Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Токката, замок, революция



Если честно, я кое-что не сказал Мафуйу – с тем кабинетом есть серьёзная проблема: щели между дверью и косяками. Звукоизоляция там не идеальная, так что звук слышен за пределами кабинета. Из-за этого, несколько дней спустя, по школе разнесся слух о том, что после уроков в школьном дворе можно услышать впечатляющее гитарное соло.

- Какое произведение? «Сияряри ~Молоко, прыскающее из носа~»?

- Я тоже раньше это слышал. Если заслушиваюсь надолго, то у меня начинает кружиться голова.

На самом деле это «Toccata and Fugue in D minor, BWV 565» Баха. Ей очень нравится Бах, да? Классный час ещё не начался, и я равнодушно слушал утренние сплетни девчонок, вспоминая композиции, которые иcполняла Мафуйу.

- Вчера она опять играла «Farewell». Как же она его быстро играла. Сначала я не мог понять, что это было за произведение.[1]

- А, так это был «Farewell»?

Я тоже слышал гитарную версию «Farewell». Изначально, её нужно было играть в очень высоком темпе – примерно в 4 раза быстрее, чем современные версии – так что, в каком-то смысле, версия Мафуйу была на самом деле правильной. Мне хотелось сказать это вслух, но тогда все точно начнут называть меня критиком-извращенцем или маньяком-преследователем, поэтому я решил промолчать. Подождите, что за бред? Неужели гены критика, доставшиеся мне от Тэтсуро, делают что-то странное с моим телом? Прекратите немедленно!

Учитель открыл дверь до конца звонка, и Мафуйу вошла вслед за ним. Весь класс вдруг затих. Быстро переглянувшись между собой, все расселись по местам, как будто ничего не произошло – единственный, кто не понимал, в чём дело, была сама Мафуйу. Но все же, похоже, Мафуйу почувствовала что-то неладное. На пути к своей парте, она озадаченно посмотрела на всех.

- Не хочешь после школы пойти послушать?

- Тогда послушаю перед кружком…

Я слышал, как некоторые перешёптывались, и видел, как несколько парней, во всю ухмыляясь, тайком посматривали на Мафуйу. С тех пор, как она перевелась к нам, прошло меньше недели, но количество девчонок, готовых завести с ней разговор, снизилось почти до нуля – наверное, все относились к Мафуйу, как к диковинному зверю.

Однако это стало проблемой и для меня. Тот кабинет был моим местом отдыха, а теперь его занял кто-то другой. Похоже, придется отнять его.

Я придумал план противодействия – я закроюсь в кабинете, и Мафуйу не сможет зайти. Когда закончился 6-ой урок – математика, я тут же схватил сумку и, поклонившись учителю, ринулся из кабинета.

Однако, придя к старому музыкальному зданию, я был ошарашен. На двери кабинета уже висел замок. Чёрт бы её побрал, как она посмела сделать это с моей комнатой?!

Пока я смотрел на замок, я вспомнил, что у меня в сумке были скрепка и плоская отвертка. Не стоит недооценивать навыки, которые я приобрел, с детства модифицируя звуковые системы – чтобы взломать такой дешёвый замок, всё, что мне нужно – это длинный, тонкий провод. Нет, тогда это будет считаться преступлением, не так ли? К слову, мне кронты, если кто-нибудь увидит, как я взламываю замок. Но если я поспешу, то это, скорее всего, займет меньше минуты… «Что ты делаешь?»

Вдруг сзади послышался голос. От испуга я чуть не подпрыгнул на три метра. Я повернул голову—

Это была Мафуйу. Она была просто в ярости, и её каштановые волосы как будто стояли дыбом.

- Ах ты, преступник, ты, наверное, хотел взломать замок, да? Пожалуйста, никогда больше не подходи ко мне.

Так и есть, но на каких это основаниях у тебя есть право меня отчитывать?

- Почему ты постоянно меня преследуешь?

Как грубо. Значит, и она тоже считает, что я её преследую? Преследование – это преступление, если она решит подать на меня жалобу. Похоже, в моей жизни сейчас полоса чернее некуда.

- Нет, слушай… Я всегда пользовался этим кабинетом, и этот усилитель модифицировал тоже я, - объяснил я, сдерживаясь изо всех сил.

- Ты просто пользовался им без разрешения!

- Но Микоуджима-сенсей и мне тоже дала разрешение…

- Это комната для репетиций, а не место для того, чтобы ты бездельничал и попусту тратил время, слушая музыку!

