Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Языки и глобальный исторический процесс



Переход от личностного масштаба рассмотрения к масштабу рассмотрения языковой культуры общества в целом начинается с признания того факта, что общество носителей-пользователей всякого языка характеризуется статистикой прохождения индивидами, составляющими это общество, каждого из множества витков описанного ранее спирального процесса преобразований объективной информации в Жизни:

1. Образы Объективной реальности в даваемом Богом Различении преобразуются в субъективные различные образы индивида.

2. Субъективные образы выстраиваются в нравственно обусловленную систему — мировоззрение субъекта.

3. Субъект кодирует свои образы в языковые средства, в каком процессе возникает его миропонимание. Миропонимание возникает в результате совместной работы процессно-образного и дискретно-логического мышления и также нравственно обусловлено.

То есть каждый носитель-пользоват­ель языка — вне зависимости от того, осознаёт он этот факт или же нет, действует ли он умышленно волевым порядком или безвольно-безсознательно, — вносит свой вклад в то, чтобы спектр понимания Жизни на основе этого языка рос и разширялся или в то, чтобы прежние достижения предков утрачивались новыми поколениями.

Но поскольку далеко не все люди, составляющие общество, относятся безчувственно и нравственно безразлично (т.е. безнравственно)к тенденциям 1) развития, 2) деградации и 3) консервации достигнутого в неизменном, бездумно-механически воспроизводимом виде (т.е. без дальнейшего как развития, так и деградации), — то небезразличие такого рода множества людей может находить своё выражение в разщеплении языка на несколько языков, имеющих общее происхождение и различающихся в последующем как по особенностям звучания речи и смысловой нагрузки их слов[165], так и по особенностям свойственных каждому из них языковых конструкций и грамматики.

Но если выйти за границы культуры какого-то одного народа, то единство человечества выражается и в том, что в разных языковых культурах людей интересуют одни и те же проблемы. В анализе общих проблем представителями разных языковых культур вырабатывается общее для них мировоззрение, и это создаёт предпосылки к более или менее ярко выраженному проникновению разных языков друг в друга. В самом простом случае словарный запас одного или обоих взаимодействующих языков пополняется понятиями (т.е. словами во вполне определённой взаимосвязи с образными предста­вле­ния­ми) из словарного запаса другого языка, в результате чего некогда пришедшие в язык слова с течением времени становятся его неотъемлемой частью[166]. В более сложном варианте проникновения одного языка в другой языковые конструкции (особенности грамматики) одного языка становятся органичными составляющими другого.

Хотя такого рода процессы могут охватывать жизнь нескольких поколений, вследствие чего они плохо ощутимы для каждого из проходящих через него поколений, но они объективная данность. Они — одна из составляющих истории человечества на протяжении всего исторического периода после некоего древнего события, зафиксированного в мифах разных народов как языковое разщепление человечества, некогда в прошлом обладавшего единым языком[167]. Иными словами, процессы взаимного проникновения языков друг в друга — одна из составляющих глобального исторического процесса нынешнего многонационального человечества.

Соответственно этому обстоятельству отношение к текущим изменениям в каждом из языков народов Земли в смысле придания выявляемым изменениям оценок «хорошо — плохо» не может быть поистине осмысленным в отрыве от отношения к тем или иным тенденциям в течении глобального исторического процесса.

В современном обществе одним из факторов, мешающих выработке такого рода поистине осмысленного отношения к текущим языковым изменениям, происходящим в национальных языковых культурах, являются разного рода «антиглобалисты». Одну из ветвей «антигло­ба­лизма» образуют как раз многие из тех, кто возомнил себя ревнителями чистоты истинно (русской, украинской, английской и т.д.)[168] речи. Поэтому прежде, чем обратиться собственно к рассмотрению культурного сотрудничества разных народов, проявляющегося и в изменении их языков, необходимо рассмотреть некоторые вопросы, связанные с течением глобального исторического процесса, и прежде всего, — вопрос о «глобализации» и «антигло­ба­лизме».

«Антиглобалисты» — люди, по разным причинам выступающие против «глобали­за­ции». Однако, к сожалению, в своём большинстве они не утруждают себя тем, чтобы понять, за что определённо и против чего определённо они борются, и потому у них не получается ничего, кроме массового уличного хулиганства, которое (если разобраться с закулисной стороной дела) организуют и оплачивают именно те силы, против которых «антиглоба­листы» якобы борются. И при таком — не определённом по существу и исключительно безальтернативно-ниги­ли­с­тическом протестном отношении к «гло­бализа­ции» — «антигло­ба­листы» представляют собой зло не меньшее, нежели исторически реальная «гло­бали­за­ция», которой они недовольны.

