Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

НЕФИЛИМ: ЛЮДИ ИЗ ОГНЕННЫХ РАКЕТ 12 страница



На наш взгляд, предположение о том, что нефилим прибывали на Землю группами по пятьдесят колонистов, вполне правдоподобно. По мере того как полеты к Земле становились регулярными (благоприятное для старта время совпадало с периодами сближения Земли с Двенадцатой Планетой), все большее число нефилим оставалось на Земле. Каждый раз часть прилетевших ранее колонистов возвращались домой, но при этом большое число нефилим оставались на Земле, и постепенно количество астронавтов с Двенадцатой Планеты выросло с первоначальных пятидесяти до трехсот.

* * *

Как же нефилим намеревались выполнить свою задачу — добывать на Земле полезные ископаемые и доставлять их на Двенадцатую Планету при ограниченном числе рабочих рук?

Вне всякого сомнения, они рассчитывали на свои научные знания. Именно теперь пригодились выдающиеся способности Энки, и именно ему поручили первым высадиться на Землю и руководить работами в Абзу.

На знаменитой шумерской печати, в настоящее время выставленной в Лувре, изображен Энки с традиционными потоками воды — только в данном случае эта вода вытекала из нескольких лабораторных колб (или фильтровалась через них) (рис. 147). Эта древняя интерпретация связи Энки с водой наводит на мысль, что первоначально нефилим намеревались добывать необходимые им элементы из воды. Океанские воды содержат огромное количество золота и других ценных минералов, но концентрация этих веществ настолько низка, что для оправдания такого способа «добычи» требовалась совершенная и одновременно дешевая технология. Известно также, что на морском дне имеется огромное количество ценных минералов в виде мелких конкреций, но для того, чтобы добраться до них, необходимо забирать грунт с большой глубины.

В древних текстах часто упоминается одна из разновидностей судов, которыми пользовались боги — «элиппу тебити» («затопленный корабль» — то, что мы называем подводной лодкой). Мы встречались также с человеком-рыбой, который отождествлялся с Эа. Может быть, это все свидетельства попыток аннунаков погрузиться в океанские глубины и извлечь оттуда залежи ценных минералов? Выше уже упоминалось о том, что Земля Копей раньше называлась А.РА.ЛИ — «место вод сияющих жил». Это означает, что золото здесь могло добываться из золотоносного песка на берегах рек или что нефилим пытались извлекать этот драгоценный металл из морской воды.

Если у нефилим и имелись такие планы, то сбыться им было не суждено. Вскоре после основания первых поселений несколько сотен аннунаков получили неожиданное и необыкновенно трудное задание: углубиться в недра африканского континента и добывать из них полезные ископаемые.

На некоторых цилиндрических печатях, найденных археологами, боги изображены рядом с входом в некие подземные сооружения, похожие на копи или шахты. На одном из рисунков мы видим прибытие Эа в страну, где Гибил находится на поверхности, а еще один бог, стоя на четвереньках, работает под землей (рис. 148).

По свидетельству вавилонских и ассирийских текстов, в более поздние времена для непосильного труда в копях Нижнего мира забирали людей — молодых и старых. Они были вынуждены работать в полной темноте, глотая пыль, и никогда не возвращались в родные земли. Именно поэтому эпитет, данный этой стране шумерами — КУР.НУ.ГИ.Я, — истолковывался как «место, откуда не возвращаются». Однако буквально это слово означает «земля, где боги, которые работают в глубоких тоннелях, добывают [руду]». Как нам известно из древних источников, в те времена, когда на Земле обосновались нефилим, человек еще не был создан, и в отсутствие людей тяжелую работу в шахтах приходилось выполнять немногочисленным аннунакам. Спускавшаяся в Нижний мир Иштар рассказывала, что трудившиеся в поте лица аннунаки питались скудной растительностью, смешанной с глиной, и пили воду, темную от ила.

Если принять во внимание эти обстоятельства, то становится понятен смысл длинной поэмы, получившей название (согласно традиции, по первой строке текста) «Когда боги, подобно людям...».

