится снова.

Теперь настал черед Габриэля поднять брови.

— Ты убежал сам?

— Может, ты не единственный здесь силач.

Долю секунды Габриэль пристально смотрел на него, будто пытаясь решить, пошутил ли Майкл или напрашивался на драку. Он ничего не сказал, просто развернулся, чтобы пойти.

Когда они шли через поле, Бекка не могла не размышлять о Проводнике, который смог забрать Криса и близнецов, особенно после той демонстрации силы на мосту... но только не Майкла.

Силач или нет, но факты не совпадали.

 

Глава 36

 

Бекка прошла между братьев. Она не выбирала расположение, но это заставляло ее чувствовать себя необходимым барьером. Габриэль все еще притягивал тепло с неба, и это было похоже на прогулку рядом с солнечным лучом.

У нее зазвенел телефон, и она выудила его из кармана. На ее лице вспыхнул солнечный свет.

Это была ее мама, она спрашивала, все ли хорошо. Бекка быстро набрала ответ. Браслет Хантера с камнями сполз на запястье так, что цепочка осталась не прикрытой рукавом.

Габриэль взглянул на то, что она делала.

— Кому пишешь?

Его голос все еще отзывался болью и неуверенностью, которые она слышала в лесу. Ей захотелось его обнять, но Габриэль не был похож на парня, который хорошо бы это принял.

— Маме, — сказала она. — Проверяет.

— У тебя хорошая мама, — сказал Майкл. Он тоже опустил взгляд.

А потом он поймал ее за запястье и потянул, вынудив ее остановиться.

— Откуда это у тебя?

Он смотрел на браслет, развернув ее запястье вверх так, что на камни падал свет.

— От друга, — сказала она, выдернув свою руку. — А что?

— О, просто друга? — сказал он. — Хочешь сказать, что разгуливаешь с этим на запястье и не знаешь, что это?

— Это камни, — сказал Габриэль. — Оставь ее в покое.

— Это не просто камни. — Майкл пристально смотрел на нее. — Ты играешь со мной? Это была ловушка, чтобы найти Габриэля...

— Нет! — закричала она. — Что, черт возьми, с тобой такое?

— Я такой глупец, — сказал он. — То, как ты чувствовала солнечный свет, то, как ты знала, что мы найдем...

О чем ты говоришь?

— Об этом. — Майкл снова схватил ее за запястье. — Об этих камнях. Они полны силы. Кто ты, Бекка? Что ты...

— Они не мои! — Она уже была готова сорвать их с руки. — Не мои!

Лицо Майкла было прямо перед ней.

— Тогда чьи же они?

Она сделала глубокий вдох.

— Хантера.

— Того панка? — сказал Габриэль. — Который полез к Крису прошлой ночью?

— Да. — Она переводила взгляд с него на Майкла. — Он сказал, что они принадлежали его маме. Сказал, что они для всяких дурацких вещей вроде... вроде... уверенности или ясности мысли. — А потом до нее дошло, что сказал Габриэль. — Подожди. Он полез к Крису?

— Да. И к Ники тоже. Я не знаю, что произошло, потому что начался настоящий ад, но он сказал, что у них была стычка.

— Из-за чего они спорили?

Габриэль фыркнул и посмотрел на нее.

— Угадай.

— Эти камни предназначены для гораздо большего, чем уверенность и ясность мысли, — сказал Майкл. — Сними их.

— Это глупо. Полно людей носит камни. А что, ты сейчас наколдуешь...

— Просто заткнись и сними их. Если ты и не собиралась ничего с ними делать, то он сделает.

Майкл выглядел так, будто собирался сорвать их с ее запястья, если она не уступит. Она же была готова защищаться и драться, но продолжала слышать слова Криса, прозвучавшие на футбольном поле предыдущей ночью.

Что ты вообще знаешь о нашем местном нарике?

Хантер всегда был только добр к ней. В любом случае, он всячески ее опекал. Может, защита просто была присуща его семье из-за дяди-полицейского и отца-спецназовца. Приезд Хантера в город в то же время, что и появление Проводника — не что иное, как совпадение. Случайность.

Я не верю в случайности.

Его отец погиб в грозу и обвал камней. Было ли это совпадением? Случайностью?

Бекка расстегнула камни и протянула их Майклу.

Тот вытащил цепочку, позволив камням упасть на ладонь. Кварц и аметист с той ночи, когда она выпила слишком много текилы. Цитрин и гранат с того утра, когда Хантер чуть не затеял драку с Крисом.

Майкл изучал все четыре камня, а потом выбрал чистый кварц.

— Он тебе сказал, для чего этот камень?

Она пыталась вспомнить.
— А, по-моему, чтобы остальные действовали лучше.

— Скорее всего, чтобы отслеживать остальные. — Он поднял его и раскрошил в ладони.

— Ты сошел с ума? — прошипела она. — Это был даже не...

— Он следил за тобой, Бекка. — Из ладони Майкла на траву посыпалась пыль. — Подожди пять минут. Держу пари, он позвонит...

Запищал ее телефон.

Майкл улыбнулся, но это была усмешка.

— Видишь?

Она угрюмо посмотрела на него, но ее сердце гулко застучало в груди.

— Наверно, это просто моя мама ответила.

Но это не она. Это был Хантер.

 

Ты в порядке?

 

Закусив губу, она уставилась на телефон.

Габриэль выхватил его у нее из рук и посмотрел на экран.

— Мне нужно было ему надрать задницу еще тогда, у тебя на подъездной дорожке.

— Это ничего не значит. Это могло быть совпадением. Он мог...

Ее телефон снова запищал. Она потянулась, чтобы выхватить его у Габриэля, но тот попятился назад, очевидно, печатая что-то в ответ.

— Это глупо, — рявкнула она. — Отдай мне его.

Он остановился и протянул ей телефон. Хантер прислал еще одно сообщение, но Габриэль уже ответил. Она посмотрела на то, что он отправил:

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.