Глобализация в том виде, в каком она предусмотрена в библейском проекте порабощения всех, — действительно представляет собой зло. Но чтобы избежать и зла библейской глобализации, и зла библейского же «антиглобализма», необходимо осознать обществен­ное значение как слов, так и жизненных явлений, которые этими словами обозначают.

«Глобализация» — термин политологии, ставший достоянием сознания интересующихся политикой и экономикой в последние годы ХХ столетия. «Глобализацией» стали называть совокупность экономических и общекультурных явлений, которые воздействуют на исторически сложившиеся культуры проживающих в разных регионах народов (включая и их экономические уклады), отчасти разрушая их, а отчасти интегрируя их в некую — ныне пока ещё только формирующуюся — глобальную культуру, которой предстоит в исторической перспективе объединить всё человечество.

Хороша будет эта культура либо плоха? Будет она одноязычной либо многоязычной[169]? — вопрос пока во многом открытый.

Но именно эти вопросы глобального взаимопроникновения друг в друга разных национальных культур не интересуют «антигло­ба­лис­тов» потому, что они действуют из предубеждения: глобализация — безальтернативно плохо[170]. Однако такой подход сам плох. Дело в том, что:

Глобализация исторически реально проистекает из разносторонней деятельности множества людей, преследующих свои личные и групповые интересы. И эти интересы большей частью совсем не глобального масштаба.

То, что ныне называется «глобализацией», имело место и в прошлом, но не имело имени. На протяжении всей памятной истории цивилизации нынешнего человечества «глобали­за­ция» предстаёт как процесс взаимного проникновения национальных культур друг в друга; в нём также соучаствует и искусственно созданная иерархией древнеегипетского знахарства (“жречества”) культура иудаизма — исторически реального международного еврейства.

В прошлом глобализацию стимулировала международная торговля и политика завоеваний, а ныне она стимулируется непосредственно технико-технологичес­ким объединением народных хозяйств разных стран в единое мировое хозяйство человечества. Экономическая составляющая этого процесса представляет собой концентрацию управления производительными силами человечества в целом. Но ни нынешнее человечество, ни одно национальное общество (включая и реликтовые первобытные культуры, застрявшие до настоящего времени в каменном веке) не может существовать без управляемых некоторым образом систем производства и распределения. А вследствие того, что управление и самоуправление в жизни обществ невозможны без циркуляции информации в контурах прямых и обратных связей, а разнородные языки, развитые и поддерживаемые культурами разных народов, представляют собой средство передачи и хранения информации, то глобализации свойственны и специфические языковые аспекты.

Это всё в совокупности означает, что глобализация — процесс исторически объективный. Он порождён не волей тех или иных «глобализаторов», и он протекает вне зависимости от желания и воли каждого из противников «глоба­ли­зации вообще». И хотя такого рода мифы в обществе существуют, но реально:

Глобализация проистекает из деятельности множества людей, действующих по своей инициативе в обеспечение частных — и вовсе не глобального масштаба — интересов каждого из них.

Именно по этой причине бороться с нею методами национального обособления и изоляционизма невозможно[171].

Для того, чтобы остановить глобализацию, необходимо повсеместно прекратить экспортно-импортные операции, ликвидировать туризм, трудовую миграцию населения, гастроли деятелей различных видов искусств, художественные и прочие выставки, переводы с языка на язык деловой корреспонденции, художественных произведений и научных трактатов, свести к минимуму дипломатическую деятельность и искоренить мафии.

Соответственно такому вúдению искренние попытки борьбы против глобализации вообще — как жизненного принципа развития нынешней цивилизации на планете — представляют собой одну из разновидностей сумасшествия.

Однако и смириться с глобализацией в том виде, в каком она исторически реально протекает в русле библейского проекта порабощения всех, — означает подвергнуть буду­щее человечества тяжким бедствиям.