Собрав воедино многочисленные разрозненные фрагменты вавилонской и ассирийской версий, У. Дж. Ламберт и А. Р. Миллард («Atra-Hasis: The Babylonian Story of the Flood») получили связный рассказ. Ученые пришли к выводу, что в его основе лежит шумерский текст, а возможно, и еще более древние устные предания, рассказывающие о прибытии богов на землю, о создании человека и об уничтожении людей Великим потопом.

Своими художественными достоинствами многие стихи обязаны лишь переводчикам, но для нас очень важен тот факт, что их содержание и смысл совпадают с выводами, к которым мы пришли в предыдущих главах. В поэме также объясняются обстоятельства, которые привели к мятежу аннунаков.

Повествование начинается с той далекой эпохи, когда на земле жили одни лишь боги:

Когда боги, подобно людям, Бремя несли, таскали корзины, Корзины богов огромны были, Тяжек труд, велики невзгоды.

К тому времени главные боги уже разделили между собой власть и распределили обязанности:

Был Ану, отец их, вышним владыкой. Их советником — воитель Энлиль. Их управляющим был Нинурта, Их надсмотрщиком был Эннуги. Тогда по рукам ударили боги, Бросили жребий, поделили уделы. Ану получил во владение небо, Власти Энлиля подчинили землю. Засовы вод, врата Океана, Государю Энки они поручили.

На земле были основаны семь городов, и в поэме упоминается о семи великих аннунаках, которые управляли ими. Дисциплина, по всей вероятности, была очень строгой, поскольку в тексте говорится о том, что «семь великих богов аннунаков возложили бремя труда на Игигов».

Из всего «бремени» самой распространенной, тяжелой, а потому и самой ненавидимой работой был труд землекопа. Младшие боги углубляли речное дно, чтобы сделать реки судоходными, прокладывали оросительные каналы и рыли глубокие шахты для добычи минералов из недр Апсу. Хотя рабочие обеспечивались сложным оборудованием—в текстах, например, говорится о «серебряном топоре, сияющем, как день», даже под землей, — работа под землей была очень утомительной.

Долгое время, а если точнее, то сорок «лет» аннунаки «тяжко трудились», но затем их терпение истощилось:

Они кричали, наполняясь злобой, Они шумели в своих котлованах.

Поводом для начала восстания послужило прибытие Энлиля. Воспользовавшись представившейся возможностью, аннунаки сказали друг другу:

Хотим управляющего видеть! Пусть он отменит труд наш тяжелый! Он, советник богов, воитель! Пойдем, разыщем его жилище!

Вскоре нашелся тот, кто возглавит восстание. Это был «управитель древних времен», вероятно, затаивший обиду на нынешнего руководителя. Его имя, к сожалению, не сохранилось, но пламенный призыв дошел до нас через многие тысячелетия:

Ныне ему объявляем войну! Сраженье да столкнется с битвой!

Красочное описание мятежа в поэме вызывает в памяти картину взятия Бастилии:

Боги вняли его речам. Они спалили свои орудья, Они сожгли свои лопаты, Предали пламени свои корзины. За руки взявшись, они пошли К святым вратам воителя Энлиля.

Древний поэт передает напряженность и драматизм разворачивающихся событий:

В средину стражи, в самую полночь Был храм окружен, но бог не ведал. В средину стражи, в самую полночь Был Экур окружен, но Энлиль не ведал. Калькаль услышал и был встревожен. Он открыл засов и глянул наружу. Бог Калькаль разбудил Нуску. Шум Игигов они услыхали. Нуску пошел будить господина. С ложа его поднял. Господин мой, храм твой оцеплен, Подошла битва к твоим воротам!

Энлиль схватился за оружие и намеревался вступить в бой с мятежниками, но его помощник Нуску посоветовал ему сначала собрать Совет Богов:

«Позови, и пусть опустится Ану, Энки предстанет перед тобою». Он послал, и Ану к нему спустился. Энки предстал перед его очи. Воссел Ану, владыка неба, Внимал Энки, владыка Апсу. Великие Аннунаки воссели.

Поднялся Энлиль, изложил дело. Энлиль уста свои открыл, Так говорит богам великим...

