Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Принцесса, революционерка



Взяв свою бас-гитару, я улизнул из кабинета сразу после занятий и пошел на крышу. Уже будучи на месте, я увидел девушку в форме, которая сидела на сетчатом ограждении и смотрела на небо. Ветер ласкал её волосы, и она, похоже, была в хорошем настроении. Это была Кагуразака-сенпай.

- Не слишком ли медленно, молодой человек? Звонок уже прозвенел.

Нет, это ты слишком рано пришла…

У нас у всех были уроки – как она могла оказаться здесь до того, как прозвенел звонок?

- В это время мелодия оповещающей сирены завода напротив звучит одновременно со звонком нашей школы. В результате получается случайная и интригующая полифония. Я очень надеюсь, что ты послушаешь её, молодой человек.

- Хаа, - кстати, не слишком ли опасно так высоко сидеть?

Сенпай спрыгнула с забора и приземлилась прямо передо мной.

- Ты еще не решил вступить в наш кружок?

- Ну… - я снял бас-гитару с плеч и прислонил её к забору. А затем нерешительно сказал: «Мне понадобится твоя помощь с бас-гитарой, но вступать в кружок…»

- Почему? – сенпай приподняла свои красивые брови.

- Это только для того, чтобы я смог вернуть тот кабинет и слушать музыку. Я стараюсь не ради тебя.

- Но ты быстро явился по моей просьбе.

- Просто мне понадобиться твоя помощь, если я хочу преподать Мафуйу урок.

- Так значит, ты имеешь в виду, что хочешь, чтобы я сначала научила тебя играть на бас-гитаре. Ты используешь меня так же, как и я тебя. Ведь так?

Она выразилась достаточно прямолинейно, но я всё равно искренне кивнул. Чтобы одержать победу над Мафуйу, мне было плевать на свой имидж.

На лице сенпая появилась улыбка.

- Ммм, ясно. У тебя больше нет выражения лица неудачника.

Её улыбка была менее показной, чем обычно – наоборот, это была чрезвычайно естественная улыбка. Я был в шоке.

- Всё нормально. Я всё равно уже предугадала, что ты к нам присоединишься. Давай начнём!

Cенпай присела на корточки и вынула из рюкзака кучу всего: мини-усилитель на батарейках, провода для него, а также запасные струны для моей бас-гитары.

- …Но почему мы занимаемся этим на крыше?

- Молодой человек, с чего думаешь начинают обучаться игре на бас-гитаре? – спросила она, доставая из пакета струны и разматывая их.

- Хмм… По-моему с крабовой походки.

Это одно из основных тренировочных упражнений. Игрок задает темп и начинает по порядку зажимать лады пальцами, а затем играть каждую струну по очереди. Так как левая рука постепенно сдвигается по горизонтали, некоторые называют это крабовой походкой. Звучит не профессионально, но это основы игры на гитаре. Однако сенпай покачала головой.

- Перед этим нужно сделать ещё кое-что. Поэтому я и позвала тебя на крышу.

Cенпай сильно потянула струну, держась за концы.

- Я протянула канат из струн отсюда до крышы общежития напротив. Ты должен пройти по нему до другого здания.

Я был ошеломлен. Я чуть не уронил басc-гитару, которую доставал из кейса.

- …Э?

- Ты не можешь быть басистом, если не можешь доверить свою жизнь струнам. Я останусь здесь и буду молиться за твою безопасность. Ты, скорее всего, умрёшь, если упадёшь, так что лучше сначала мысленно подготовься.

- Нет, нет-нет-нет, какого чёрта ты говоришь?

- Ну и ну, - Сэнпай пожала плечами.

- Прежде, чем ты сможешь, стать басистом, тебе необходимо пройти специальную подготовку, которая ставит твою жизнь под угрозу. То есть ты не знал? Даже самые известные басисты Японии - все проходили всевозможные тренировки с риском для жизни. К примеру, они стучались головой о консервную банку, или стояли в пылающем огне газового взрыва... и так далее.

- И кто же эти известные басисты Японии, о которых ты говоришь?

- Покойный Тёскэ Икария.

- The Drifters - это ведь комики - я ударил кейсом для бас-гитары об землю.

- "The Drifters" - ещё и группа! Они были на разогреве, на концерте Битлз. Это было очень грубо с твоей стороны, молодой человек.

- Я знаю, так что хватит пытаться сменить тему!

- Конечно же, про веревку я пошутила. Первое, что нужно сделать, это заменить струны бас-гитары. Поскольку инструмент долгое время лежал в магазине, натяжка струн ослабла.

Э-эта особа просто...

Я посчитал бессмысленным что-либо говорить и просто заменил четыре струны, не проронив ни слова.

- На самом деле, я позвала тебя на крышу вот почему!

Кагуразака-сэнпай прижалась к забору и показала пальцем вниз. По доносившимся звукам гитары, я понял, что она имела в виду, даже не глядя куда она показывает. Кабинет, в котором играла Мафуйу, был прямо под нами.

Но я же научил её, как звукоизолировать комнату с помощью полотенца, так почему всё равно слышны звуки гитары? Это была беззаботная мелодия Ravels - "Pavane for a Dead Princess".Это из-за того, что наши одноклассники обращаются к ней, как "принцесса"?

- Это случилось семь дней назад.

Кагуразака-сенпай облокотилась спиной о забор и посмотрела на небо.

- Я прогуляла школу с самого первого урока и сидела здесь до окончания занятий, слушая звуки улиц.

Зачем она ходит в школу?