Дело в том, что хотя глобализация и проистекает из социальной стихии частной деятельности множества людей, преследующих свои личные цели совсем не глобального масштаба, но исторически реально глобализация носит управляемый характер. Это является результатом того, что наряду с обычными обывателями, занятыми житейской суетой и избегающими глобального масштаба рассмотрения своих личных и общественных в целом дел, в человечестве издревле существуют более или менее многочисленные социальные группы, участники которых в преемственности поколений преследуют определённые цели в отношении человечества в целом, разрабатывают и применяют средства осуществления намеченных ими целей[172]. Поскольку выбор целей и средств обусловлен субъективно нравственностью тех или иных «глобализаторов», то это означает, что:

Глобализация как таковая разными людьми может быть ориентирована на достижение взаимоисключающих целей и может осуществляться взаимоисключающими средствами по взаимно исключающим друг друга сценариям.

Но поскольку глобализацию порождает деятельность множества людей, глобализаторами не являющихся, и поскольку её невозможно пресечь, то остаётся единственное: глобализации, развивающейся в направлении неприемлемых целей и осуществляемой неприемлемыми средствами по неприемлемым сценариям, необходимо противопоставить качественно иную глобализацию — приемлемую по конечным целям, по средствам их достижения, по сценариям, в которых с помощью приемлемых средств достигаются намеченные приемлемые цели. Только такой подход позволяет поглотить и изжить неприемлемую глобализацию[173].

Иными словами необходима альтернативно-объемлющая кон­це­п­ция глобализации, а по существу — концепция общественной безопасности многонационального человечества.

И такой подход к проблеме исторически реальной глобализации и возможных ей альтернатив, включая и искореняюще-объемлющие альтернативы неприемлемым вариантам глобализации, приводит непосредственно к вопросу об объективном — т.е. предопределённом Свыше для человека и человечества в целом — Добре, и соответственно — об объективном Зле. А это — вопросы нравственно обусловленного миропонимания, которые не могут быть выявлены и решены без помощи языковых средств.

Организация самоуправления людей, коллективов, общества в целом и организация управления делами локальной и общественной в целом значимости[174] — всё то, что порождает глобализацию и является её сутью, — тоже в своей основе имеет функции языка[175], которые уже упоминались в настоящей работе ранее:

· средство формирования господствующей в обществе нормативной нравственности и выражающей её этики;

· средство передачи и хранения информации в процессах развития культуры и самоуправления обществ;

· средство осуществления «магии языка»;

· функции непосредственного управления частными матрицами бытия и управления эгрегорами, объемлющие по отношению ко всем ранее названным функциям языка.

Собственно отношение носителей каждого из ныне живых языков человечества к той или иной определённой глобализации и способам воплощения этой глобализации в жизнь, их верность идеалу избранной ими глобализации, подтверждаемая делами жизни, и определяет будущность каждого из языков. А по существу это означает, что необходимо:

· рассмотреть вопрос о различных вариантах глобализации и

· определиться в понимании термина «чисто­та языка» в русле осуществления избранного варианта глобализации.

3.2. Варианты глобализации[176]

Для того, чтобы увидеть объективно различные варианты глобализации и выделить из них тот, который поддерживается Свыше, необходимо соотнестись с многократно обсуждаемым в материалах Концепции общественной безопасности объективным фактом, что всякая особь биологического вида “Человек разумный” может быть носителем одного из четырёх более или менее устойчивых в течение её взрослой жизни типов строя психики:

· Животный тип строя психики — когда всё поведение особи подчинено инстинктам и удовлетворению инстинктивных потребностей, не взирая на обстоятельства. При этом субъект может быть высокообразованным и интеллектуально развитым.

· Строй психики биоробота, «зомби» — когда внутренний психологический конфликт «инстинкты — культурно обусловленные автоматизмы» в поведенческих ситуациях в большинстве случаев разрешается в пользу культурно обусловленных автоматизмов. Но если изменяющиеся общественно-исторические обстоятельства требуют отказаться от традиционных в той или иной культуре норм поведения и выработать новые, то «зомби» отдаёт предпочтение сложившейся традиции и вольно или невольно отказывается от возможности творчества.

· Демонический строй психики характеризуется тем, что его носители волевым порядком могут переступить и через диктат инстинктов, и через диктат «общест­вен­ного мнения», по инерции поддерживающего исторически сложившиеся нормы культуры. Отвергая в каких-то ситуациях и диктат инстинктов, и диктат сложившихся в обществе традиций, они реализуют свои творческие способности и вырабатывают новые способы поведения и разрешения проблем, возникающих в их личной жизни и в жизни обществ.