Восприняв мятеж как личное оскорбление, Энлиль потребовал ответа:

Что это ныне здесь случилось? Не должен ли я устроить сраженье? Что это очи мои узрели? Подошла битва к моим вратам!

Ану предложил провести расследование. По поручению Ану и других руководителей Нуску отправился в лагерь бунтовщиков. «Кто подстрекатель этой битвы?» — грозно спросил он. Но мятежники лишь теснее сомкнули ряды:

Все, как один, войну объявили! В котлованах нам Положили трудиться! Непосильное бремя нас убивает, Тяжек труд, велики невзгоды.

Когда Энлиль услышал рассказ Нуску, «из глаз его покатились слезы». Он предъявил Совету ультиматум: предводитель мятежников должен быть казнен — в противном случае он слагает с себя все полномочия. Но спустившийся с небес Ану стал на сторону аннунаков:

За что мы к ним питаем злобу? Их труд тяжел, велики невзгоды. Каждый день они носят корзины, Горьки их плачи, их стенанья мы слышим.

Ободренный словами отца, Эа тоже «открыл уста свои». Повторив аргументы Ану, он предложил выход из ситуации: нужно создать «примитивного рабочего», или человека:

...праматерь богов, предстанет, Пусть она сотворит человека, Бремя богов на него возложим. Труд богов поручим человеку, Пусть несет человек иго божье!

Это предложение — создать «примитивного рабочего», который освободил бы аннунаков от непосильного труда, было с радостью принято всеми богами. Они единогласно высказались в поддержку плана Энки и решили назвать «примитивного рабочего» человеком:

Кликнули богиню, позвали Повитуху богов, мудрейшую Мами. «О, праматерь, творец человека! Сотвори человека, да несет он бремя! Да примет труды, что Энлиль назначил! Корзины богов — носить человеку!»

Мами, мать богов, ответила, что в этом ей потребуется помощь Эа, «ибо только он освящает». В Доме Шимти — нечто вроде клиники — в нетерпеливом ожидании собрались боги. Эа помогал приготовить смесь, из которой Богиня-Мать вылепила «человека». При том присутствовали богини рождения. Во время работы постоянно произносились заклинания. Наконец раздался торжествующий возглас Богини-Матери:

Это я сотворила, мои создали руки!

Затем она собрала всех богов и «уста свои открыла»:

Вы приказали —

Я совершила.

Вы бога повергли и его разум!

Я вас избавила от работы,

Ваши корзины дала человеку.

Теперь вам достанется крик человека,

Я ж сняла с вас ярмо, дала вам свободу!

Аннунаки с радостью восприняли это сообщение Богини-Матери, «кинулись к ней, целовали ноги». Теперь тяжелое «ярмо» придется нести человеку.

Нефилим, прибывшие на Землю и основавшие на ней колонии, создали касту рабов, но они не привозили пленников из других стран, а собственными руками сотворили «примитивного рабочего».

Мятеж богов привел к тому, что на Земле появились люди.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

СОТВОРЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Представление о том, что «человек» был создан нефилим, которое впервые появляется у шумеров, на первый взгляд противоречит и теории эволюции, и иудаистско-христианским догматам, опирающимся на текст Библии. Однако на самом деле содержащаяся в шумерских текстах информация — и только она — способна подтвердить и правильность теории эволюции и правдивость библейских историй, а также продемонстрировать, что они не противоречат друг другу.

В поэме «Когда боги, подобно людям...», в других текстах и надписях шумеры описывали человека как плод сознательных действий богов и одновременно как звено в эволюционной цепи, начало которой заложили космические события, описанные в «Мифе творения». Твердо придерживаясь линии, что созданию человека предшествовала эпоха, когда Землю населяли одни нефилим, шумерские источники повествуют о многочисленных событиях тех времен (например, об инциденте между Энлилем и Нинлиль). В этих же текстах рассказывается о развитии на Земле растительной и животной жизни, причем это описание согласуется с современной теорией эволюции.

