Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА: КОЭВОЛЮЦИЯ ИЛИ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЗВОЛЮЦИОНИЗМ?



 

В работе мы не останавливались подробно на концепции универсаль­ного (глобального) эволюционизма (550), которая является общенаучным аналогом философской концепции единого закономерного мирового процес­са, попыткой физикалистскими и математическими средствами описать развитие Вселенной как целостной многоуровневой система, создать фор­мализованные модели ряда ключевых моментов эволюции (кооперативных -синергетических - эффектов, бифуркаций и катастроф, эволюционного компромисса как способа разрешения системных противоречий и т.п.). Имея собственные исходные понятия и принципы (диссипативной структу­ры, нелинейности эволюционных процессов, самоорганизации, гомеостаза и саморегуляции и т.д.) и будучи не во всем параллельным концепции единого мирового процесса, универсальный эволюционизм совпадает с ней в главном: наша Вселенная в силу связи всех ее составляющих есть некая единая система; ее эволюция - это рост разнообразия форм матери­альной организации, вводимого в определенные рамки и ограничиваемого тенденцией к их единству и кооперативности (551), т.е. - усложнение, как оно понимается в концепции единого мирового процесса; "в процессе своей естественной эволюции [как непротиворечивая гипотеза] супер­система «Вселенная» обретает с помощью человека... способность не только познавать саму себя, но и направлять свое развитие так, чтобы компенсировать иди ослабить возможные дестабилизирующие факторы" (552). Главным из них пока является сам социум: "возросшее могущество чело­веческого общества уже не позволяет рассматривать его в качества не­зависимой...системы, вся история которой развивается на некоем фоне, называемом... окружающей средой" (553), и "если нагрузки на биосферу будут возрастать неконтролируемым образом... она сделается непригод­ной для обитания"(554), поэтому ближайшая "цель общественного разви­тия... обеспечение коэволюции [Курсив мой. - О. Б] человека и биосфе­ры" (555).

Для ее достижения следует придерживаться определенного экологи­ческого императива, включающего "требование избегать любых бифуркаци­онных состояний" (556): пока мы находимся внутри некоего эволюционного канала, берега которого ограничивают множество возможных вариантов дальнейшей эволюции, мы можем предвидеть последствия своих действий, но если эволюция выйдет на пересечение ряда каналов, в точку бифурка­ции, где выбор дальнейшего направления определяемся случайными обсто­ятельствами, это станет невозможным (557). Нам следует поэтому тем сознательнее держаться своего канала, чем более мы способны повредить его берега, и исход спора о его природе уже приобрел непосредственное практическое значение, необходимо, чтобы знание о ней "сделалось дос­тоянием не отдельных ученых или философов, а всех жителей планеты" (558).

Можно понять осторожность математика, предпочитающего избегать "каких-либо шкал сравнения - высшее, низшее..." (559) и не судить априо­ри о балансе между возникновением новых форм и деструкцией старых (560) однако следует признать, что в целом "универсальный эволюционизм - это прогрессизм“ (561), и наш канал - интегральный прогресс. Движение по нему сопряжено с риском, но еще большим риском было бы неприятие универсального эволюционизма, к которому толкает серия "риторичес­ких", психологически убедительных аргументов, основанных, однако, на искажении его и концепции единого мирового процесса содержания, К ним относятся квалификации этих концепций как тоталицизма, как основания дурного коллективизма, подавляющего интересы индивида, игнорирующего природные свойства человека и вообще лишающего "домысленную", не преобразованную природу самостоятельности и самоценности; как сциентизма, который не признает никаких моральных, духовных, художественных ценностей, видя во всем, в том числе и в человеке, только низшее сырье, подлежащее обезличиванию высшим вплоть до устранения самого человека более высоким - технотронным и автотрофным разумом; как иде­ологии бездумной активности, внутри которой и зреет трагедия (562). В их свете универсальный эволюционизм является программой окончательной дегуманизации и даже физического самоустранения человека и должен быть заменен программой коэволюции (несмотря на то, что сама эта идея выдвинута и обоснована именно в концепции универсального эволюциониз­ма), исходящей из представления, что "Универсум... как целое никуда на развивается, а меняется, пульсирует... [и] говорить надо не о раз­витии, а о движении материи, предполагая в нам... прогрессивные... и регрессивные ветви, моменты равновесия, периоды функционирования" (563) и понимая, в отличие от универсального эволюционизма, что наша Все­ленная - "«плюралистическая» Вселенная" (564).