Будет ли их творчество добром или злом в житейском понимании этих явлений окружающими — зависит от их реальной нравственности. Но вне зависимости от житейского понимания добра и зла в толпо-“элитарном” обществе, обретая ту или иную власть, демонизм требует безоговорочного служения себе, порождая не только обнажённо жестокие, но и изощрённо деликатные способы подавления личностей окружающих. Один из наиболее изощрённых вариантов проявления демонизма — принуждение окружающих к добродетельности путём оказания на них психологического давления и на основе разнородных навыков вторжения в чужую психику, позволяющих подчинить себе поведение других людей посредством извращения их миропонимания и воли или же — посредством не осознаваемого ими воздействия на безсознательные уровни психики каждого из них[177].

· Человечный строй психики характеризуется тем, что каждый его носитель осознаёт миссию человека — быть наместником Божиим на Земле. Соответственно этому обстоятельству на основе человечного типа строя психики наиболее полно раскрывается творческий потенциал человека, поскольку он осмысленно выстраивает свои личностные взаимоотношения с Богом по Жизни и волевым порядком искренне способствует осуществлению Божиего Промысла так, как это чувствует и понимает. Обратные связи (в смысле указания человеку на его ошибки) замыкаются Свыше тем, что человек оказывается в тех или иных обстоятельствах, соответствующих смыслу его молитв, намерений и допускаемых им ошибок, которые человек может исправить заблаговременно, т.е. до того, как его те или иные ошибки приведут к бедствиям для него самого и окружающих. Иными словами Бог говорит с людьми языком жизненных обстоятельств.

Для человечного типа строя психики нормальна неформальная, внедогматическая и внеритуальная вера Богу по жизни и действие в русле Промысла Божиего по своей доброй воле, т.е. для человека нормально язычество в Единобожии.

Различие типов строя психики и различное выражение каждого из них в жизни общества — объективный биологический и общественно-истори­ческий факт. Это факт — объективный в том смысле, что он не зависит ни от мнения и воли участников ВП СССР, ни от прочтения его текстов кем-либо.

Если Вы признаёте наличие у представителей биологического вида «Человек разумный» инстинктов, памяти, интеллекта, интуиции[178], личностной воли, то вопроса о способах выработки человеком линии поведения и её осуществления во всех житейских ситуациях не избежать. А при рассмотрении этого вопроса неизбежно встаёт вопрос и об отдании предпочтения в конкретных житейских ситуациях той или иной информации и алгоритмике, проистекающим[179] из названных неоднородных по своему характеру компонент психики (инстинктов, памяти, разума, «интуиции») в тех случаях, когда разные компоненты психики предлагают взаимоисключающую по своему характеру информацию и алгоритмику. При рассмотрении вариантов ответа на вопрос о предпочтительности информации и алгоритмики, предлагаемых названными неоднородными компонентами психики, понятия о различных типах строя психики не миновать вне зависимости от того, как назвать выявленные различия в организации психики.

Но придя к понятию о типах строя психики, мы неизбежно оказываемся перед вопросами:

· При каком типе своего собственного строя психики лучше жить дальше?

· Какой тип строя психики выражает достоинство Человека и потому должен гарантированно воспроизводиться культурой общества в преемственности поколений?

И хотя от двух последних вопросов можно и отмахнуться[180], но следует ли это делать: не будет ли это «себе дороже»? — По нашему мнению, это действительно будет «себе дороже» и потому лучше продолжить рассмотрение вопроса об обусловленности вариантов глобализации типами строя психики.

Тип строя психики обусловлен воспитанием в детстве и дальнейшим самовоспитанием личности. Т.е. недостижение личностью к началу юности человечного типа строя психики — результат порочности культуры общества и неправедного воспитания со стороны родителей, а не результат генетически обусловленной человеческой несостоятельности одних и биологического превосходства над ними других, из какого мнения проистекают теории разнородного расизма и нацизма.

Поэтому, будучи взрослым и осознавая этот факт, человек способен осознанно волевым порядком перейти от любого типа строя психики к человечному как к основе для дальнейшего личностного и общественного развития; человек способен устойчиво пребывать при человечном типе строя психики во всех обстоятельствах жизни — именно в воплощении этой способности в жизнь и выражается достоинство Человека.

