Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Жар-птица, за океаном, пакет с лекарствами



Позже, ночью, отужинав в одиночестве, я тренировался играть на бас-гитаре. Но тут со стороны входной двери послышался грохот падающих вещей.

- Оооо… Это абсолютное счастье – умереть под завалом такой замечательной музыки разных времён.

У входной двери лежал в кои-то веки парадно одетый Тэтсуро, погребённый под кучей упавших дисков. Растерянно разглядывая потолок, он что-то бормотал себе под нос.

- Будь добр, прежде чем умереть, накопи достаточно средств, чтобы обеспечить моё дальнейшее существование. Кстати, помнится, я там немного прибирался. Но как бы я ни старался их складывать, стопки с дисками всё равно росли всё выше и выше – их было не остановить. Выражая недовольство по этому поводу, я откапывал Тэтсуро из-под дисков.

- Когда я умру, тебе придется положить ко мне в гроб «Жар-птицу» Стравинского. Не надо играть что-то вроде «Requiem Mass in D minor», просто поставьте «St Matthew Passion»! Тогда я побью рекорд Иисуса Христа и воскресну через два дня.

- В этом нет необходимости – просто отправляйся в ад и не возвращайся! Я же тебе говорил звонить, если выпил.

- А, мхмм. Я давно не встречался со своими одногруппниками из колледжа музыки … буэ-э-э...

Замечательная музыка разных времён, равно как и единственный дорогой костюм Тэтсуро, были испачканы его кисло пахнущей рвотной массой. Он был уже полумёртв.

- Ааааа. Придётся отдать это в химчистку.

После того как его вырвало в туалете, Тэтсуро вернулся с бледным лицом. Даже увидев насколько испоганен костюм, он сделал вид, будто это не имеет к нему никакого отношения. Только одно могло заставить Тэтсуро прилично одеться – концерт. Из-за своей работы ему часто приходиться ходить на различные выступления, а у него только один костюм. Как же мне его вразумить? В любом случае, сделаю ему чашку горячего лимонного сока, чтобы он пришел в себя.

- Аааххх, я снова полон сил. Мне очень повезло. Моя жена сбежала от меня, но Бог даровал мне сына, способного заботится обо мне.

Ох, мама, почему ты не боролась сильнее за мое опекунство?

- Хватит с меня женщин. Все 5 моих одноклассников холосты, и трое из них уже один раз развелись!

Подставляя свои собственные слова, Тэтсуро напевал арию Риголетто – «La donna è mobile». Я надел ему на голову мусорный пакет, чтобы он заткнулся. Подумай о соседях, хватит их беспокоить!

- У тебя ведь так же с девчонками, да? Ты уже выкинул гитару, нет?

- Я всё еще играю на ней! Хватит держать меня за идиота! – я показал на бас-гитару, лежавшую на диване.

- Но ты хреново играешь, разве не так?

- Ну уж извини! – значит, снаружи всё равно слышно? Лучше не буду подключать бас-гитару к усилителю, когда занимаюсь дома.

- Ааа, почему? Она настолько хороша? А, Эбисава Мафуйу, правильно? Ты о ней уже упоминал. Хорошая девчонка, да. Знаешь, в моем кругу есть глупое высказывание… Видишь ли, женщин музыкантов для обложки альбома фотографируют в профиль, в особенности это касается пианисток. Если она красивая - снимают в пол оборота. Если она сногсшибательная красотка – снимают спереди. Я работаю в этой области уже 15 лет, и Мафуйу на моей памяти первая, кого сфотографировали снизу. Э? Что такое, малыш Нао? Я попал в точку?

- Заткнись.

Я плеснул кружку воды Тэтсуро в лицо.

- Какого чёрта ты вытворяешь?.. Малыш Нао, ты так холоден в последнее время. Может, ты меня ненавидишь?

- Слушай Тэтсуро…

- Ммм?

- Ты ненавидишь налоги?

- А? С чего такой неожиданный вопрос?

- Просто ответь.

- Ммм, ненавижу ли я их или нет… Думаю, было бы лучше без них, так что может быть ненавижу. Хотя я так долго оплачиваю их, что уже забыл о подобном отвратительном чувстве.

- Ммм, примерно так же я отношусь к тебе.

- …Можно я поплачу?

- Иди на улицу, если хочешь плакать!