В шумерских мифах утверждается, что когда нефилим прибыли на Землю, на ней еще не было ни полей, ни садов, ни одомашненных животных. В Библии сотворение человека тоже относится к шестому дню, или фазе эволюционного процесса. В Книге Бытия говорится, что к тому времени Бог еще не создал «...всякий полевой кустарник ..и всякую полевую траву... и не было человека для возделывания земли».

Шумерские тексты в один голос утверждают, что боги создали человека, чтобы возложить на него свои труды. «Миф творения» вкладывает это решение в уста Мардука:

Создам существо, назову человеком.

Воистину я сотворю человеков.

Пусть богам послужат, чтоб те отдохнули.

Сами шумерские и аккадские эпитеты человека свидетельствуют о его статусе и предназначении: «лулу» (примитивный), «лулу амелу» (примитивный рабочий), «авилим» (рабочий). Тот факт, что человек был создан как слуга богов, вовсе не удивлял древних людей. В библейские времена бога именовали «Господином», «Владыкой», «Царем», «Правителем», «Хозяином». Термин «авод», который традиционно интерпретировали как «поклонение», на самом деле означает «труд», «работа». Древний человек отнюдь не «поклонялся» своему богу — он на него работал.

Вскоре после того, как библейский Бог создал человека, он посадил сад и приказал человеку возделывать его:

И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.

Далее в Библии упоминается о том, что Бог прогуливался по саду «во время прохлады дня» — всю работу по уходу за садом выполнял человек Примечательно, что в Книге Бытия, которая, казалось бы, должна восхвалять свершения единого Бога, используется множественное число, когда речь идет о сотворении человека:

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему.

К кому же обращался Бог и по чьему образу и подобию был создан человек? Книга Бытия не дает ответа на этот вопрос. Однако когда Адам вкусил плод с дерева познания добра и зла, Бог предупредил своих неназванных товарищей: «Адам стал как один из Нас, зная добро и зло...»

Поскольку библейская версия сотворения мира, подобно другим библейским текстам, имеет шумерское происхождение, ответ на поставленный вопрос очевиден. Библейский вариант, в котором множество богов собраны в образ единого Бога, представляет собой отредактированный шумерский рассказ о дискуссиях в Совете Богов.

В Ветхом Завете неоднократно подчеркивается, что человек не относился к богам и что он не спустился с небес. Небо принадлежало Богу, а земля — человеку. Новое существо получило имя «Адам», потому что оно было создано из «праха земного» («адама»). Другими словами, человека нарекли «землянином».

Адама не наделили «мудростью» и бессмертием богов, но во всем остальном он был создан по образу («селем») и подобию («дмут») Создателя (или создателей). Эти строки не оставляют сомнений в том, что человек был похож на богов не только внешне, но и внутренне — то есть своей психикой.

На древних рисунках, изображающих богов и людей, их физическое сходство несомненно. Библейский запрет на поклонение языческим идолам стал основой весьма распространенного мнения, что бог иудеев не имел физического воплощения, но Книга Бытия и другие библейские истории свидетельствуют об обратном. Бога древних евреев можно было видеть и слышать, с ним можно было говорить и бороться. Он имел голову, руки, ноги, пальцы и торс. Библейский Бог и его посланники выглядели и вели себя как люди, поскольку люди были созданы по их образу и подобию.

Однако в этой кажущейся простоте кроется большая загадка. Каким образом новое существо могло стать — в физическом, психическом и эмоциональном отношении -точной копией нефилим? Как на самом деле был создан человек?

В западном мире на протяжении длительного времени господствовало убеждение, что сотворенный богом человек был помещен на землю, чтобы владеть ей и господствовать над всеми населявшими ее существами. Затем, в ноябре 1859 года, английский натуралист по имени Чарльз Дарвин опубликовал свой труд «Происхождение видов путем естественного отбора». Обобщая результаты тридцатилетних исследований, ученый соединил уже существовавшие представления о естественной эволюции с теорией естественного отбора, который являлся следствием борьбы всех живых существ — и животных, и растений — за выживание.