И соответственно сказанному о психике человека ранее:

* * *

Нормальная алгоритмика психики личности, объединяя её сознательный и безсознательные уровни, необходимо включает в себя:

· доверие Богу, выраженное в исходном нравственном мериле человека:«Вседержитель безошибочен в своих действиях, всемогущ, и милость Его безгранична, и осознание этого должно вызывать — радостную внутреннюю умиротворённость и желание благодетельствовать Миру, порождающие открытость души Жизни — доброе настроение, определяющее характер и результаты всей психической деятельности»,— и это обеспечивает ладное Жизни единство эмоционального и смыслового строя души ВСЕХ ЛЮДЕЙ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ;

· человечный строй психики;

· устойчивость преемственности в передаче информации«Различение от Бога Þ внимание самого человека Þ интеллект»;

· опору на мозаичное Богоначальное мировоззрение триединстваматерии-информации-мhры и выражающее его миропонимание.

Только на этой основе возможно целенаправленное выявление по Жизни разнородных ошибок (как своих собственных, так и окружающих) в миропонимании, в мировоззрении, в алгоритмике психики, и главное — ошибок нравственности, как причины всех прочих.

* *
*

Тем не менее из неоднозначности субъективного отношения людей к даваемым Богом персонально каждому из них доказательствам Своего бытия, проистекает непризнание факта бытия Божиего многими людьми. И с точки зрения атеистов то, что выше названо человечным типом строя психики, представляет собой жизненно несостоятельную иллюзию верующих Богу. С их точки зрения человечный тип строя психики, объективно выражающий заботу о других людях, природе края, Земле, Мироздании в целом, — существует, но Бог к нему никакого отношения не имеет просто вследствие того, что «Бога нет».

Но в нашем миропонимании Бог есть, и Он — Творец и Вседержитель, а демонический тип строя психики действительно включает в себя модификацию, носителям которой свойственно именно заботливое отношение к другими людям, к природе края, в котором они живут, к Земле и Мирозданию в целом. И хотя такой благонамеренный демонизм существует и в своих проявлениях во многом аналогичен проявлениям человечности, но всё же демонизм есть демонизм: во-первых, он обречён на ошибки вследствие ограниченности доступных ему объёмов информации и неподвластности Различения никому, кроме Бога; а во-вторых, вследствие атеизма демонизм невосприимчив к указаниям на ошибки, даваемым Свыше как непосредственно во внутренний мир демонической личности, так и опосредованно — через других субъектов и события Жизни. Особенность же человечного типа строя психики в том, что в своей основе он имеет веру Богу по Жизни и, соответственно, жизнь человека — осмысленный диалог с Богом делами жизни: в этом предпосылки к тому, чтобы не предпринимать заведомо ошибочных действий; а в случае совершения ошибок — не быть невосприимчивым к разнородным указаниям на них и на возможности устранения самих ошибок и вызванных ими последствий.

В зависимости от статистики распределения людей по типам строя психики всякое культурно своеобразное общество порождает свою социальную организацию и изменяет свою культуру, соучаствуя некоторым образом в глобализации. При этом все варианты глобализации по их конечным — взаимоисключающим друг друга — целям могут быть отнесены к одному из двух классов:

· либо та или иная демоническая корпорация осуществляет «высоко цивилизованное» устойчивое в преемственности поколений рабовладение в глобальных масштабах, на основе:

Ø культуры, воспроизводящей в обществе нечеловечные типы строя психики,

Ø уничтожения выявляемых малочисленных носителей человечного типа строя психики,

Ø подавления и уничтожения реально и мнимо нелояльных демонов — как одиночек, так и принадлежащих к конкурирующим корпорациям;

· либо необратимое достижение человечного типа строя психики к началу юности признаётся обществом единственно нормальным для всякого человека, а культура человечества обеспечивает это в преемственности поколений.[181]

Может показаться (и многие действительно пребывают под властью такого мнения), что глобальный исторический процесс течёт сам собой и не несёт в себе предопределённой целенаправленности только к одной из двух названных выше взаимоисключающих целей завершения глобализации. Однако это не так.