Тэтсуро зажал под мышкой бутылку виски, и было, похоже, что он и впрямь собирается уйти. Вспомнив, что он может потревожить соседей, я сразу же остановил его. Веди себя, как подобает в твоем возрасте, и иди уже спать!

- Но, мне кажется, у тебя с Эбисавой Мафуйу нет шансов. Потому что… ну, ты же знаешь, что ты сын музыкального критика, и ей об этом тоже известно. Я только что с концерта Эбичири. Он отказался от моего приглашения с нами выпить, сказав, что ему ещё надо на съёмки ТВ-шоу. Хотя мы поговорили во время банкета – похоже, он останется в Японии до конца месяца, но в июне он уедет в далекие края. Скорее всего, в Америку.

- Я же говорю, ты не так понял… Э?

Эбичири – отец Мафуйу – вернулся в Японию?

Он возвращается в Америку в июне. Июнь, о котором говорила Мафуйу… этот?

- …А как же тогда Мафуйу? Ты слышал что-нибудь о ней?

- Что?

- Ничего. Значит… она тоже поедет с ним в Америку?

В это же время в прошлом году, Мафуйу, скорее всего, была на мировом туре и летала со своим отцом в Америку и по Европе. Но она ведь не могла решиться на такой бессмысленный поступок, как перевестись в нашу школу всего на один месяц, правильно?

- Думаю, она, наверное, не вернется к фортепиано. Я только сегодня услышал об этом. Похоже, тамошние критики понаписали про неё всяких гадостей. Она даже участвовала в конкурсе, не имеющего отношения к Эбичири, и к тому же победила. Но она всё равно находится в тени славы её отца.

- А…

Мне вспомнился случай, когда Мафуйу смотрела на меня глазами, полными враждебности. «Само существование критиков уже само по себе доставляет неудобства. Они постоянно пишут ерунду». Она и правда когда-то сказала что-то вроде этого.

- Её стиль игры дает повод для нападок. Например, что она не достаточно живо играла; слишком спокойно; что её презентация частей была ужасной; что её музыка напоминает ползающих насекомых; или что она слишком полагалась на технику… Даже я смог тут же придумать немало гадких отзывов, и если бы захотел, смог бы написать 30 страниц на эту тему. Но, в действиительности, было бы довольно глупо так поступать– не все вещи, которые ты сыграл, посчитают хорошими только потому, что ты исполнял их с чувством.

- Так значит, Мафуйу поэтому не играет на фортепиано?

- Не думаю. Но, похоже, они написали о её личной жизни, хотя это не имеет отношения к музыке, только потому, что она дочь Эбичири. Видишь ли, её мать – венгерка, и они с Эбичири сейчас разведены.

- А… Значит она действительно только наполовину японка.

Я вдруг вспомнил тот день, когда я починил её диктофон. Венгрия.

- А, ты что, не знал об этом? Ладно, давай закроем тему. Я чувствую себя, как папарацци, охотящийся за новостями.

Тэтсуро открыл бутылку виски и отпил из горла. У меня больше не осталось сил, чтобы остановить его.

В то время, как я учился в средней школе в Японии, заботясь о своей спокойной жизни, Мафуйу уже была на другом берегу океана, под тщательно изучающими её любопытными и враждебными взглядами, и жила в страхе, крепко держась за фортепиано. Что же это за жизнь? Я совсем не могу представить себе.

Но все сводится обратно к изначальной проблеме. Если она действительно бросила фортепиано, то почему она играет на гитаре?

На следующий день, когда я зашел в классный кабинет, мои одноклассники обсуждали вчерашнюю передачу.

- Это было вживую?

- Ага, похоже, он уже вернулся в Японию.

- Интервью?

- Они говорят о вещах, в которых я не смыслю. Ведь всё равно не слушаю классическую музыку.

- Они похожи друг на друга?

- Ни сколечко. Принцесса, наверное, пошла в маму?

Только из этих отрывков я тотчас понял, что они говорят о Эбичири. Я посмотрел на пустое место Мафуйу.

- Ведущий и про принцессу спрашивал.

- Они с отцом не ладят, да?

Я всё это время думал – вы же знаете, что Мафуйу скоро придёт, и всё равно громко сплетничаете о ней?

- Нао, твой отец и Эбичири были одноклассниками, ведь так?