Первое потрясение христианский мир пережил еще раньше, когда в 1788 году известные геологи предположили, что возраст нашей Земли значительно превышает 5500 лет, которые согласно иудейскому календарю миновали с момента сотворения мира. Теория эволюции тоже не была такой уж новой: ученые мужи уже имели представление об этом процессе, а греки еще в четвертом веке до нашей эры собрали данные, подтверждающие эволюцию растительных и животных форм жизни.

«Бомбой» в учении Дарвина явилось его утверждение, что все живые существа — включая человека — являются продуктом эволюции. Человек не был создан случайно — и это противоречило господствовавшим представлениям.

Первая реакция Церкви характеризовалась яростным неприятием. Однако по мере того, как появлялись все новые научные данные относительно возраста Земли, а также в таких областях, как теория эволюции, генетика, биология и антропология, критика со стороны Церкви смягчилась. Похоже, она в конечном итоге признала противоречивость слов Ветхого Завета, в котором единственный и не обладавший физическим обликом бог сказал: «Сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему».

Но неужели мы всего лишь «безволосые обезьяны»? Действительно ли обезьяна приходится нам ближайшим родственником, а вершиной эволюции является человек, недавно отбросивший хвост и поднявшийся с четверенек?

В самом начале книги мы показали, что современные ученые ставят под сомнение простые теории. Концепция эволюции способна объяснить общий ход событий, определивших развитие жизни на Земле, — от одноклеточного существа до человека. Однако теория эволюции не отвечает на вопрос о происхождении вида Homo sapiens, который появился практически в одночасье, по сравнению с эволюционными процессами, требующими миллионов лет, и без каких-либо промежуточных стадий, которые свидетельствовали бы о его постепенном развитии из Homo erectus.

Гоминид из рода Homo является продуктом эволюции. Однако вид Homo sapiens — это результат неких неожиданных, революционных событий. Он появился на нашей планете внезапно, около 300 тысяч лет назад — на несколько миллионов лет раньше, чем было предусмотрено эволюцией.

Ученые не могут дать этому объяснения. У нас есть ответ — как и в вавилонских и шумерских текстах, а также в Ветхом Завете.

Homo sapiens — современный человек — появился при участии древних богов.

* * *

К счастью, в месопотамских текстах содержится прямое указание на то, когда именно был создан человек. В рассказе о тяжелом труде и мятеже аннунаков сообщается, что «сорок лет они тяжко трудились». Чтобы передать весь драматизм ситуации, древний поэт использует такой художественный прием, как повторение:

Десять лет они тяжко трудились. Двадцать лет они тяжко трудились. Тридцать лет они тяжко трудились. Сорок лет они тяжко трудились.

В древнем тексте в качестве единицы времени используется термин «ма», который обычно переводится как «год». Однако буквальное значение этого слова выглядит следующим образом: «то, что завершается, а затем повторяется вновь». Для человека на Земле один год равен периоду, за который наша планета совершает полный оборот вокруг Солнца. Родная планета нефилим совершала оборот вокруг Солнца за один «шар», или 3600 земных лет.

Через сорок «шаров», или 144 тысячи лет, аннунаки восстали и сказали: «Довольно». Если нефилим впервые спустились на Землю приблизительно 450 тысяч лет назад, то человек был создан именно 300 тысяч лет назад!

Нефилим не создавали ни млекопитающих, ни приматов, ни гоминидов. Библейский Адам не принадлежал к роду Homo — он был нашим предком — первым Homo sapiens. Нефилим создали человека именно таким, каков он есть сейчас.

Ключ к пониманию этого важного факта следует искать в мифе о спящем Энки, который проснулся и узнал, что боги решили создать «адаму» и что именно ему поручена эта работа. Энки ответил:

...творенье, что ты назвала, УЖЕ СУЩЕСТВУЕТ.

А затем он произнес следующее: «Придайте ему (то есть существу, которое уже живет на Земле) подобие богов».

Именно в этих словах кроется разгадка тайны происхождения человека. Нефилим не «сотворили» человека из ничего; они взяли уже живущее в природе существо и переделали его, «придали ему подобие богов».