Носители разных типов строя психики обладают разной дееспособностью по отношению к управлению процессами разной продолжительности. Это является следствием того, что в моменты выбора альтернатив поведения на основе инстинктов, традиций, собственного творчества, непреклонного осуществления Промысла, носители любого из названных типов строя психики вероятностно-предопре­де­лённо отдают предпочтение тому, что характеризует свойственный каждому из них тип строя психики[182]. В результате:

· позывы инстинктов «выдёргивают» носителей животного типа строя психики из процессов, более продолжительных, нежели интервалы времени между двумя последовательными инстинктивными позывами[183];

· процессы, поддерживаемые в обществе на основе традиций, также имеют ограниченную продолжительность, и отказ от творчества, характеризующий носителей строя психики зомби, не позволяет им войти в процессы, продолжительность которых больше, нежели продолжительность процессов, протекающих в обществе на основе сложившихся традиций;

· представители демонического типа строя психики, хотя и способны к творчеству, но никто из них не властен над Различением[184], и все они вследствие своего обособления от Бога несопричастны вечности, вследствие чего для каждого из них тоже имеется свой предел продолжительности процессов, по превышении которого он утрачивает дееспособность;

· и только человечный тип строя психики, выражая Промысел Божий, способен управлять и соучаствовать в процессах, продолжительность которых охватывает диапазоны дееспособности всех других типов строя психики и достигает вечности.

Кроме того, для всех нечеловечных типов строя психики ещё одним дополнительным фактором «выдёргивания» из продолжительных процессов является психофизиологическая зависимость множества людей от разного рода дурманов: алкоголя, табака, наркотиков (человечный тип строя психики предполагает в своей основе исключение дурманов из употребления). Позывы к одурманиванию вследствие психофизиологической зависимости «опускают» множество людей по шкале дееспособности (по отношению ко многим процессам) в диапазон более скоротечных процессов, чем тот, что свойственен носителям животного типа строя психики на трезвую голову.

Хотя глобализация порождается действиями всех без исключения людей вне зависимости от типа строя психики и переходов личности от одного типа строя психики к каким-то другим, но в процессы управления ею вступают только носители демонического и человечного типов строя психики (так как это требует творчества и вúдения перспектив, подчас далеко выходящих за сроки жизни одного поколения). И поскольку два выявленных ранее класса, к которым могут быть отнесены все варианты глобализации в зависимости от их конечных целей, обусловлены различием возникающих в них глобальных обществ и культур по типам строя психики, а человечный тип строя психики обеспечивает дееспособность его носителям по отношению к процессам большей продолжительности, то равновероятное завершение глобализации любым из них случайным образом невозможно. Вследствие превосходства человечного типа строя психики в дееспособности в более широком диапазоне продолжительности процессов глобализация протекает в направлении завершения её становлением глобального общества и культуры, в которых человечный строй психики будет нормой. Этот процесс является объемлющим по отношению ко всем прочим вариантам глобализации.

Иными словами, конечные цели глобализации в смысле становления «высоко цивилизованного» устойчивого в преемственности поколений рабовладения в глобальных масштабах, в интересах той или иной корпорации носителей демонического типа строя психики и не воплощённых хозяев такого рода корпораций — теряют устойчивость в ходе самой глобализации, вследствие чего глобализация не может завершиться их достижением[185].

И соответственно этому психико-алгоритмическому обстоятельству, действующему в истории нынешнего человечества, глобализация по-библейски, а равно и в каких-то иных «высоко цивилизованных» формах осуществления рабовладения — не состоится. Состоится глобализация, выражающая устремлённость к человечному типу строя психики, к культуре и общественной организации, воспроизводящим человечный тип строя психики в преемственности поколений как основу для дальнейшего развития каждого человека и человечества в целом. И это можно показать объективными общеизвестными фактами, выявив их причинно-следственные взаимосвязи.

Скупка мира со всеми его обитателями и их имуществом на основе запрограммированной Библией иудейской монополии на международное ростовщичество[186], ускорив научно-технический прогресс стремлением должников любой ценой вырваться из долговой кабалы, привела к тому, что:

· если при начале глобализации по-библейски в глубокой древности через неизменную техносферу большей частью бездумно проходили многие поколения на протяжении сотен лет,

· то в наше время на протяжении жизни одного поколения сменяется несколько поколений объектов техносферы, каждое из которых требует новых знаний и навыков как для своего производства, так и для эксплуатации.

Это означает, что носители животного строя психики и зомби, запрограммированные раз и навсегда на один вид профессиональной деятельности, не могут существовать при столь быстром изменении среды обитания и будут вычищаться из общества общеприродным механизмом, получившим в науке название «естественного отбора».