- …Откуда вы знаете?

- Так сказала Маки! Ещё она сказала, что когда Эбичири преподавал, твой отец постоянно флиртовал с девчонками.

Маки-сенсей… не преувеличивайте и не распространяйте эти истории по школе, пожалуйста.

- Что? Так Нао все-таки был до этого знаком с принцессой?

- Но из того, что я видел, каждый раз, когда ведущий спрашивал о его дочери, Эбичири пытался сменить тему. Ты не в курсе почему?

- Эмм, слушайте…

Я снял бас-гитару с плеч и прислонил её к своей парте. Затем я набрался решимости и сказал:

- Перестаньте спрашивать о вещах, имеющих к ней отношение, хорошо?

Все смотрели на меня с удивлением. Я сделал вид, будто раскладываю учебники, и продолжил:

- Просто оставьте её в покое, хорошо? Она как раненый дикий котенок – если вы к ней приблизитесь, она может и оцарапать вас, но если оставите в покое, она не будет вас беспокоить. Во время мирового тура, в Америке, ей хватило проблем, так что—

Говоря всё это, я обратил внимание, что окружавший меня народ смотрел в другую сторону. Почувствовав колющие ощущения в спине, я обернулся и увидел находившуюся у двери Мафуйу. Может ей передалось это от матери? Её белая кожа начала слегка краснеть. Её огромные глаза уставились на меня – кажется, это был не озлобленный взгляд, а скорее, шокированный.

- …А, слушай, я не…

Я и сам не был уверен, пытался ли я тогда придумать какое-то оправдание.

- Умело ты разбрасываешься этими словами, - пробормотала она и направилась к своей парте.

Окружавшие меня парни уже разбежались кто куда.

- Это не то, что ты думаешь.

- Не разговаривай со мной, пожалуйста.

Голос Мафуйу был словно ножницы, отстригающий расстояние между нами. Я мог лишь молчать. Недавно окружавшие меня одноклассники мельком бросали на меня опасливые взгляды.

Чиаки примчалась в кабинет вскоре после звонка. Проходя мимо нас с Мафуйу, она тоже заметила напряжённую атмосферу.

- Что случилось? – она посмотрела на меня, а потом на Мафуйу. – Вы опять поссорились?

- Я никогда раньше с ним не ссорилась, так что не употребляй слово «опять».

Сказав это, Мафуйу отвела взгляд.

Чиаки хотела что-то сказать, но я потянул её за рукав, умоляя ничего не говорить.

Какие разговоры? Мафуйу даже ни разу не посмотрела в мою сторону. Она убежала из кабинета сразу же после начала обеденного перерыва.

- Она разозлилась…

- Принцесса разозлилась…

Упрекающий шепот, а так же взгляды одноклассников, были направлены на меня. На этот раз виноват был, действительно, я. Мне ничего не оставалось, кроме как встать и выйти из кабинета.

Я вышел во двор и дошёл до старого музыкального здания. Замка на двери не было, и дверь была открыта на распашку. Я тихонько заглянул в комнату – внутри никого не было. Что происходит?

Зайдя в комнату, я увидел гитару, подсоединенную к усилителю, и оставленный на столе медиатор. Похоже, кто-то впопыхах выбежал отсюда после того, как зашёл. Значит, мне можно подождать её здесь, да? И тут до меня дошло, что я не подумал, как буду извиняться перед ней. Почему Мафуйу так сильно разозлилась на меня?

Сидя на подушке, на столе и думая, как бы перед ней извиниться, я нечаянно столкнул рукой медиатор на пол. Им, наверное, пользуется Мафуйу. Только подняв его, я обнаружил, что он имеет необычную форму.

Грубо говоря, медиатор – это тонкий кусочек пластика в форме треугольника или онигири.[1] Но на обеих сторонах этого медиатора были пластиковые петли.

Я попробовал просунуть в петли большой и указательные пальцы, и они встали в такое же положение, в котором держат обычный медиатор. Однако, мне ещё никогда не попадался медиатор такого типа. Я видел медиаторы, одевающиеся только на указательный или большой пальцы, но медиатор с двумя петлями—

- Не трогай его!

Со стороны двери раздался голос, из-за чего я чуть опять не уронил медиатор. Мафуйу оттолкнула дверь плечом. Я положил вещицу на место и слез со стола.

