Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть 1. МИР И МИРOВОЙ ПРОЦЕСС



Введение

"Сегодня, в конце века, многие интеллектуалы... уверены в том, что материализм дискредитирован наукой, хотя совершенно ясно, что по­добные заключения ничем не обоснованы" (1). "Нам никуда не уйти от то­го, что... мир развивается по своим собственным закономерностям, что это развитие есть естественноисторический процесс" (2), а "по универ­сальности и степени разработанности диалектико-материалистическоё объ­яснение природы не имеет равных среди современных систем мысли" (3). Однако экспериментально не подкрепленные суждения о сущности лизни, о природе человека и его связи с Космосом, преподносимые в качестве не вызывающих даже сомнения сенсаций, привели массовое сознание к такому сдвигу в сторону идеализма, мистики, оккультного знания, который просто перечеркивает в нем итоги науки (4). Начинает казаться, что она забыла основополагающие истины, которые были известны в прошлом, например, "постигавшееся натурфилософией участие духовных сил Космоса в деятель­ности живых существ " (5). Особенно "причудливо и даже гротескно выг­лядит связь между приверженностью демократическим ценностям и увлече­нием современной паранаучной и парарелигиозной мифологией" (6), хотя "отнюдь не этот тип создавал психологические и мировоззренческие осно­вы западных демократий" (7). Даже при желании трудно представить, как, например, порождаемое этим увлечением настроение своеобразного косми­ческого иждивенчества могло бы послужить духовной базой практического преодоления нынешнего общественного кризиса. Мир, скорее всего, более жесток, чем он рисуется уставшему от проблем мистическому воображению, и только объективный подход к нему может дать интеллектуальную основу адекватным этому настроениям, оптимизму и действиям. Такая основа фор­мируется на стыке философского материализма и частных наук, в числе которых биологии и ее проблемам принадлежит одно из главных мест не только потому, что очень велика экологическая угроза и перед ней неу­местны полумифические-полунаучные дилетантские откровения о природе живого, его эволюции и космических связях, но и потому, что во всем этом многое действительно остается неясным.

Устранение пробелов требует совместного встречного развит фи­лософских и отологических представлений. Необходима прежде всего новая форма синтеза материализма и диалектики, которая бы не отвлекалась от специфики основных видов и ступеней развития объективной реальности, а как-то отражала бы и их особенное содержание, давая ему свое объясне­ние, теоретически выводя особенное из всеобщего и через это - одно особенное из другого, была бы тем самым способной нетривиальным образом и непосредственно - как онтология - участвовать в решении крупных проблем естествознания. Необходима, другими словами, конкретно-всеобщая теория материи и развитая. В этом качестве в работе используется, получает дальнейшее обоснование и, надеемся, усовершенствуется концеп­ция развития, понимаемого как единый закономерный мировой процесс вос­хождения от низшего к высшему, или интегральный прогресс.

В первой - обшей - части это понимание развития сопоставлено с другими философскими трактовками последнего и показано, что именно в нем наиболее органично сочетаются "вещная" логика материализма и логи­ка "тождества противоположностей" диалектики и что в таком их сочета­нии философия находит свой ключ к особенному, к специфике природы и принципов эволюции отдельных форм объективной реальности. Во второй части сделана первая попытка воспользоваться этим ключом в дальнейшем исследовании фундаментальных проблем комплекса наук о живом - проблем его происхождения, сущности, направленности и движущих сил эволюции, необходимости морфофизиологического прогресса и перехода в социальную форму материи. Ни одна из них не решена окончательно, но многие под­верглись сильному дроблению и тривиализации, потеряв остроту постанов­ки - важное условие их дальнейшего решения. Вернуть им эту остроту способно "построение обобщавших картин природы, не противоречащих фак­там и даже базирующихся на них, но рисуемых не «от факта к факту», а исходя из априорных установок, новых для науки" (8) о живом. Такими новыми, хотя и не априорными в самом строгом смысле слова, установками и выступают в работе положения конкретно-всеобщей теории развития. В результате предлагается ряд гипотез естественнонаучного по их содержа­нию, но не по способу получения плана. Способ остается в основном философским - теоретический переход от всеобщего к особенному. Гипотезы становятся теориями "от факта к факту", и, возможно, нам удалось не только обострить сами проблемы, но и наметить таким способом несколько продуктивных направлений конкретно-научных исследований живого, а также нового теоретического синтеза их результатов.

Не рассчитывая на то, что дальнейшее чтение сможет развлечь в той же степени, что и информация, "как все обстоит на самом деле", пере­данная Космическим Разумом очередному контактеру, если тот - талантли­вый рассказчик, мы надеемся, что оно не будет и скучным - для кого в первой части, для кого - во второй.

