Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Хороший заговор от грыжи



Встану благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота в чистое поле.
В чистом поле течет река медвяная, берега золотые; плывет по этой реке рыба, а имя ее щука: зубы у ее железны, щеки медны, глаза оловянны; и тая щука железными зубами, медными щеками, оловянными глазами загрызает, закусывает и загладывает побочную грыжу, киловую грыжу и водяную грыжу, пуповую грыжу, жиловую грыжу, кровяную грыжу у раба божия (имя рек) от родин и до первой байни, от первой байни и до последней байни и до скорой смерти, дитимец и родимец, и всяку лихую грызь и болезнь! Забаяно, заговорено у раба божия (имя рек) во веки веков! Аминь.
Чего мастер не доучил или сам не договорил, то всех наперед. Будьте мои слова крепки и тверды, ключ и в замок во веки веков!
Аминь. Аминь. Аминь.

 

Примечание: Бая (и)ть – говорить, рассказывать, байка – сказка, баюн (баюкон) – говорун, сказочник, краснобай, прибаутка, баюкать (баикать) – укачивать ребенка под песню, обаять, (обаить, обаивать) – обольстить, обворожить, старин, обавник (обаянник) – чародей, напускатель обаяния 2); иллир. bajanie – заговор, чародейство, песнь, поэтический вымысл, bajan – чародей, волхв; польск. bajac – рассказывать сказки, bajacz (bajarz) – рассказчик, baja – сказка, bajeez ну – баснословный; чешск. bag, bagar, bagec – сказочник, bageni – басня, речь; серб. bаjати – колдовать, bajaч – колдун, bajaлица – колдунья, bajaibe – волшебство. Этими выражениями объясняется и «боян» «Слова о полку Игореве» – певец, чародей. От глагола «баять» происходит балий, слово, объясняемое в «Азбуковнике»: «чаровник, ворожея», а в Фрейзингенской рукописи употребляемое в значении врача; бальство – ворожба (Афанасьев).

Господи Боже, благослови!
Стану я, раб божий (имя рек), благословясь,
пойду перекрестясь из избы дверьми, из двора воротами,
пойду в чистое поле; есть в чистом поле окиян-море,
и есть на окияне-море белый камень, и есть под белым каменем
щука золотая – и перье золотое, и кости золотые,
и зубы золотые; и прийди, щука, к рабу божию (имя рек),
и выгрызи у раба божия (имя рек) своими золотыми зубами
грыжу ветряную, грыжу напущенную,
грыжу жильную, грыжу костяную,
сосцовую грыжу, красную грыжу,
мокрую грыжу, от отца грыжу, от матери грыжу,
всякую бывающую; и спустись, грыжа, к поясу,
и выйди мочею и шулятами на дресвян камень,
и поживи три часа денных,
и пойди, грыжа, с дресвяна камени
на пустое место, в темное место, где солнце не огревает,
где люди не ходят и не бывают, где птицы не летают,
где звери не заходят; и пойди, грыжа, за быстрые реки,
и пойди, грыжа, за гремучие ручьи,
и когда буде Христово второе пришествие,
обратись, грыжа, вспять!
Тем словам во веки веков аминь!

 

* * *

В чистом поле стоит сырой дуб, и в том сыром дубе железный муж, и того железного мужа не можно напоить и накормить ни хлебом, ни солью, никакими овощами, а накормить того железного мужа из жива человека: с сердца грыжею, из-под грудей грыжею, из пупа грыжею; к тому ж в синем море-окиане белой камень, и от того белого камня выходит красная девица и приходит к тому рабу божию (имя рек), и вынимает у того раба божия с пупа грыжу, с сердца грыжу, из-под пупа грыжу, и покладывает на шелковую ленту, и сносит к сырому дубу, к железному мужу; и тот железный муж поедает и пожирает у того раба божия с сердца грыжу, из-под грудей грыжу, из пупа грыжу, и тем железный муж сыт пребывает!

Как старой няньке детей не нашивать, так у раба (имя рек) грыжи не было!

* * *

От нутряной нутрянки (опухоли живота). Читается тридевять раз в бане, и столько же раз парят больного веником. Затем веник выбрасывается в поле на запад.

Стану я, раба божия (имя рек),
отговаривать у раба божия (имя рек),
нутряная нутрянка, выйди с раба божия (имя рек),
из его белого тела, с его живота;
выйди в чистое поле, где пустота;
там стоят столы дубовы, скатерти браны,
питья медовы, яства сахарны; тебя в гости звали!