Человек представляет собой продукт эволюции, но современный человек, или Homo sapiens, является «творением» богов. Примерно 300 тысяч лет назад нефилим взяли человека-обезьяну (Homo erectus) и перекроили его по собственному образу и подобию.

Теория эволюции и ближневосточные мифы о сотворении человека не противоречат друг другу. Более того, они объясняют и дополняют друг друга. Без созидательной деятельности нефилим современного человека отделяло бы от Homo sapiens несколько миллионов лет эволюции.

* * *

А теперь давайте мысленно перенесемся в далекое прошлое и попробуем представить, как разворачивались эти события.

Теплый климат великого межледникового периода, начавшегося примерно 435 тысяч лет назад, был необычайно благоприятен для растительной и животной жизни. Он также ускорил появление и распространение по территории планеты человекообразной обезьяны, или Homo erectus.

Наблюдая за окружающей природой, нефилим видели не только доминирующих на Земле млекопитающих, но и приматов, в том числе и человекообразных обезьян. Вполне возможно, что любопытство влекло обезьян к огненным объектам, взмывающим в небо. Могли ли нефилим сталкиваться с этими необычными приматами, наблюдать за ними или даже ловить их?

Факт встречи нефилим с человекообразными обезьянами подтверждается несколькими древними текстами. В шумерском мифе, повествующем о доисторических временах, мы читаем:

Когда впервые человек был сотворен,

не знал еще он хлеба,

не знал еще одежд он, кроме шкур;

жевал траву он, словно овцы,

и воду из канавы пил.

Звероподобный «человек» также описывается в «Эпосе о Гильгамеше». Вот как выглядел Энкиду «в степи рожденный» до того, как стал цивилизованным:

Шерстью покрыто все его тело, Подобно женщине, волосы носит, Пряди волос как хлеба густые; Ни людей, ни мира не ведал, Одеждой одет он, словно Сумукан. Вместе с газелями ест он травы, Вместе со зверьми к водопою теснится, Вместе с тварями сердце радует водою.

В аккадском тексте рассказывается не только о внешности этого человекоподобного существа, но и о встрече с ним-.

Человек — ловец-охотник

Перед водопоем его встречает...

Увидел охотник — в лице изменился...

Устрашился, умолк, онемел он,

В груди его — скорбь, его лик затмился,

Тоска проникла в его утробу,

Идущему дальним путем стал лицом подобен.

Опасаться «дикаря» заставлял не только страх перед его устрашающей внешностью. Помимо всего прочего, он постоянно мешал охотнику:

Я вырою ямы — он их засыплет,

Я поставлю ловушки — он их вырвет,

Из рук моих уводит зверье и тварь степную...

Древний автор поэмы приводит необыкновенно точное описание человекообразной обезьяны: покрытое шерстью существо, которое ведет кочевой образ жизни, одевается в листья и теснится у водопоя вместе с другими животными. В то же время это существо обладает зачатками разума — оно умеет рвать силки и закапывать ямы-ловушки. Другими словами, оно защищает своих собратьев из животного мира от охотников. Археологи нашли большое количество цилиндрических печатей с изображением этой лохматой человекообразной обезьяны, стоящей рядом с другими животными (рис. 149).

 

Таким образом, столкнувшиеся с нехваткой рабочих рук и решившие создать «примитивного рабочего», нефилим пошли по самому простому пути: одомашнить подходящее для этой цели животное.

«Животное» нашлось быстро, однако с его приручением возникли определенные трудности. С одной стороны, Homo erectus был слишком умен, чтобы превратиться в обычное домашнее животное, покорно выполняющее тяжелую работу. С другой стороны, он не очень подходил для той роли, которая была ему предназначена. Необходимо было изменить его физический облик, чтобы он мог держать в руках инструменты нефилим, а также ходить и сгибаться, заменив богов на полях и в копях. Ему были нужны более совершенные «мозги» — не такие, как у богов, но позволяющие понимать речь, команды и поставленные перед ним задачи. Он должен был иметь достаточно ума и сообразительности, чтобы стать послушным и полезным «амелу» — рабом.