- Потом солнце начало постепенно садиться, и ровно в тот момент, когда появилось ощущение, что пойдет дождь, послышались звуки гитары. «Хорошо темперированный клавир» Баха. Однако она пропустила фуги и играла только прелюдии. Я была так возмущена, что даже не заметила, когда начался дождь. Я села и стала слушать дальше.

- Ты так простудишься…

- Она играла только прелюдии, пока не дошла до «№24 в си минор» – это была сладостная пытка. Потом я услышала, как открывается дверь – я тайком посмотрела вниз и увидела, что из кабинета вышла красивая девушка. У неё были блестящие каштановые волосы – прямо как замороженный кленовый сироп. Этого было достаточно, чтобы я в неё влюбилась.

Бас-гитара соскользнула у меня с колен и упала на пол.

- Мм… сенпай?

- Хмм?

- Но Мафуйу ведь девушка.

- Ну и что? Мне нравятся красивые вещи. Для меня пол не играет роли. Почему, ты думаешь, я разрешила товарищу Аихара Чиаки вступить в группу? Потому что она симпатичная.

- Пожалуйста, не говори такие шокирующие вещи так равнодушно.

- В любом случае, я не ожидала, что она научится, так хорошо играть на барабанах меньше, чем за год.

- Чиаки бы заплакала, услышав это от тебя.

- Нет проблем. Я прямо скажу Чиаки о своих предпочтениях.

- Так все действительно считают тебя человеком, который заполучит всё, что захочет?

Я потерял дар речи. Я не думал, что она окажется таким человеком. Стоит просто научиться играть на бас-гитаре самому – ещё не поздно. Я начал настраивать бас-гитару.

- Но Эбисава Мафуйу не захотела меня выслушать – ни единого моего слова. К тому же, по моим внимательным наблюдениям, ты почему-то единственный человек в этой школе, кто может с ней разговаривать.

Я в шоке подскочил и поднял голову.

Передо мной предстала уничтожающе симпатичная улыбка сенпая, которую она показала на той неделе всего лишь один раз.

- Поэтому, молодой человек, мне понадобится твоя сила.

Не знаю почему, но я не мог посмотреть сенпаю в глаза – мне оставалось лишь опустить взгляд на бас-гитару, которую я держал в руках. Мне сказали это первый раз в жизни. Нет, постой на секунду, успокойся и хорошенько подумай. Сенпай сама сказала, что я всего лишь пешка в её руках.

- Значит, на самом деле ты просто хочешь собрать кучу симпатичных девчонок? Группа тут не причем, - озвучил я свои сомнения, но Кагуразака-сенпай только склонила голову набок и посмотрела на меня, часто моргая.

«Все эти разговоры с ней – ведь не галлюцинации?» - вдруг промелькнула у меня мысль.

- Молодой человек, ты знаешь, почему люди рождаются на свет?

Что за неожиданные вопросы? Откуда мне знать?!

- Ответ прост. Люди рождаются на свет ради любви и революции.

Неожиданно подул ветер, развевая длинные волосы сенпая. Я чуть не упал, хотя только еле-еле ощутил порыв ветра на плечах. Зачем она все это говорит? Может, у меня какие-то заблуждения по поводу смысла жизни? Эти вопросы быстро пробежали у меня в голове.

- Лев Троцкий… Ты, наверное, о нём не слышал, да?

У меня больше не осталось сил, чтобы покачать головой.

- Он предпоследний революционер! Он бежал в Мексику после того, как проиграл в политической схватке своему сопернику, Сталину. Он умер до того, как смог стать свидетелем начала всемирной революции. Однако беда была не в том, что Сталин не был на его стороне...

Сенпай с пустыми глазами взяла у меня бас-гитару и подключила её к усилителю.

- Беда была в том, что на его стороне не было Пола Маккартни. Последний революционер, Джон Леннон – ему повезло, что с ним был Пол Маккартни.

Сенпай сдержала переполняющие её эмоции и начала перебирать ногтями струны. Из колонок громко раздалась серия интенсивных и фальшивых звуков, стимулируя мои уши. Я совсем не понимал, как толстые струны бас-гитары могли издавать такие высокие звуки. Она играла прелюдию к «Революции» Битлз. Это революционная песня, написанная Джоном Ленноном, которую очень многие не так понимали.

- Так что любовь, революция и музыка – неотъемлемая часть моей жизни. Силы, чтобы стремиться к бесконечной революции; силы, чтобы найти Пола Маккартни, принадлежащего только мне; и силы, чтобы переложить эти мысли в свои песни – между ними нет разницы. Молодой человек, ты доволен моим ответом?

Ты вообще на мой вопрос отвечала?..

- Аа, я не имею ни малейшего представления, о чём ты говоришь.

Только я хотел озвучить ещё несколько своих мыслей, как сенпай приподняла брови и, покачивая головой, пробормотала: «Ну и ну».

- Тогда ничего не поделаешь. Если выразиться в понятных тебе словах: кроме того, чтобы собрать кучу симпатичных девчонок, я так же серьёзно хочу создать группу.

- Сразу так бы и сказала! – я снова стукнул кейсом.

- Тебе не помешает быть слегка более поэтичным.

- Ты относишься ко всем, как к идиотам, разве не так, сенпай? И сотри с лица свой гордый взгляд – я тебя не хвалю.

- Молодой человек, твои реакции довольно интересны. Подь сюды.

Сенпай робко улыбалась. Подь сюды? Выражайся немного повежливее!

- Итак, давай модифицируем бас-гитару. Мне мешает, как ты мастерски меняешь тему.