 

* * *

От жабы

Ложилася (имя рек) спать, помолясь и благословясь; на кияне-море лежит камень Латырь; возле того камня Латыря стоит престол Пресвятыя Богородицы; возле того престола стоит дерево суховерьхо; на этом дереве суховерьхе сидит птица – железны носы, булатны когти, щиплет, теребит жабу, сухую и мокрую, присно, во веки веков!

Приговаривая этот заговор, трут по больному месту тремя веретенами, сперва каждым отдельно, а потом всеми тремя вместе. После того должно махнуть веретенами в печь, приговоря:

Ступай, сухая и мокрая жаба, сохни!

От горячки или огневицы

Стану я, раб божий (имя рек) благословясь
и пойду перекрестясь во сине море;
на синем море лежит бел горюч камень,
на этом камне стоит божий престол,
на этом престоле сидит Пресвятая Матерь,
в белых рученьках держит белого лебедя,
обрывает, общипывает у лебедя белое перо;
как отскокнуло, отпрыгнуло белое перо,
так отскокните, отпрыгните, отпряните
от раба божия (имя рек) родимые огневицы
и родимые горячки: с буйной головушки,
с ясных очей, с черных бровей, с белого тельца,
с ретивого сердца, с черной печени, с белого легкого,
с рученек, с ноженек!
С ветру пришла – на ветер пойди;
с воды пришла – на воду пойди;
с лесу пришла – на лес пойди
отныне и до века!

 

От ячменя

Заговаривающему следует трижды плюнуть в сторону; показать глазу кукиш и прошептать три раза:

Ячмень, ячмень, на тебе кукиш;
что хочешь, то купишь;
купи себе топорок,
руби себя поперек!

 

От бельма

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!
Аминь. И шел святый Егорий
показать больному чрез железный мост,
и за ним бегло три пса: един серый,
другой белый, третий черный;
серый пес бельмо слизнул, белый пес бельмо слизнул,
черный пес бельмо слизнул у рожденного,
у молитвенного, у крещеного раба божия (имя рек)]

 

От колотья

Знахарь обводит место, где больной чувствует колотье, бруском и крестит это место столовым ножом, говоря и крестя трижды:

Секу, отсекаю, рублю, перерубаю,
секу, рублю колотье острым ножиком!
Как брусок исчезает от укладу, от булату, от железа,
так исчезни и иссохни, родимое колотье,
в белой кости, в черном мясе.
в белом тельце отныне и до века!

 

Затем обмывают нож водой, которой и поят больного, или промывают больное место.

* * *

От укуса бешеной собаки

На море на окияне, на острове на Буяне стоит крута гора Сион-матушка, на крутой горе растет дуб-стародуб, под тем дубом-стародубом лежит цепь железная, обвита вокруг дуба; к этой цепи привязан старый бес-собака.

Ой ты, собака, старый бес! Унимай свой лютый гнев, свою ярость, свой кусачий зуб!

Если укусишь раба божия (имя рек.) в белое тело, пустишь свою черную слинь в горячую кровь, то сам и уймешь, всякую болезнь выгонишь!

А ежели не уймешь своего кусачьего зуба, то приду к тебе я, раб божий (имя рек), с жезлом стальным, с билом железным, изгоню молитвами Господа нашего Иисуса Христа на веки веков! Аминь.

* * *

На море на окияне, на реке на Ордане стоит ракита, под тою ракитою лежит борона, под тою бороною лежит баранье черное руно, под тем бараньим черным руном лежат три змеи: первая змея Марея, а другая Наталея, а третья змея медяница скороспея!

Ты, змея медяница скороспея, вынимай свое жало поскорея от раба божья (имя рек); а кады не вымешь своего жала поскорея, возьму я калену стрелу, пойду к Иисусу Христу и сам тебя застрелю!

Не я говорю, не я выговариваю; выговаривает, отговаривает сама Божья Матушка,

Пресвятая Богородица, со всем своим собором, великим помощником с Миколаем Угодником и с небесным воеводою!

* * *

Читается трижды над укушенным местом, которое трижды натирается осиновою корою и затем трижды обмывается водою из росы, собираемой в Иванову ночь:

Стану я, раба божия (имя рек),
отговаривать укушенное место,
у раба божия (имя рек) заговаривать:
«Гад подколодный, гад подземельный, возьми свою ярь,
а не возьмешь свою ярь, не пустит тя ни пень, ни колода,
ни ракитова порода; а возьмешь свою ярь,
пустит тя и пень, и колода, и ракитова порода;
и опечет тя красно солнышко,
и освятит тя светлый месяц,
часты звездочки, и обмоет тя утрянароса!»

 

От ожога

Сожжено это не огнем, а золою!

Трижды сказать, дунуть и плюнуть.