На самом деле универсальный эволюционизм и концепция единого ми­рового процесса - о чем свидетельствует и наша работа - с большим, если можно так выразиться, уважением относятся к низшему, регрессу и функционированию, однако здесь, в отличие от взгляда, что Универсум никуда не развивается, это уважение основано не просто на факте их наличия, но на объективном понимании их места и значения в системе природы, без которого (понимания) коэволюция - длительное совместное развитие биосферы, техники и самого человека - остается только благим намерением. Универсальный эволюционизм и концепция развития как еди­ного мирового процесса восхождения от низшего к высшему являются тео­ретической - общенаучной и философской - базой коэволюции как практи­ки, и их противопоставление ей глубоко ошибочно. Избежать бифуркационных состояний и ужиться с природой можно лишь на пути (или в канале) сознательного усложнения системы, которой принадлежат природа и человек.

"Если до появления человека развитие материи представляет собой непосредственный процесс движения «вверх», от простого к сложному, то с момента начала социальной эволюции оно представляет собой про­цесс, непрерывно опосредуемый своей собственной историей, оно есть бесконечное движение «вверх» посредством преобразования своего бес­конечного основания «вниз»" (565), осуществления возможностей, оставленных предшествующим развитием природы без реализации. Эта история подчинена логике, следуя которой можно действовать в направлении бо­лее или менее гармоничного сочетания "дикой" и преобразованной чело­веком природ и, следовательно, коэволюции природного, в частности биосферы, и социального.

Решающим условием такого сочетания выступает, по-видимому, сложность искусственного, сравнимая со сложностью естественного или превышающая ее, базой чего является основная полнота содержания, ко­торой в этом случае должны обладать преобразованные человеком части физической, химической, живой материи. Можно предположить, что буду­щее преобразование каждой из них должно состоять в создании новых ва­риантов или форм существования их основного содержания. Поскольку ко­личество особенных и единичных возможностей, "дремлющих" в природе, намного превосходит количество основных, более общих, базовых для них физических, химических, жизненных возможностей и число этих форм может быть, таким образом, практически неограниченным, дальнейший прог­ресс цивилизации, вероятно, должен был сопряжен с обогащением комплексных форм материи, которым она принадлежат в качестве элемента, искусственными "островами", обладающими основной полнотой физическо­го , химического, апологического содержании. Такими островами и должны выступать технологии будущего в отличие от большинства современны: технологий, не достигающих этой полноты и поэтому угрожающих при их распространении и интенсификации естественно достигнутой полноте при­роды.

Современная техника плоха тем, что недостаточно сложа в этом отношении, о чем свидетельствует, например, агро экология, видящая главный путь развития сельского хозяйства в переходе к адаптивным агросистемам, отличающимся большим разнообразием видов (включая и тех, что являются вредителями в монокультуре) и их симбиотических связей, способным к биологической самозащите и не требующим для своего под­держания огромных доз ядохимикатов, позволяющим перейти в основном на органические удобрения и существенно понизить долю минеральных, обой­тись без неумеренного орошения и глубокой механической обработки поч­вы, т.е. отказаться от многого из того, что делает сельскохозяйствен­ное производство в современных его масштабах несовместимым с сохранением естественной составляющей биосферы и все более обремени­тельным экономически (566). Очевидно, и приближение внутреннего содержания химического производства к основной полноте химизма является условием коэволюции биосферы и социума (567). Об этом говорит прежде всего "опыт" предшествующих человеку ступеней развитии. Так, живое, во-первых, появляется и может существовать в условиях, когда эта пол­нота достигнута внешним ему химизмом, и не может существовать на базе каких-то ее фрагментов. Во-вторых, оно сохраняет себя, не растворяясь в среде, потому, что само обладает этой полнотой в особой биохимичес­кой форме и оказывается благодаря ей в известном смысле замкнутым сама на себя. В результате, в-третьих, действие, которое живое оказыва­ет на окружающую природу, не ведет к потере ею основной полноты химического содержания и не делает ее принципиально непригодной для жизни. Аналогично этому химически полные технологии, вероятно, легче обособить и изолировать от среды, сделать безотходными, само регулируемыми и более экономичными, чем отдельные производства отдельных ве­ществ - своеобразную химическую монокультуру.

Создание химически, физически, биологически полных систем, конечно, не является самоцелью, однако эту цель, по-видимому, должна начать представлять разработка новых технологий. Её стратегией может в конечном счете стать, так сказать, бескорыстное - сложность ради сложности - конструирование таких систем с последующим определением возможностей и сфер применения их компонентов в качестве новых мате­риалов, лекарств, пищевых продуктов и т.п. Внутреннее богатство этих систем, вероятно, гарантирует многообразие их компонентов и полез­ность некоторых из них при одновременном снижении экологического рис­ка их производства.

Нам не дано превзойти основную полноту возможного содержания тех форм материи, которые составляют природу, лишение их этой полноты в результате человеческой деятельности является главным моментом совре­менного экологического кризиса, и двигаться вперед мы можем, лишь укрепляя берега своего канала все новыми блоками такой полноты, т.е. усложняя природу. Коэволюция в этом свете возможна только как сов­местное усложнение природного и социального.


Оглавление

 

Введение




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.