Я? Это моя вина? Как только я хотел заговорить, сенпай неожиданно вернула мне бас-гитару.

- Перед тем, как ты начнешь играть, сначала нам нужно настроить звучание. Видишь, я принесла много разных звукоснимателей. Инструменты ты принес, да?

Сенпай достала из рюкзака несколько запчастей для гитары. Звукосниматель – устройство, считывающее колебания струн. Заменив его, тональность инструмента значительно изменится. Можно также поменять внутреннюю электрику, а самая экстремальная модификация – сверлить дыры в самом корпусе гитары.

- …Ты хочешь сказать, мы будем модифицировать её сейчас?

- Твоя Aria Pro II – дешевая бас-гитара, но я специально выбрала её, учитывая тональность Stratocaster’а Эбисавы. Однако этого не достаточно. Эта бас-гитара не способна создавать тона, идеально сочетающиеся с её гитарой.

Сенпай указала вниз. Оттуда доносились серии чарующих быстрых переборов струн гитары Мафуйу. Понятно. Так вот зачем она позвала меня на крышу.

Мы с сенпаем долго размышляли над тем, как модифицировать бас-гитару. И было довольно интересно – ведь я тоже в этом хорошо разбираюсь.

- …Звучание твоей бас-гитары уже сравнимо со звучанием бас-гитары Greg Lake, - хваля, сказала Кагуразака-сенпай спустя два часа, подняв готовую бас-гитару с пола, усеянного стружкой, кусочками метала и огрызками струн. Я слегка смутился.

- Не хочешь поработать над моим Les Paul? Я хочу сделать его звучание чуть-чуть побогаче.

- Ни за что – у меня смелости не хватит работать над такой крутой гитарой.

Сенпай усмехнулась и принялась убирать инструменты и мусор.

- Когда будешь тренироваться, старайся как можно чаще подключать бас-гитару к усилителю. Это для того, чтобы ты смог прочувствовать и запомнить то, как будет звучать гитара на живом выступлении.

Я кивнул и подключил бас-гитару к мини-усилителю. Звук стал совсем другим. Это было необходимо, чтобы звучание моей бас-гитары сочеталось с чистыми звуками Мафуйу, которые она выдавала с механической точностью. …Я был достаточно уверен в своих модификациях.

С тех пор, как сенпай заставила меня купить эту бас-гитару, я не чувствовал, что инструмент по-настоящему мой. Но сейчас было такое ощущение, будто я играю на ней уже 10 лет, будто она пропиталась моим потом. Это мой напарник, которого я создал с нуля. Я, наконец, мог начать тренироваться.

- Конечно, я не буду заставлять тебя постоянно тренировать основы. Без них не обойтись, но их ты можешь тренировать один дома. Может, это довольно неожиданно, но я хочу, чтобы ты сыграл сейчас песню.

Сенпай положила передо мной написанные от руки ноты.

- Ты знаешь эту песню?

Я кивнул в ответ. На нотах не было названия песни, но мне хватило одного взгляда, чтобы узнать её.

- Не стану отрицать, что мелодия бас-гитары не очень привлекают к себе внимание. Почти нет песен, которые люди узнают только по партии бас-гитары. Есть только одно исключение. Так что, я считаю, что всем басистам следует начинать с этой песни, и на ней же и заканчивать.

«Останься со мной», написанная Беном Кингом. Бум, бум, бадабум, бум… это ритм бас-гитары. Правильно говорят – мелодия узнается с двух куплетов.

- Так что настрой метроном и начинай играть её! Играй до ночи, пока на небе не появятся звезды, хорошо?

Закончив напевать слова, сенпай помахала рукой, открыла дверь и ушла. Я вздохнул, сел на пол и взял гитару.

Хотя сенпай часто меня удивляет, я и подумать не мог, что она заставит меня сыграть песню так скоро.

Эй! Ты что, не «останешься со мной»?

Спустя час, мне показалось, что что-то не так. Сначало я не знал, что это за чувство.

Только после того, как я перестал играть и остановил метроном, я, наконец, понял—

Я больше не слышал гитару Мафуйу. Я поднял голову и бросил взгляд на часы, висевшие на стене здания – было почти шесть. Обычно Мафуйу играет до окончания занятий, так что она ещё не должна была уйти домой. Может, она пошла в туалет?

Я слегка увеличил темп метронома и начал играть песню сначала. На этот раз я напевал слова.

Однако ритм слов отличается от ритма бас-гитары, и поэтому мне было сложно играть. Мои пальцы снова замерли – опять это ощущение, будто что-то не так.

Дверь на крышу должна быть закрыта, но она была слегка приоткрыта. Я облокотил гитару о забор и подошел к двери. Открыв дверь, я увидел испуганную Мафуйу. Она шагнула назад, но промахнулась мимо ступеньки, и начала падать назад. Пока она буйно размахивала руками, я быстро поймал её за плечи и вернул в стоячее положение.

- …Что ты здесь делаешь?

С трудом удержав равновесие, Мафуйу стряхнула мои руки со своих плеч. Она отвернула голову и быстро ответила:

- Громко же здесь наверху.

В легком шоке, я взглянул на бас-гитару. Она это услышала? Но я ведь почти и не шумел.

- Почему ты тренируешься в таком месте? – Мафуйу уставилась на меня. Она казалась довольно расстроенной.

- Разве я не научил тебя, как звукоизолировать комнату полотенцем?

- Если бы я это сделала, то не смогла бы достаточно быстро убежать, если бы в комнате что-нибудь появилось.

Если бы в комнате что-нибудь появилось?