- Мм, слушай… Извини.

Я посмотрел вниз и увидел, что в левой руке она держит небольшой белый целлофановый пакет… это лекарства?

- Ты плохо себя чувствуешь?

Удивленная моим вопросом, Мафуйу сказала: «Нет». Затем она засунула медиатор и пакет с лекарствами под подушку. Значит, она только что из аптеки?

- Что тебе нужно?

Сказав это, Мафуйу вздохнула, что довольно резко отличалось от её выкриков, которыми она меня прогоняла раньше. Я бы даже сказал, что сейчас её поведение более пугающее.

Я сказал ей прямо: «Я пришел, чтобы извиниться перед тобой». И начал думать, что сказать дальше, когда Мафуйу заговорила:

- Зачем? За что ты извиняешься? Давай и дальше рассказывай обо мне всё, что вздумается. Мне абсолютно всё равно.

- Слушай, я всё объясню, так что выслушай меня, - сказал я, сдерживая гнев. – Вчера Тэтсуро – это мой отец, кстати – пришел домой пьяный и рассказал мне о сплетнях, которые слышал от других критиков. Он сказал, что несколько американских критиков написали о тебе очень мерзкие вещи. Но он не вдавался в подробности, так что...

- Тогда тебе незачем извиняться передо мной!

Я моментально почувствовал, как моё лицо загорелось.

- Хватит придираться к моим словам.

- Что, ты пришёл выплеснуть на меня свою злость?

- Да нет же, пойми, - я удержал рвущиеся наружу слова и изо всех сил старался сохранить спокойствие. – Хорошо, понял. Я пришел, чтобы извиниться от лица всех критиков мира, которые пишут только ерунду.

Моя привычка говорить чепуху снова взялась за свое. Мафуйу в шоке заморгала и сделала удивленное лицо.

- Но ты ведь не критик. Хотя я слышала, что им работает твой отец.

- Я тоже критик.

Мафуйу склонила голову на бок. Её взгляд был полон недоумения.

- Это правда. Я помогал Тэтсуро писать статьи под его именем уже около 4-5 раз, и эти статьи издавались в музыкальных журналах. Поэтому это дает мне право извиниться перед тобой, ведь так?

Мафуйу кусала губы. Потом она посмотрела на пол и покачала головой.

- Я не понимаю, что ты хочешь сказать. О чём ты? – неожиданно сказала она слегка дрожащим голосом. - Почему? Почему ты извиняешься передо мной? Я сделала тебе так много гадостей.

- Значит, ты все-таки это осознала?

- Идиот.

Мафуйу подняла голову. Её глаза отражались тусклыми цветами пасмурного неба – прямо как в день, когда я впервые с ней встретился. Было промозглое чувство, как будто надвигался ливень.

- Мне наплевать на эти глупости. Не важно, как они обо мне напишут или что напишут – это не имеет значения. Дело не в этом. Я не была так… не была так…

Я еле слышал сбивчивый голос Мафуйу, и мне постепенно становилось трудно дышать. Я думал: где конкретно она находиться? Эта непостижимая девочка, окутанная тусклой фиолетовой аурой, должна быть прямо передо мной, но в действительности, насколько далека она от меня? Почему… мои голос и руки не могут до неё дотянуться?

- Почему тебе есть до меня дело? Так же, как и тогда. Почему ты мне помог? Пожалуйста, не надо больше обо мне беспокоиться. Я всё равно скоро исчезну.

Мафуйу облокотилась о гитару и села на стол, зарывшись лицом в руки, прижимающие её колени к груди… Мрачный ливень, но капли падали только на неё.


Я вышел из кабинета, но всё ещё были слышны слабые отголоски продолжающегося ливня. Но майский небосвод был беспечно ясен, и над очертаниями зданий висело всего одно-два облачка.

Я подумал: наверняка ведь о чём-то забыл. Что-то важное о Мафуйу ускользает от меня. Но я не имел ни малейшего представления, что бы это могло быть. Казалось, что вот-вот начинаю что-то понимать, но эти чувства были целиком проглочены сопровождавшими её воображаемыми грозовыми тучами . Волоча своё будто промокшее тело, я направился обратно в сторону классного кабинета.

  1. Перейти ↑ Онигири - завернутые в сухие водоросли колобки из белого риса.



©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.