Дело в том, что в высокоразвитых биологических видах приспособление их к среде обитания носит двухуровневый характер:

· к медленным, по отношению к смене поколений изменениям среды обитания, всякий вид (популяция) приспосабливается изменением качеств особей в новых поколениях в пределах статистического разброса, допускаемого его генетикой;

· к быстрым, по отношению к смене поколений изменениям, вид или популяция не могут приспособиться изменением врождённых свойств особей, вследствие чего к новым факторам среды приспосабливаться должны все особи, которые с ними сталкиваются в своей жизни. Те особи, которые, столкнувшись с давлением нового фактора среды обитания, не могут к нему приспособиться, гибнут статистически чаще как вследствие прямого воздействия на них этого фактора, так и вследствие разного рода причин внутренней (по отношению к их организмам и психике) локализации, вызванных к жизни “стрессами” и “неврозами”. Те же, которые приспособились, избегают прямой гибели и не испытывают воздействия “стрессов” и “неврозов”.

Человечество, в котором по-прежнему количественно преобладает животный строй психики и бездумье биороботов, дистанционно управляемых телепрограммами, либо отрабатывающих привычные навыки, оказалось под воздействием “стресса”, названного «инфор­ма­ционным взрывом». Неизменность врождённых рефлексов и животных инстинктов, неизменность некогда освоенных программ поведения зомби не позволяет носителям этих типов строя психики реагировать на изменения среды обитания, прежде всего в области профессионализма, дающего средства к существованию.

При этом следует иметь в виду, что “пастухи стад” и “робо­то­техники”, — большей частью носители типов строя психики демонического и зомби (узкоспециализированного для этой области деятельности), — не успевают своевременно заново передрессировать и перепрограммировать своих подопечных так, чтобы их поведение было сообразно обстановке, быстро изменившейся в очередной раз.

Это означает, что все носители этих нечеловеческих типов строя психики поставлены перед выбором: либо они сами изменят свой строй психики, переосмыслив своё бытие и намерения на будущее (интеллект и минимум воли это позволяют сделать каждому), либо они погибнут потому, что прежний свойственный им строй психики сделает их жертвами объектов техносферы или стрессов, а также и обусловленных ими болезней[187].

В качестве заложников техносферы в нынешней глобальной цивилизации все равны: и возомнившие себя господами-«сверх­че­ло­веками», и те, кого “господа” пытаются поработить.

В таких условиях единственная возможность избежать гибели в очередном «Чернобыле» для претендентов в «сверх­человеки» — заботиться о том, чтобы “сверхчеловеками” (а по существу нормальными, состоявшимися людьми — носителями человечного типа строя психики) были все без исключения.

В противном случае и “недочеловеки” (носители типов строя психики животного и зомби), и “сверхчеловеки” (носители демонического типа строя психики) могут погибнуть, даже не в результате умысла покончить жизнь самоубийством какого-нибудь отягощенного “стрессом” оператора АЭС или химкомбината, а в результате порождения индивидами с нечеловеческой психикой коллективной психики типа «лавина ошибок»[188].

Так в технико-технологическом мире на реально правящую “элиту” и их хозяев, осуществляющих глобализацию по-библейски, оказались впервые в истории нынешней цивилизации замкнуты обратные связи, чего не было в жизни демонически-магической «расы господ» прошлой глобальной цивилизации[189], при каких условиях в ней и могла процветать вседозволенность демонизма.

Таким образом, «механизм естественного отбора», действующий в границах Божиего попущения в отношении людей, уничтожает ныне носителей животного строя психики и строя психики зомби. От этого не защищены хозяева и заправилы глобализации по-библейски, которые тоже оказываются под стрессовым воздействием, поскольку не могут не осознавать, что они теряют управление в глобальных масштабах.

Причём в этом естественном отборе индивиды утрачивают здоровье или погибают в репродуктивном возрасте. Вследствие этого родовые линии носителей животного типа строя психики и строя психики зомби, а также тех, кто ступил на путь “снятия стрес­са” с иллюзорной помощью разных дурманов, пресекаются; либо они, дав жизнь детям, показывают им на своём примере, как не дóлжно жить.