- Это… когда что-то… появилось в комнате… или что-нибудь вроде этого, - неоднозначно сказала Мафуйу, опустив голову.

- А, сороконожки и тараканы?

- Уа! Уа! – Мафуйу закрыла уши руками и несколько раз сильно наступила мне на ногу. Больно же! Какого черта ты делаешь?!

Благодаря Мафуйу ситуация стала довольно глупой, и мне ничего не оставалось, кроме как вернуться к своей бас-гитаре. Мафуйу почему-то шла за мной.

- Эм… Что?

- Она расстроена.

Мафуйу надула щеки и с недовольством показала на мою гитару.

- Э!?

- Третья струна фальшивит. Когда я слушала, было очень неприятно. Ты что, не заметил?

Я проверил камертон – она и правда была слегка расстроена. Она смогла это услышать тремя этажами ниже? У неё настолько хороший слух?

- Дай мне её.

Я пытался настроить гитару, когда Мафуйу неожиданно выхватила её у меня. Она быстро прокрутила колки несколько раз и, настроив инструмент, вернула его мне.

- Спасибо, что помогла настроить её! Я буду платить тебе по 10 йен за каждый раз, так что можешь, пожалуйста, помогать мне иногда?

- Идиот.

Я вдруг кое-что вспомнил и начал играть «Останься со мной».

- Что это за песня? Я её уже где-то слышала, - спросила Мафуйу. Впечатляет – прямо как говорила сенпай. Так, как она была аккуратно воспитана под влиянием классической музыки, это, наверное, единственная песня, которую Мафуйу могла узнать только по партии бас-гитары.

- Эта песня называется «Останься со мной».

- …О чём она?

- О чём она? Хмм… Это история о том, как человек шёл по рельсам и вдруг нашёл труп.

Мафуйу нахмурила брови.

- …Ты опять несёшь чушь?

- Нет, я не вру, - хотя это сюжет фильма с таким же названием, а не то, о чем поется в песне.

Сев рядом с дверью на крышу, Мафуйу начала слушать, как я играю. И долго ты собираешься здесь торчать? Мне очень трудно играть, когда ты тут сидишь, так что, пожалуйста, уходи уже. Может от того, что Мафуйу пристально на меня смотрела, я достаточно часто ошибался.

- Ты счастлив? – внезапно пробормотала Мафуйу.

Я перестал играть и поднял голову.

- …Ты счастлив, что играешь на бас-гитаре?

Я не имел представления, как ответить на её неожиданный вопрос.

- Хмм, вроде неплохо. Довольно приятно постепенно учиться играть песни, которые мне нравятся.

- Правда?

Мафуйу, похоже, было совсем не интересно. Она лишь смотрела на пол.

Я задал ей тот же вопрос: «А ты несчастлива, когда играешь на гитаре?»

- Ни чуточки не счастлива.

- Если ты несчастлива, почему бы тебе тогда не бросить играть?

- Почему бы тебе просто не умереть?

Я сжал гриф гитары и сделал глубокий вдох. Хорошо, всё нормально, не злись. Если я буду всерьез воспринимать каждое её слово – это никогда не закончится. Мне надо вести себя повзрослее.

- Если ты несчастлива, то почему ты каждый день запираешься в кабинете музыки и играешь на гитаре? Иди домой и играй на фортепиано!

- Не твое дело.

Очень даже моё! Ты отняла у меня моё место для отдыха, разве нет?

- Тогда… можешь не запирать дверь на замок? По пятницам, ты идешь домой сразу после школы, правильно? Можно мне пользоваться кабинетом в этот день?

- Откуда ты узнал, что по пятницам я сразу иду домой? Извращенец!

Извращенец я или нет с этим никак не связано. Даже мне это понятно.

- Нет! Больше не приближайся ко мне!

И вот так, наш разговор закончился.

Я тихо продолжил тренироваться, но Мафуйу и не думала уходить. Она ходила туда-сюда через проём в двери и не могла решить, спускаться ли ей вниз.

- Принцесса?

От испуга Мафуйу подпрыгнула и обернулась.

- И ты тоже меня так называешь?

- Тогда как ты хочешь, чтобы я тебя называл? Эбисава?

Она яростно посмотрела на меня.

- Мафуйу?

На этот раз она опустила взгляд и кивнула, слегка прикусив губу. Значит, ей более или менее терпимо, если я называю её по фамилии? Но мне достаточно неудобно так к ней обращаться!

- Если хочешь что-то сказать - говори прямо. Я тебе сказал это ещё вчера.

- Что ты о себе возомнил?

У тебя есть какое-либо право говорить мне это? Но, только я хотел посмотреть на Мафуйу, как она отвела взгляд в другую сторону.

- …За шкафчиком что-то шевелится и гудит.

Хмм? А... так вот зачем она пришла сюда?

- У тебя разве нет средства от насекомых?

- Я опрыскала комнату до того, как быстро выбежать оттуда.

Блин, средство от насекомых так не используют! Это не то средство от насекомых, которым выкуриваешь их до смерти.

- Оно не сработает, если ты не попрыскаешь его прямо на насекомое.

- Ты хочешь, чтобы я занималась подобными вещами? – стиснув зубы, сказала Мафуйу со слезами на глазах.

Она слегка дрожала. Разве так просят кого-то об одолжении? С другой стороны, если я оставлю её в покое, Мафуйу больше не станет пользоваться кабинетом, и победа будет моей.

- Если тебе и так, и так не нравится, может, отдашь комнату, как подобает взрослой даме?

- Скотина! – сказала Мафуйу, сдерживая слезы. – Ладно, я поняла. Я сама справлюсь.