* * *

Где был огонь,

будь песок [вариант: камень]

От запоя и похмелья:

Живую щуку сажают в туес или бурак с вином и настаивают 12 дней; щука дает много слизи, и настой протухает. Им поят пьяницу, приговаривая:

Как щука не терпит вина, тако ж бы не терпел его раб божий (имя рек).

* * *

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа аминь!
Хмель и вино отступись от раба божия (имя рек)
в темные леса, где люди не ходят,
и кони не бродяг, и птица не летает!
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа (дважды)!
Хмель и вино, выходи на быструю воду,
по которой воде люди не ездят,
от раба божия (имя рек);
хмель и вино, пойди на буйные ветры —
которой ветер по дальности ходит!
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа (дважды)
Зайди это вино за холмы и горы!
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
Привяжись к лихому человеку,
который на (имя рек) лихо думает,
к тому привяжись,
который добра не сделает,
от меня вовеки отвяжись!
Во имя Отца и Сына
и Святаго Духа аминь!

 

От плотской немощи

Встану яз, раб божий (имя рек), благословясь и пойду перекрестясь в чистое поле под красное солнце, под млад светел месяц, под частые звезды, мимо Болотовы кости могила; как Болотовы кости не тропнут, не гнутся, не ломятся, так бы у меня, раба божия (имя рек), фирс не гнулся, не ломился против женския плоти и хоти и против памятныя кости; и возьму яз, раб божий (имя рек), свой червленой вяз, и пойду я в чистое поле; ажио идет в чистом поле встречу бык-третьяк, заломя голову, смотрится на небесную высоту, на луну и на колесницу; и подойду яз, раб божий (имя рек), с своим червленым вязом и ударю яз быка-третьяка по рогу своим червленым вязом, и как тот рог не гнется, не ломится от моего вязу, так бы и у меня, раба божня (имя рек), фирс не гнулся, не ломился против женския плоти и хоти и против памятныя кости отныне и до веку!

* * *

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа аминь!

Господи, благослови. Господи, прости, Господи, помози!

Как у стоячей бутылки горлышко завсегда стоит прямо и бодро, так бы и у раба божия (имя рек) завсегда […] стоял на свою жену, рабу божию (имя рек), и во всякое время для любови и для похоти телесныя!

Аминь. Аминь. Аминь.

Русские чудотворцы

 

Среди культовых предметов и средств, к которым прибегает заболевший русский человек, бесспорно первое место должно быть отведено мощам святых и чудотворным иконам. Вера в целебность мощей и святых икон составляет исключительно русскую особенность и потому заслуживает повышенного внимания. Хотя учение о мощах и иконах всецело перешло к нам из Византийской церкви, но, развивая собственную веру, народ шел исключительно своим путем. В дальнейшем святые выступали в сознании народа не только учителями, но и носителями национальной и государственной идеи, защитниками в различных бедах и напастях и, естественно, становились как бы духовными богатырями и героями.

Имя многих из них уже при жизни было окружено ореолом чудесного и всепобеждающего. Часто противостоять им не могла и физическая сила, перед ними смирялись звери, и сами места их обитания были «святые места». Они не только сообщали свою чудесную силу всему, с чем соприкасались – камням, земле, воде, деревьям, – но и имели таинственный дар воздействовать на саму природу человека, исцеляя его болезни и недуги. Не удивительно, что еще при жизни снискавшие во всенародной молве славу святых, они и по смерти сохранили чудесную силу исцелять болезни. Канонизация таких святых лишь совпадала с желанием и требованием верующих.

Получается, что вера в целебность мощей, хотя и есть явление чисто религиозное и заимствованное, но в то же время явление, сложившееся исторически и по желанию народа. На это указывает и факт, что предметом почитания и поклонения становятся могилы подвижников, юродивых и блаженных, еще не канонизированных церковью.

Чудотворные иконы имеют не меньшее значение в жизни народа. Свою «популярность» они приобрели в годины общих народных бедствий, усмиряя грозные вражеские рати, помогая выигрывать трудные и решительные битвы. Единое историческое сознание продолжает жить в народе, хотя он и утратил память о конкретных случаях, и немудрено, что многие из икон, как исторические святыни, пользуются повсеместной известностью и всеобщим почитанием. Таковы иконы Божьей Матери Казанской, Владимирской, Смоленской, Почаевской, Иверской и другие.