Мафуйу оттолкнула меня в сторону. Отворив замок, она вошла в кабинет и закрыла дверь. Я замер и несколько секунд находился в раздумии. Затем без задней мысли, открыв дверь с такой силой, будто я пытался её снести с петель, я ворвался в комнату.

- Хватит относиться ко мне как к идиоту, попусту тратящим время. Жизнь в том и заключается, что человек тратит время до своей смерти.

- Тогда почему бы тебе, просто, не умереть?

По-моему она только что сказала что-что невероятно жестокое.

- Не могу. Если я умру, моей матери и сестре будет очень грустно, - я позволил себе нести чушь. – Я уже знаю, что твой единственный родственник – это твой никчемный отец, - Что это ещё за ответ такой? Чёрт, она что, уже прочитала статьи Тэтсуро? Этот дурак постоянно меня в них упоминает. Например: «Адажио у этого дерижера идет так же медленно, как делает салат мой сын» и тому подобное.

- Я признаю, что он никчемный, и ты можешь считать его идиотом, если хочешь. Но неудобства доставляешь ты мне. Извинись сейчас же – в основном передо мной!

- Само существование критиков, уже, само по себе доставляет неудобства. Они постоянно пишут ерунду.

Эй, эй, ты, что это говоришь? Мафуйу вдруг сделала серьёзное лицо, и казалось, она вот-вот заплачет. Хотя, почему я с ней спорю в таком месте?! От этой мысли я быстро успокоился.

- Сами-то они не играют. Они только поверхностно слушают, а потом начинают нести всякую чушь, прямо как ты сейчас.

- Мм, ну… - "Нести чушь" - это моя черта характера. Я так и хотел сначала сказать, но, подумав, я понял, что это было бы очень глупым ответом. Поэтому, мне оставалось только захлопнуть рот.

- …Это всего лишь гитара. Я тоже умею на ней играть!

Эти слова сорвались у меня с языка. Но это была не чушь.

Так как я слушаю рок, я тоже играл на гитаре, хотя это было ещё летом, когда я учился на втором году средней школы. Я нашёл старую акустическую гитару у себя в кладовке и начал упорно учиться играть на ней «Stairway to heaven». Однако, я больше к ней не притрагиваюсь.

Мафуйу прищурилась и холодно посмотрела на меня. У неё было такое выражение лица, как будто она хотела сказать: «Готова поспорить, ты просто опять говоришь ерунду».

Только я хотел снова заговорить, как Мафуйу вдруг подняла свою гитару, прислоненную к столу, и подключила её к усилителю. Затем она подошла ко мне и насильно надела на меня большие наушники.

- Чт?..

- Не шевелись!

Она нежно взяла медиатор двумя пальцами и провела по струнам. Я был резко поглощён потоком звуков. Среди диссонансов, постоянно меняющиеся ноты хлынули подобно водопаду с верха скалы. Затем последовали величественное, и в то же время зловещее арпеджио, а также плавная мелодия, похожая на чечётку. Было ощущение, будто оба звучания доносились из глубины долины.

Это… «Étude Op. 10, No. 12» Шопена.

У меня в голове бушевала гроза, но её резко прервала внезапная каденция.

Я был потрясен. Мафуйу сняла у меня с головы наушники, и звуки реальности медленно влились в моё сознание. Стук моего сердца; звуки моего дыхания; рёв мотора на отдаленной дороге; радостные восклики, сопровождающие игру бейсбольной команды – каждый звук казался нереальным. Мафуйу наклонилась и пристально посмотрела на меня, как будто говоря: «Твоё «умею играть» чем-то похоже на это?» Наступило тяжёлое молчание.

- …Ты по-прежнему утверждаешь что «это всего лишь гитара. Я тоже умею на ней играть»?

Я помню, что она ещё и вздохнула.

Сначала мне хотелось произнести: «Хватит держать меня за идиота», но у меня вышло бы неубедительно.

- Я уже тебе сказала. Убирайся. Это место предназначено для того, чтобы репетировать.

- Да что ты заладила про музыкальные инструменты? – пожаловался я. – То есть, ты хочешь сказать, если я принесу сюда гитару, то тоже смогу пользоваться кабинетом?

- Не подражай мне, если не способен на это. Пошёл вон!

Пока я пребывал в растерянности, Мафуйу вытолкала меня из кабинета.

Вскоре, из-за плотно закрытой двери, сквозь щели послышалось ещё одно произведение. Это «Marche Funèbre» из «Piano Sonata No. 2 in B♭ minor» Шопена. Она специально нарывается? Нет, она ведь не знала, что музыка слышна снаружи… Чёрт.