Мафуйу хлопнула дверью. По звуку её шагов было, похоже, что она спускалась вниз. Ну, давай, попробуй!

Я продолжал играть «Останься со мной».

Всё же, мне было интересно, чем все закончится, и я посмотрел вниз через ограждение.

Мафуйу неподвижно стояла у кабинета музыки. Её левая рука была сжата в кулак. Она долго смотрела на ручку двери, и, наконец, протянула к ней руку, но почти сразу остановилась, будто все силы покинули её тело. Она замерла. Её спина дрожала. Мне стало её жалко, и, выключив усилитель, я положил бас-гитару и поднялся.

В итоге оказалось, что на самом деле гудело не насекомое. Спустившись во внутренний дворик, я зашел в кабинет. Я попробовал потрясти шкафчик, и что-то, прилепленное к задней стенке, вдруг упало на пол. Это была обложка первого альбома «Iron Maiden». Скорее всего, шкафчик вибрировал из-за звуков гитары, вследствие чего страницы обложки шелестели и гудели.

Я думал, что потерял обложку этого альбома навсегда, и был очень рад, что всё-таки нашел её. Я радостно показал Мафуйу обложку с гротескным изображением зомби[[1]] – понятное дело, она прыснула мне в лицо средством от насекомых, одновременно крича и плача.

 

Кит, Паганини, борцы

- Если Мафуйу не нравится играть на гитаре – почему она всё равно на ней играет?

Чиаки подключила свой плеер к маленьким колонкам и слушала сарабанду «English Suites». Она задала этот вопрос, отбивая пальцами на коленках ритм мелодии.

- Она так хорошо играет на фортепиано. Даже если Мафуйу и играет на гитаре, то только произведения для фортепиано, разве не так?

- Ну, может это не всё, что она умеет играть на гитаре.

Кагуразака-сенпай разложила на бетонном полу кучу нот и, внимательно изучая их, одновременно отвечала Чиаки.

Так как кружок изучения народной музыки – неофициальный, они проводили свои занятия в основном на крыше. Я не знаю, хочет ли она потихоньку заманить меня в кружок? Хотя я не член кружка, сенпай всё равно каждый день просит меня приходить на крышу после школы. Так как у нас было командное собрание, Чиаки тоже присутствовала.

- Ну и что ты думаешь, послушав альбомы Мафуйу?

Вчера – это был 5-ый день с тех пор, как я начал учиться играть под руководством сенпай – она сказала мне:

- Собери все произведения, которые сыграла Мафуйу, и ноты для них, и принеси завтра в школу. Так как ты живешь с музыкальным критиком – дома у тебя должна быть полная коллекция, правильно?

У меня дома есть ноты и альбомы, но найти их – совсем другое дело. Я искал ноты в неряшливой библиотеке Тэтсуро почти всю ночь, из-за чего почти опоздал утром в школу. Cенпай казалась довольно радостной, просматривая ноты, что я принес. Я знал, что она одновременно слушает игру Мафуйу.

- Мафуйу играет в основном Баха. Но даже так, она ни за что не сможет сыграть фугу на гитаре. Это технически невозможно, ведь так?

- Наверное, - я кивнул.

«Фуга» происходит от итальянского «убегать». Этот стиль композиции берет начало в ранние дни современной музыки – эре барокко, и был доведен до совершенства Бахом. В этом стиле разные голоса вступают в разное время, будто догоняя друг друга – поэтому некоторые называют её «убегающей мелодией».

Это означает, – ведь на гитаре можно играть только одну мелодию – что воспроизвести фугу на гитаре невероятно сложно.

- Поэтому, если ты бросишь ей вызов, тебе придется сражаться с помощью фуги…

- Понятно… Э? Что ты сказала?

Я перестал перебирать струны бас-гитары.

- И для этого надо было проводить так называемое командное собрание?

- А для чего ты думал, оно было? – удивленно спросила сенпай. - Молодой человек, я думаю тебе пора уже осознать, что разница в твоём умении играть и в мастерстве Эбисавы Мафуйу такая же, как разница между белым муравьём и голубым китом. Невозможно победить, если мы не придумаем какую-то стратегию.

- Да знаю я, но, пожалуйста, полегче с аналогиями, хорошо?

- Тогда как насчёт яблока и Земли? – вступила Чиаки.

- Это ещё хуже!

- Однако ты не cможешь переиграть её Бахом. Не будет ни малейшего шанса победить, если ты выберешь его произведение, - продолжила тему сенпай.

- Эй, секундочку, я буду играть классическую музыку?

Cенпай подняла глаза от нот - сейчас она выглядела ещё более потрясённой.

- Ну, конечно? Как же ещё ты планируешь «проучить её»?

- ... Ммм, ну ... - честно говоря, раньше я никогда не думал об этом. - У меня не было какого-то конкретного произведения , но я хотел сыграть что-то такое из рока, что бы поразило её.

- Ты считаешь, что человек, обладающий такой безупречной техникой игры на гитаре, в данных обстоятельствах будет потрясен тем, что ты сыграешь? Во-первых, мне будет очень неудобно, если ты забыл, но я собираюсь пригласить Эбисаву Мафуйу в мой кружок изучения народной музыки в качестве моего товарища. А это значит, что я хочу пригласить её стать членом группы.

- Э?

- И что же?

- Итак, мы должны суметь сыграть произведения вместе с Эбисавой, так? - перевернув ноты на полу, Чиаки продолжила, - И это должны быть вещи, которые Эбисава знает.