Если жизнь на Земле действительно появилась в результате столкновения с Двенадцатой Планетой — похоже, этот факт находит подтверждение как в древних источниках, так и в данных современной науки, — то ход эволюции на ней должен был повторить эволюцию на родной планете нефилим. Вне всякого сомнения, имели место мутации, вариации, ускорение и замедление развития, вызванные местными условиями, но один и тот же генетический код и одинаковая «химия жизни», характерные для всех растений и животных Земли, привели к совпадению общего направления эволюции на Земле и на Двенадцатой Планете.

Изучая природу Земли, ученые нефилим и их руководитель Эа довольно быстро поняли, что произошло: во время космического столкновения основы жизни были перенесены с их планеты на Землю. Поэтому выбранное ими существо было очень похоже на самих нефилим, только оно находилось на более ранней стадии развития.

Медленный процесс одомашнивания посредством селекции не годился. Нефилим требовался быстрый способ, способный обеспечить «массовое производство» рабочих рук Эта задача была поставлена перед Эа, и он быстро нашел ее решение: «запечатлеть» образ богов в уже имеющемся существе.

Мы убеждены, что процесс, к которому обратился Эа для ускорения эволюционного развития Ногтю erectus, представлял собой генетическую манипуляцию.

Нам известно, что в основе сложного биологического процесса, при помощи которого живые существа дают потомство, похожее на своих родителей, лежит генетический код. В клетках всех живых организмов — червя, папоротника, человека имеются хромосомы, крошечные продолговатые тельца, хранящие полную наследственную информацию данного организма. Когда мужская половая клетка (пыльца, сперма) оплодотворяет женскую, два набора хромосом соединяются и образовавшиеся новые клетки содержат наследственную информацию от обоих родителей.

В настоящее время стало возможным искусственное оплодотворение — даже человеческой яйцеклетки. Трудности возникают с перекрестным оплодотворением, то есть при попытке скрестить различные виды живых существ. Современная наука прошла большой путь — от создания первых гибридных злаков, скрещивания северных лаек с волками или «сотворения» мула (помеси лошади и осла) до управления репродукцией человека.

В процессе, который получил название клонирования (от греческого слова «klon» — побег), к животным организмам применяют тот же подход, что и к растениям, когда при помощи черенков из одного растения получают сотни точно таких же. Впервые этот метод был успешно опробован на животных в Англии, когда доктор Джон Гордон успешно заменил ядро оплодотворенной яйцеклетки лягушки ядром из другой клетки того же животного. Появление на свет нормальных головастиков продемонстрировало, что клетка продолжает расти, делиться и давать потомство независимо от того, откуда она получила полный набор хромосом.

Эксперименты, проведенные в Институте общества, этики и науки о жизни в Гастингсе, штат Нью-Йорк, показали, что эта методика применима и к человеческим существам. В настоящее время ученые умеют брать ядро любой клетки человеческого организма (не обязательно половых клеток), извлекать из него полный набор из двадцати трех пар хромосом и имплантировать его в женскую яйцеклетку, следствием чего должно стать зачатие и рождение человека с «заранее определенными» качествами. При обычном зачатии «материнские» и «отцовские» наборы хромосом сначала расщепляются, а затем смешиваются и образуют двадцать три пары, что приводит к случайным комбинациям. Однако при клонировании потомство представляет собой точную копию источника нерасщепленных хромосом. По словам доктора У. Гейлина, мы уже «обладаем достаточными знаниями для производства точных копий человеческих существ», то есть можем получить бесконечное число Гитлеров и Моцартов (если бы сохранились ядра их клеток).

Однако искусство генной инженерии не ограничивается одним процессом. Во многих странах исследователи усовершенствовали методику, получившую название «слияния клеток», — в этом случае соединяются сами клетки, а не хромосомы внутри клеточного ядра. В результате этого процесса две разные клетки сливаются в одну «суперклетку» с двумя ядрами и двумя наборами хромосом. При делении этой клетки смесь ядер и хромосом может разделиться таким образом, что получатся наборы, отличные от первоначальных. В результате могут образоваться две генетически полноценные клетки с абсолютно новыми генетическими кодами, существенно отличающимися от генетических кодов «родителей».




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.