Я опустил голову и опёрся руками о дверь. В течение какого-то времени, я позволял звукам гитары Мафуйу просачиваться в моё тело. Постепенно становилось невыносимо больно, но я не мог сдвинуться с места.

Я подумал – почему гитара?

Играла бы просто на своём фортепиано. Тогда, я смог бы слушать, как ты играешь, и наивно думать: «Хотя она молодая, её техника просто изумительна». Зачем тебе обязательно вторгаться в мой мир? Ведь почти все произведения, которые ты играешь – для фортепиано, разве не так? Что это за шутка такая?

"Не подражай мне, если не способен на это."

Я вспомнил слова Мафуйу. Мои плечи невольно опустились, и я убрал руки от двери. По сравнению с первоклассной техникой Мафуйу, навыки любого другого никуда не годились, кем бы он ни был. Особенно это касалось меня, так как я бросил гитару, поиграв на ней всего три месяца.

Ничего не поделаешь. Я без разрешения пользовался этим кабинетом – ведь то, что я мог слушать свои любимые альбомы на полную, не надевая наушники - довольно заманчиво. Хотя, он мне нужен был только для этого. Без него мне будет не так уж и плохо.

Я уже было повернулся, чтобы пойти в главное здание...

- Молодой человек, уже сдаёшься? – внезапно раздался позади меня голос.

Подпрыгнув от испуга, я быстро обернулся. Перед моими глазами предстала девушка в форме, сидящая на корточках прямо над дверью, на низкой крыше кабинета музыки. На её лице красовалась огромная бесстрашная ухмылка. Я не мог даже пошевелиться и просто бездвижно смотрел на неё.

…Ч-что это за человек?

У неё были красивые черты лица, и до ужаса пронзительный взгляд. Она была словно очень ухоженная кошка, сбежавшая из своего дворца, например, от какой-нибудь королевской семьи или из Египта. Посмотрев на цвет её значка на отвороте, я убедился, что она на втором году.

- Ты собираешься, упав духом убежать сразу после того, как она тебя проучила? Так ты станешь настоящим капитулянтом, знаешь ли?

- Ммм, ну… - я, наконец, смог двигать своими онемевшими ногами. Я отошел чуть-чуть назад. - …Что ты имеешь ввиду?

Затем она начала напевать песенку. «Рождён, чтобы проигрывать» Рэя Чарльза.

- Рождён, чтобы проигрывать. Тебе не кажется, что эта песня написана прямо про тебя?

- Мы все рождены, чтобы проигрывать. Разве не всегда так получается? – Нет, постойте, почему я ей отвечаю? Надо бежать отсюда.

Чую - все это не к добру. Лучше мне не приближаться к таким людям как она.

Она от души засмеялась.

- Я смотрю, ты за словом в карман не лезешь, да? Это слегка успокаивает. Почему бы тебе не достать своё оружие. Твою страну уничтожает неприятель.

~Бум-бум~ Сказав это, она постучала каблуками по двери кабинета. Почему я должен позволять тебе критиковать меня? И вообще, кто ты такая?

- Мафуйу ведь только что тебе его сыграла. «Étude Op. 10, No. 12» - «Революционный этюд», - сказала она, вытянув указательный палец.

- Ммм, - я кивнул и вдруг кое-что вспомнил—

На мне были наушники, так ведь? Откуда она узнала?

От её яростной улыбки и слон упал бы в обморок.

- Я слышу все революционные песни мира.

Она ловко спрыгнула с крыши, и её длинные волосы, заплетенные в косу, запорхали в воздухе, будто перья величественного дикого зверя. Она тихо приземлилась между мной и дверью, и затем тут же выпрямилась.

- Я хочу, чтобы Мафуйу стала моим товарищем. Поэтому, молодой человек, я нуждаюсь в твоей помощи. Пожалуйста, выручи меня.

Нет, стоп. Я действительно не понимаю, о чём ты, чёрт возьми, говоришь—

- Меня зовут Кагуразака Кйоко.

Кагуразака. Где-то я уже слышал это имя. Я принялся копаться в своей памяти.

Ах, да, Чиаки упоминала это имя.

Кагуразака-сенпай протянула мне руку.

- Кружок изучения народной музыки приветствует тебя - нашего нового члена.

 

 

  1. Перейти ↑ Наверное, оно более известно под названием «Tristesse». И «Tristesse», и «Farewell» - названия, данные не Шопеном. Оригинальное название - "Этюд Op. 10 № 3, в ми мажор"

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.