Кагуразака-сенпай ласково потрепала Чиаки по голове. Ага, вот, значит, почему мы будем играть фугу. Вещи, которые обожает Мафуйу, но не может сыграть одна.

Значит, моя бас-гитара была осторожно модифицирована так, чтобы соответствовать тону гитары Мафуйу? Она это подразумевает? Но постойте… Э? Это означает, что моё вступление в кружок тоже входило в план сенпая? Так это уже само собой разумеющееся в голове сенпая? Хотя я ей не сказал чётко, что всё, что мне нужно – тот кабинет, и что я не собираюсь вступать в кружок.

- Однако она может не повестись на нашу провокацию, даже если мы с умом выберем одну из фуг Баха… К тому же, даже если мы успешно дойдем до поединка, приобретённые в последнюю минуту навыки молодого человека, скорее всего, не будут дотягивать до её уровня, и всё на том и кончится, - сенпай прикусила нижнюю губу и отбросила ноты. – Ну, есть ещё один выход - если молодой человек будет тренироваться под моим руководством на протяжении года, но это займет слишком много времени.

Мне не нужны такие тренировки! Просто такое предчувствие, что если я соглашусь на эти тренировки – моя жизнь необратимо изменится.

- …Эй, Нао. Разве Мафуйу не говорила, что исчезнет в июне?

Дослушав Чиаки, я посмотрел на небо и начал вспоминать. Да, Мафуйу действительно сказала это перед всем классом, когда только-только перевелась. Так как потом она постоянно неприятно себя вела, я совсем позабыл об этом.

Эти слова – что они означают?

Сенпай снова спросила: «Исчезнет в июне? Кроме этого, она ничего не сказала?» Чиаки уперлась пальцем в нижнюю губу и, немного подумав, покачала головой.

- «В июне я исчезну, так что, пожалуйста, забудьте меня». Это всё, что она сказала. Что это значит? Она хочет перевестись в другую школу? Может, она пойдёт учиться в школу, связанную с колледжем музыки?

- Это плохо, - сенпай скрестила руки и сказала, - Если мы добьёмся, чтобы она вступила в кружок, я смогу удержать её здесь, очаровав её своим обаянием. Однако, если она исчезнет до того, у нас будут проблемы.

- Сенпай, не забывай про «закон о защите нравственности» - ты же знаешь, что не сможешь вытворить что-нибудь чересчур безумное, да?

- Спокойствие. Я могу добиться этого и без раздевания, так что я не буду нарушать закон.

Почему у тебя такой горящий взгляд ?

- Итак… молодой человек, если у тебя не хватает решимости умереть за мою любовь и революцию… О!

Сенпай неожиданно выключила свой сидюшник..[1]

- …Что такое?

- Эбисава Мафуйу пришла.

Я посмотрел вниз сквозь забор. Мне удалось разглядеть, как её спина и длинные каштановые волосы исчезают в кабинет старого музыкального здания. Уверен, сенпай этого не видела – тогда, как она узнала, что Мафуйу здесь? Она что, дикий зверь?

Мы пригнулись пониже и немного подождали. Вскоре мы услышали звуки гитары. Э? Что эта за мелодия? Я где-то её уже слышал, но не помню где именно. По стилю, она чуть-чуть напоминает Листа.

- Это Паганини, - сказала сенпай мне на ухо.

Я вспомнил.

Никколо Паганини – скрипач, которого прозвали дьяволом за его невероятно выдающуюся технику. Помимо этого, он был выдающимся композитором, но, будучи по натуре недоверчивым, он ненавидел опубликовывать ноты к своим композициям. Поэтому почти все его произведения потеряны.

Его концерт и каприччио для скрипки, а также этюды для фортепиано, сочиненные Францем Листом на основе его каприччио – единственные его произведения, сохранившиеся до нашего времени.

То, что играла Мафуйу – этюд Листа.

Было такое чувство, словно мои кости заскрипят от этих напряженных вибраций, если я продолжу слушать их. Чиаки наморщилась. Какое же раздражающее выступление.

- …Понятно… Паганини.

Сенпай снова что-то бормотала себе под нос. Я обернулся и увидел, что она с серьёзным видом копается в альбомах Мафуйу. Помимо этого, левой рукой она отбирала ноты. Что происходит?

Наконец, сенпай нашла нужные ноты и альбом.

- Нашла.

- И что в них такого?

- Молодой человек, ты можешь их мне одолжить?

- Ну, я не против…

- Тогда я пошла домой. Мне предстоит сочинить песню.

- Ту самую песню?

- Совершенно точно, молодой человек – Паганини. Мы сделаем точь-в-точь как Паганини. Так мы сможем выиграть.

Лицо сенпая переполнялось какой-то энергией, но теперь я совсем запутался. Что она имеет в виду? Сенпай держала в руках вовсе не Паганини.

- Разумеется, единственный человек, способный проучить Бетховена – это Бетховен. Разве не так?

Сенпай мило подмигнула перед тем, как, с нотами и диском в руках, зашагать в сторону школьного здания. Она ничуть не изменилась - всё так же говорит то, что никто не понимает. Точь-в-точь, как Паганини?

Как бы я не старался, до меня не доходило, и я положил бас-гитару обратно на бедро.

- Сенпай – прямо воплощение радости, - в изумлении пробормотала Чиаки, провожая Кагуразака Кйоко взглядом.

Ну, она всегда в радостном настроении.

- Я никогда не знала, что Нао настолько нравится Cенпаю.

- Ей нравится Мафуйу, а не я. Я только мост, соединяющий их.