В этих обстоятельствах, формирующих новое информационно-алгоритмическое качество жизни общества в целом, преимуществом в воспроизводстве новых поколений обладают думающие. В том числе и думающие о том, чтобы дети вырастали человеками, но не человекообразными цивилизованными животными и биороботами. Те же процессы принуждают и думающую часть “эли­ты” очеловечиться[190], т.е. деэлитаризоваться — отказаться от “эли­тарных” и тем более расово-элитарных амбиций.

Активизация же интеллекта в подавляющем большинстве случаев не может быть искусственно ограничена узкопрофессиональной областью[191], не только потому, что средства массовой информации (от которых в нашем мире укрыться практически невозможно[192]) обрушивают на всех потоки самой разнородной информации, но и потому, что все отрасли профессиональной деятельности ныне информационно взаимно проникают друг в друга. Вследствие этого, чтобы не быть цивилизованной обезьяной, выдрессированной профессионально нажимать множество кнопок дома и на работе, профессионалу во всякой области необходимо вникать как в проблематику смежных областей деятельности, так и в их взаимосвязи в жизни общества.

Это неизбежно статистически предопределённо изподволь[193] делает думающего узкого профессионала социологом, в сфере компетенции, заботы и ответственности которого оказывается вся планета Земля, всё человечество.

Вопрос только в том, спустя какое время, после того как человек вникнет в социологию (включая и глобальную), сначала безсознательно обретя образные представления о ней, он осознанно заявит о себе как о социологе, осознанно приверженном в повседневности определённой концепции общественного устройства из их множества.

Но творчески думать свойственно и демонизму, и человечности. Демонизму, в отличие от человечности, свойственно принудительно выстраивать иерархии отношений индивидов; а каждому из индивидов с демоническим строем психики свойственно стремиться поднять свой иерархический статус; отстоять достигнутое положение от посягательств конкурентов; опустить вокруг себя многих, для того чтобы самому подняться над ними. Такого рода автоматизмы поведения свойственны и части носителей животного типа строя психи и зомби, с тою лишь разницей, что в отличие от демонов эти в осуществлении своих притязаний действуют не творчески, а шаблонно-механически.

Даже если индивид очнётся от своего прежнего животного или зомби состояния при демоническом типе строя психики, его пробудившийся разум обречён выйти на вопрос о том, привлекает ли его эта война на уничтожение всех человекообразных против всех, как способ существования, либо ему есть альтернатива, полная ладной жизни.

Поскольку альтернатива есть, как о том издревле сообщают Откровения, данные через Моисея, Христа, Мухаммада, то миновать рассмотрения этой альтернативы разуму (в том числе и демоническому) во всей проблематике социологии также невозможно. И на этом этапе упорствующий демонизм будет самоуничтожаться «механизмом» естественного отбора в войне демонических личностей против всех демонических личностей и прочих не внемлющих недолюдков: как физически, в ходе их разборок между собой, так и за счёт непрерывного усугубляющегося “стрессового” состояния всех участников войны всех про­тив всех: “стрессы” своими следствиями имеют психосоматические заболевания и алкогольно-наркотическую деградацию в попытке «снять стресс» воздействием дурманов и иных психотропных веществ.

Всё это говорит о том, что:

Матрица возможного течения глобального исторического процесса в нынешней цивилизации предопределённо Свыше построена так, чтобы человечество изжило животный строй психики, строй психики робота, а также всевозможные демонические наклонности, направленные на угнетение других с целью паразитирования на жизни всех.

У кого-то может встать вопрос: А какое отношение тема настоящей работы имеет к глобализации во всех её вариантах? Ответ прост:

В истории нынешней глобальной цивилизации обо всём этом и, прежде всего, о концепции глобализации, ведущей к человечности[194], впервые понятийно определённо написано и рассказано русским языком в том его виде, который исторически сложился к концу ХХ века, для всех, кто проявляет интерес к судьбам своим собственным и человечества в целом.

И это обстоятельство связано со всеми функциями языка:

непосредственного управления частными матрицами бытия и управления эгрегорами, что является функцией, объемлющей по отношению к другим ранее названным:

· язык — средство формирования господствующей в обществе нормативной нравственности и выражающей её этики;

· язык — средство осуществления «магии языка»;

· язык — средство передачи и хранения информации в процессах развития культуры и самоуправления обществ.

Достигнутая определённость в понимании этой совокупности обстоятельств позволяет перейти к рассмотрению вопроса о чистоте языка: истинной и мнимой.

3.3. Чистота живущего языка:
мнимая и истинная




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.