Существует еще одно явление исключительно русской народной жизни, не менее замечательное, чем приведенное выше. Это обилие так называемых «явленных икон». Обыкновенная икона, поставленная неизвестным в уединенном месте или найденная на берегу, считается «явленной», около нее создаются легенды, начинают совершаться чудеса, главным образом в виде исцеления больных. Слава о ней растет быстро и разносится по окрестностям. И во всех случаях народное признание иконы чудотворной предшествует официальному признанию церкви. Последняя лишь освящает существующее, то, что создалось силой обстоятельств и исходит из недр народной жизни.

Благодаря мощам и чудотворным иконам создались такие общерелигиозные центры, имеющие всенародное и историческое значение, как Троице-Сергиева, Киево-Печерская или Почаевская лавра, Соловецкий или Кирилло-Белозерский монастырь. В каждом районе (а то и деревне, городе) существовали и существуют свои местные почитаемые святыни, к которым идут паломники, больные, ища исцеления, и здоровые, исполняя обет, данный в болезни за себя или близких. Народ наш, добредавший и ныне добредающий до Иерусалима и греческого Афона, идет в эти места, в громадном большинстве случаев побуждаемый сознанием общей греховности или тяжести какого-либо частного греха, близкой утраты или несчастья, но обеты в болезнях он предпочитает давать своим святыням. Эти обеты даются в большинстве случаев хронических, острых и опасных болезней, когда безрезультатно испробованы все доступные медицинские средства лечения и остается одна надежда на чудо. В критическую минуту человек осознает, что сделанное им бесполезно и бесплодно, и, веря в существование еще одного мира, помимо мира физических тел, он и обращается к миру чудесного и невозможного. Мир этот он считает для себя открытым, связь между ним и собой в минуту обета совершенно ясна. Связь же обеспечивают угодники и святые, которым и дается обет: эти люди объединяют в себе ирреальное и реальное, так как мощи их – прямое доказательство второго. И святые болели и страдали, как он (она) теперь, поэтому все скорби и немощи людей им хорошо известны.

Похожая картина происходит и с чудотворными иконами. Давно привыкнув верить и чтить их, простой человек неоднократно слышал и от духовных, и от мирских людей, и от нищих рассказы о проявлениях необыкновенной силы этих икон, а избранные и на себе испытывали какое-то особенное действие. Человек ждет и надеется на чудо, и оно в зачастую действительно случается: оставленный без всяких средств лечения, больной вдруг выздоравливает. При этом известно много случаев, когда обет дается не самим больным, а его близкими – детьми или родителями.

Кроме местных и общих святынь, существуют еще угодники-целители по преимуществу. Некоторые из них, например, Николай-чудотворец, святой Пантелеймон-целитель, Косьма и Дамиан (Козьма и Демьян) – врачи-бессеребренники – помогают от всех болезней. Другие святые врачуют исключительно от одной, всем известной и определенной болезни.

Святой Антипий почти повсеместно считается целителем зубных болезней, а иногда вместе с ним и Федор Сикеот.

Целителями всех простудных заболеваний, сопровождаемых ознобом или жаром, являются святая Фотинья (Фотина, 20 марта), преподобный Марон и Василий Новый (26 марта).

От болезней глаз исцеляет Казанская Божья Матерь, великомученица Варвара, Логин Сотник, Мина Египтянин и архидиакон Лаврентий.

При головной боли следует обращаться к Николаю-чудотворцу или к иконе усекновения главы Иоанна Предтечи.

От запоя и пьянства помогают святой Фрол и Лавр, а также мученик Бонифатий и преподобный Моисей Мурин.

От порчи исцеляет Симеон Мироточец и никому не ведомая «воздушная» Божья Матерь, которая будто бы пишется только в воздухе и на царских вратах.

От сумасшествия и душевных болезней исцеляют святомученик Киприан и мученица Юстина.

Беременных охраняет Федоровская Божья Матерь.

Облегчают родовые муки великомученица Екатерина и Анна-пророчица.

Об исцелении от грыжи следует молиться великомученику Артемию

От оспы – святому Конону, моровой язвы – Фоме-юродивому.

Об исцелении от блудной страсти следует обращаться к преподобному Иоанну-многострадальцу.

Целителем родимца у детей считается великомученик Никита.

От болей живота спасают – отроки Ананий, Азария и Мисаил.

При коклюшном кашле у детей, говоря про ребенка, что он «перхает», народ молится «Иоанну Пер– хателю», разумея Иоанна Предтечу. Каждому святому имеется своя молитва, текст которой вам всегда подскажут в ближайшей церкви.

Ниже (на стр. 152) мы приводим вам официальную таблицу распределения ролей между святыми в Православной церкви. Следует учесть, что в католических странах функции у святых могут быть совершенно другими, как и сами святые.

Какому святому-чудотворцу и в каких случаях надо молиться




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.