Чиаки прищурилась и пристально посмотрела на меня, будто была чем-то недовольна.

- …Что?

- Ммм, ничего.

Внезапно, Чиаки встала и села сзади меня, облокотившись своей спиной о мою. От удивления, я сдвинулся чуть-чуть вперед, но так как она вжалась в меня ещё сильней, я не мог отодвинуться дальше.

- Она сказала, что мы бойцы, - неожиданно заговорила Чиаки.

- …Бойцы?

- Да. Ты не слышал? Кружок изучения народной музыки – просто прикрытие, чтобы одурачить мир. На самом деле мы революционная армия.

- Неа, вовсе нет, - прикрытие, чтобы одурачить мир? Сенпай и правда умудрилась такое сказать? Я вас умоляю!

- …Как там было? Она сказала что-то типа 6-ой интернационал или передовой отряд – как-то так.

Это что, какое-то вводящее в заблуждение студенческое движение из какой-то неизвестной эпохи? И почему 6-ой? А где 5-ый?[[2]]

- Я, честно, не знаю, что из её слов – правда, а что – сказано в шутку.

- Может быть, все её слова – правда? – Чиаки засмеялась. – Но, что если все они – в шутку? Вернее, в её словах невозможно отличить правду от шуток, разве не так?

- А – наверное, можно и так сказать.

- Я ведь травмировала спину на соревновании прошлым летом. Тогда врач сказал, что я никогда больше не смогу заниматься дзюдо.

- Разве это не случилось всего месяц назад?

- Ммм— Я наврала тебе. Мне казалось, ты сильно переживал – поэтому я тогда не решилась сразу сказать тебе.

Так значит и врач соврал? Увидев, что после травмы с ней все было в порядке, у меня как будто камень с сердца упал. Только теперь я понимаю, каким был тогда идиотом.

- Я была просто подавлена, понимаешь? Всё было написано на твоём лице – ты думал, моя травма очень серьёзная. Я не могла заставить себя сказать, что на самом деле это случилось очень давно.

- Я… никогда не думал, что это что-то серьёзное.

- Нет, думал.

Чиаки ударила своим затылком по моему.

- Не встреть я Кагуразака-сенпая, то могла так никогда тебе и не рассказать, - Она смогла бросить дзюдо, потому что теперь у неё есть барабаны – она это хочет сказать? Но разве Чиаки на самом деле настолько чувствительная?

- Тогда я часто сбегала из дома посреди ночи и одна бродила возле станции. Много кто подходил ко мне в поисках неприятностей. Меня принимали за парня, и плюс к тому из-за травмы спины я не могла полностью использовать свою силу – на самом деле я была очень слабой. Но я всё равно могла с ними справиться, если их было не больше трёх.

Не надо ввязываться в такие переделки!

- Они гнались за мной, и я забежала в подвал какого-то здания. Это оказался клуб – и именно там сенпай их и задержала. Она такая крутая – она принесла им напитки и попросила оплатить вход.

…И это круто?

- Ну, она и меня попросила заплатить за вход.

- Как я и думал.

- У меня с собой было мало денег, так что пришлось расплачиваться своим телом.

Я хотел над этим пошутить, но, в итоге, не решился. «Так что за бойцы-то?».Это слово ассоциируется с пехотинцами из фильмов.

- Ах да, сенпай сказала, чтобы начать революцию, ей нужно хотя бы ещё три человека. Председатель, казначей и по-моему что-то типа главнокомандующего армией. Если к нам присоединится Нао, остаётся только Эбисава.

- Постой, я ещё не вступил в кружок, слышишь?

Вдруг, я не перестал чувствовать прикосновение спины Чиаки. Я упал на бетонный пол, и слегка стукнулся об него головой. Боль дошла до челюсти.

- Угх…

Открыв глаза, я увидел, как перевернутое лицо Чиаки приближается к моему. Я взволновано сглотнул.

- Разве есть причина, чтобы не присоединиться к нам? И бас-гитару ты уже купил.

- Это потому что—

Чиаки обеими руками схватила мою голову. Я не мог двигаться, даже если бы мне захотелось.

- … Это ради Эбисавы?

Ради Эбисавы – причина была немного другой, нежели подразумевали эти слова, но я всё равно кивнул.

- Почему? Почему ты так много делаешь ради неё? У тебя ведь не хватает энтузиазма, разве не так? К тому же, ты в последнее время тренируешься без передышки, да и твоя техника улучшается. Знаешь, ты меня очень удивил.

Я бы не знал, как ответить, если бы она переспросила меня. «Это чтобы отвоевать свою личную репетиционную комнату» - как ни крути - звучит, как оправдание.

Если я хочу только спокойно слушать после школы музыку, для этого наверняка есть методы попроще.

Тогда, может, ради репутации рока? Или моей гордости? Как не пытался я объяснить, что-то не давало мне покоя. Но я должен бросить ей вызов, во что бы то ни стало.

Я ненадолго тихо задумался. Чиаки отпустила мою голову и встала.

- Откуда вы с Эбисавой друг друга знаете? – спросила Чиаки, снова облокотившись о мою спину.

- Почему мы обсуждаем это?

Было трудно объяснить, что произошло в тот день, и поэтому у меня не было желания разговаривать на эту тему.

- Я только что рассказала, как познакомилась с сенпаем, так что теперь твоя очередь.

Я не мог придумать, как уклониться от темы, да и Чиаки начала биться затылком об мою голову. Прокручивая в памяти события того дня, я начал рассказывать ей, как всё было. О магазине на краю света, полном мусора, и о том, как Мафуйу в одиночестве играла сонату для фортепиано.