 

Часть 1. МИР И МИРOВОЙ ПРОЦЕСС

Почти тридцатилетняя философская дискуссия по поводу атрибутив­ности и сущностного признака развития свидетельствует о том, что тео­ретический синтез диалектики и материалистического понимания мира еще не завершен. По-прежнему "логический переход от категории материи к категории развитая, в особенности - от понятия единства материи к по­нятию единства развития, является сложной теоретической проблемой, слабо разработанной в философской литературе” (9). Затяжной характер дискуссии и относительная устойчивость противостоящих точек зрения во многом обусловлены замкнутостью друг на друге двух принципиальных вопросов: как следует понимать материю, чтобы признать развитие ее атрибутом, и как нужно понимать развитие, чтобы призвать его атрибутом материи. Очевидно, что ответ на один вопрос зависит от ответа на другой и наоборот, поэтому каждая точка зрения может быть так или иначе внутренне согласована. Это не делает их заведомо равнозначными и одинаково объективными, но снижает продуктивность самой дискуссии, особенно когда ее участники апеллируют к одним и тем же конкретно-научным данным. Необходим временный выход из круга, образуемого назван­ными вопросами, и обращение к материализму и диалектике как к логи­чески различным и в известном смысле даже несовместимым концепциям, какими они фактически оставались еще в начале XIX века. Речь идет не об объективной разделенности материи и развития, а о своеобразной до­полнительности материализма и диалектики как способов отражения одной и той же действительности, единство которых не может основываться на ослаблении и размывании специфической логики ни одного, ни другого. В наиболее важном для нас здесь аспекте различие их логик состоит в следующем.

Материализм отражает прежде всего предметную, вещную сторону ми­ра, берет мир как состоящий из множества предметных форм и их измене­ний - процессов, как совокупность отдельных, обособленных, но как-то связанных вещей, составляющих тем самым некое протяженное в прост­ранстве-времени целое. Логика материализма есть в данном аспекте ло­гика предметного целого и его предметных составляющих, логика отноше­ний между вещами и присущими им процессами, логика единства мира, природы, движения. Философский материализм тесно переплетается здесь с конкретно-научными представлениями о единстве мира и не должен им противоречить, но не может быть и простым их повторением. То же, что он со своей стороны может сказать об этом единстве, в существенной мере определяется характером теоретических средств самой философии. С их помощью нужно установить прежде всего наиболее общую природу тож­дества и различия составляющих мир вещей и - на этой основе – вероятных системообразующих отношений мира. Нужно решить в принципе, какой системой является материальный мир с точки зрения философского материализма и можно ли с этих позиций рассматривать мир как изменяющуюся в целом систему. Поскольку материализм имеет дело не только с вещами, но и с процессами, в которые они вовлечены, нужно установить приемлемость его логике самой идеи единого мирового процесса. Если она не исключается предметно-вещной логикой материализма, то встающий далее вопрос о направленности этого процесса является уже пограничным между материализмом в этом его аспекте и диалектикой.

Диалектика же сама по себе, в отличие от материализма, беспредметна в том смысле, что отражает существующее как тотальность, не имеющую ни вещных элементов и частей, ни соответствующих им прост­ранственно-временных характеристик и в этих отношениях неделимую. Для диалектики как таковой действительность, мир состоит не из вещей и процессов, а из противоположностей в их глубоком взаимопроникновении и тождестве. Эта логика не допускает никакой "материалистической" корректировки, и, если скажется, что материализм не исключает идеи единого мирового процесса, а диалектика имеет какое-то отношение к пониманию его направленности, ее позиция должна быть принята материа­лизмом без возражений, что требует, однако, адекватной формы его тео­ретического синтеза с диалектикой. Проблема состоит прежде всего в том, как логически наделить вещи противоположными сторонами и, осо­бенно, кат "овеществить" сами противоположности. Ее решение требует категории, которая могла бы служить своеобразным мостом между логи­ческими рядами материализма и диалектики, выступать, с одной стороны, универсальной характеристикой предметно-процессуальной стороны мира, а с другой - выражать природу каких-то мировых противоположностей.

Такой категорией является "сложность" и производные от нее "низ­шее", "высшее", "прогресс", "регресс"', и если до конца выдержать ло­гику материализма и логику диалектики как равных философских концеп­ций, необходимо признать, что развитие должно быть единым мировым процессом восхождения oт низшего к высшему, интегральный прогрессом, в котором материальный мир находится как целое и система. Отрицание единого мирового процесса, а также его трактовки как круговорота или просто необратимого качественного изменения противостоят этому пони­манию развития не как более отвечающие духу и совокупному материалу частных наук, а как не доведенные до логического завершения философс­кие полуфабрикаты, хотя и опирающиеся на какую-то часть данного мате­риала, но малоэвристичные в отношении его интерпретации.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.