Я не упомянул только одного – что мусор издавал звуки оркестра.

Она, скорее всего, не поверила бы мне, но я почему-то решил, что будет лучше оставить это в тайне.

- Похоже, довольно интересное место. Я тоже хочу туда съездить.

- Нет. Оно ни капельки не интересное.

Груды мусора походили на постепенно гниющие скелеты, оставшиеся после какой-то войны, посреди всего этого находилось фортепиано. Вокруг стояла гробовая тишина – для этого места наступил конец света. И Мафуйу, наверное, единственный человек, способный вернуть жизнь этому месту.

Я в очередной раз попытался вспомнить мелодию сонаты для фортепиано, которую в тот день играла Мафуйу. Она состояла из последовательности арпеджо, словно поверхность волнующегося моря. Это Дебюсси?.. Нет, стойте – наверное, Прокофьев? Я по-прежнему никак не мог вспомнить название того произведения.

Кроме того, было такое чувство, что это нечто, чего не мог коснуться. Мафуйу ведь тогда сказала, чтобы я стёр эту мелодию из памяти.

Значит, она должна быть ключом. Для Мафуйу, эта мелодия ведёт к одному из её секретов.

Только сейчас я понял, что совсем не понимаю Мафуйу.

- В любом случае…

Внезапный голос Чиаки вернул меня обратно в реальность.

Я и не заметил, что Чиаки уже сидела передо мной на корточках и пристально глядела на меня.

- Ты сильно переживаешь за Мафуйу, да?

- Хмм… ммм? – Расплывчато ответил я, - …Что? Я не знаю, о чём ты.

- Уже поздно прикидываться дурачком.

Чиаки едва заметно улыбнулась и, слегка тыкнула мне в лоб. Затем она встала.

- Ладно, я тоже пойду домой. Думала спросить, нужно ли помочь тебе освоить гитару, но, наверное, это не важно.

Чиаки дошла до выхода , даже не оглянувшись. Я остался один на широкой пустой крыше, и лишь одинокая мелодия Мафуйу доносилась снизу.

Почему все окружающие меня девчонки с такими трудными характерами? Я покачал головой и снова поднял бас-гитару.

Внезапно я вспомнил, как Мафуйу ворвалась на крышу, и я принялся тренироваться после того, как настроил инструмент.

На следующий день, когда Мафуйу пришла в классный кабинет, она достала из своей сумки квадратный светло-серый предмет и протянула его мне. Достаточно аккуратно завернут. Что же это могло быть?

- Вот…

- Э? Что?

Она сунула предмет мне в руки. Я осмотрел его со всех сторон.

- Это, это… была моя вина. Я купила это тебе.

Я не понимал, что происходит. Мафуйу мне что-то купила? Что ещё за шутки?

- Но ты ни за что не должен открывать его здесь.

Я кивнул, несмотря на то, что в моей голове был сплошной беспорядок. Однако на меня возбуждённо навалились мои одноклассники, совершенно не слушавшие, что им говорят. Один из них выхватил у меня свёрток.

- Что? Подарок от принцессы? Эй, эй, серьёзно?

- Это не диск. Нао, можно открыть?

- Э, а, стойте…

Не успели мы оглянуться, как обёртка была разорвана в клочья. Это был диск. На обложке - отвратительно ухмыляющийся зомби с окровавленным топором в руках. Название - «IRON MAIDEN Killers»

- Я же говорила не открывать! Не надо мне его показывать - он омерзителен!

Мафуйу отвернулась. По её голосу можно было предположить, что она вот-вот расплачется.

- Мафуйу опять сказала, что я омерзителен. Единственный смысл моего существования исчез.

- Не переживай. Она не о тебе говорит.

- Кстати, этот зомби немного похож на тебя, тебе так не кажется?

Мои одноклассники опять несли чушь. Я выхватил у них диск.

- Мм… ты купила его только из-за обложки?

Я выбросил обложку, которую нашёл за шкафчиком - и всё благодаря тому, что Мафуйу опрыскала её средством от насекомых. Стоя ко мне спиной, Мафуйу кивнула и пробормотала: «Убери её скорей».

Это всего лишь обложка – почему она так переживает из-за неё? Я представил себе Мафуйу, которой противно от одного только изображением зомби. Потом, я представил, как она идет в раздел металла и просматривает диски, на всех из которых экстремальные обложки, отчаянно пытаясь найти альбом Iron Maiden. Я больше не знал, что сказать ей.

К тому же—

- Что?

Мафуйу заметила, что я хочу что-то сказать. Она бросила на меня взгляд.

- Ммм, нет… ничего.

- Говори!

- Ммм… Может, мне не следует это говорить, так как ты купила его специально для меня, но это их второй альбом. Обложка, которую ты испортила – из их первого альбома, - я не мог её винить за то, что она их перепутала, потому что обложки обоих альбомов очень похожи. Услышав это, Мафуйу моментально покраснела. Чёрт.

Мафуйу ударила по парте ладонями и встала.

- Прямо сейчас пойду и куплю его.

- Не надо – урок скоро начнётся.

- Я куплю его!

- Но у меня второй альбом как раз в довольно плохом состоянии, так что я очень благодарен, что ты его купила мне, - Пока я утешал Мафуйу, прозвенел звонок. Учитель пришёл раньше обычного, и Мафуйу, наконец, выкинула эту идею из головы. Совершенно не понимаю девчонок!!!

 

 

  1. Перейти ↑ По-другому: CD-плеер - старинный проигрыватель музыки, считывающий музыку с компакт диска.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.