Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Двое, знавшие и любившие друг друга прежде, могут ли они встретиться в другом физическом воплощении и узнать друг друга?



– «Узнать друг друга – нет; но испытывать влечение – да; и зачастую интимные связи, основанные на искренней привязанности, не имеют иной причины. Двое сближаются друг с другом обстоятельствами на вид случайными, но эти обстоятельства в действительности суть факт взаимного влечения двух духов, ищущих друг друга в толпе.»

– Но не было бы для них приятнее узнать друг друга?

– «Не всегда; воспоминание о прошлых жизнях создало бы неудобства куда большие, нежели вы полагаете. После смерти они узнают друг друга и будут знать о времени, которое провели вместе.» (См. N 392).

Всегда ли симпатия в основе своей имеет предшествующее знакомство?

– «Нет; два духа, друг другу подходящих, естественным образом ищут один другого вне зависимости от того, знали ли они друг друга прежде как люди.»

Встречи, которые порой происходят у человека с некоторыми людьми и которые приписывают случаю, не являются ли оне последствием взаимной симпатии?

– «Меж мыслящими существами есть связи, коих вы пока ещё не знаете. Магнетизм есть проводник этой науки, которую вы станете понимать лучше позднее.»

Отчего происходит инстинктивное отвращение, которое человек ощущает к некоторым людям с первого же взгляда?

– «Это антипатичные духи, которые угадывают друг друга и узнают, не имея для того нужды в разговорах.»

З90. Всегда ли инстинктивная антипатия является признаком плохой природы?

– «Два духа не являются необходимо плохими от того, что не симпатизируют друг другу; антипатия может родиться от отсутствия сходства в мыслях; но по мере того, как сами духи возвышаются, оттенки стираются и антипатия исчезает.»

Антипатия между двумя людьми рождается в первую очередь со стороны кого: чей дух более плох или хорош?

– «Со стороны и того, и другого, но причины и следствия различны. Дурной дух питает антипатию ко всякому, кто может осудить его и разоблачить; впервые увидев такого человека, он знает, что тот его не одобрит; его отстранённость превращается в ненависть, в зависть и возбуждает в нём желание причинить зло. Добрый же дух испытывает отвращение к злому, потому что знает, что тот его не поймёт и что он не разделит его чувств; но сильный своим превосходством, он не имеет к другому ни ненависти, ни зависти: он довольствуется тем, что избегает его, и тем, что ему его жаль.»

Забвение прошлого

Почему воплощённый дух утрачивает воспоминание о своём прошлом?

– «Человек не может, да и не должен знать всё; так того желает Бог в мудрости Своей. Без покрова забвения, скрывающего от него определённые вещи, человек оказался бы ослеплён, как тот, кто внезапно попадает из мрака на яркий свет. Чрез забвенье прошлого он является более самим собой.»

Как может человек отвечать за свои поступки и как может искупить ошибки, о коих не помнит? Как может он извлечь пользу из опыта, приобретённого в жизнях, преданных забвению? Можно было бы понять, что мытарства жизни были ему уроком, если бы он помнил о том, что было их причиною; но с того мига, как он более не помнит об этом, каждое новое существование оказывается для него как бы первым, и он всегда будет начинать заново. Как примирить такое положение вещей со справедливостью Божьей?

– «В каждой новой жизни ума у человека всё прибавляется, и он может лучше различать добро и зло. В чём была бы его заслуга, если бы он помнил всё прошлое? Когда дух вновь возвращается в свою изначальную жизнь, которая есть жизнь духовная, то всё его прошлое воплощение разворачивается пред ним словно в зеркале; он видит ошибки, которые он совершил и которые и являются причиною его страданий, а также и то, что могло бы ему помешать совершить их. Он понимает, что положение, в котором он находится теперь, вполне справедливо, и ищет тогда такую жизнь, какая могла бы исправить ту, что только что завершилась. Он ищет испытаний подобных тем, через которые он прошёл, или битв, которые, как он считает, могут содействовать его продвижению, и просит стоящих над ним духов помочь ему в этой новой задаче, за выполнение коией он берётся; ибо он знает, что дух, данный ему в качестве направника в новом существовании, содействуя в исправлении былых ошибок, придаст ему своего рода наитивное знание ошибок, совершённых им прежде. Это наитивное знание есть мысль; когда возникает у вас неправое желание, часто вас посещающее, вы инстинктивно сопротивляетесь ему, приписывая по большей части своё сопротивление правилам, привитым вам родителями, тогда как на самом деле это говорит голос вашей совести, и голос этот есть воспоминание прошлого; он предупреждает вас о том, чтобы вы вновь не впали в те самые ошибки, которые уже совершили прежде. Дух, вступивший в новое существование, если он выдержит испытания эти с отвагою и если будет сопротивляться, возвысится в духовной иерархии после своего возвращения в мир духов.»

Примечание. Если у нас и нет во время физической жизни точного воспоминания о том, чем мы были, и о том, что мы сделали хорошего и плохого в предыдущих наших существованиях, то мы имеем наитивное знание обо всём этом, и наши инстинктивные склонности и вкусы являются некоторой реминисценцией нашего прошлого, против них-то и предупреждает нас наша совесть, которая есть не что иное, как желание, коие мы возымели, не впадать больше в те же самые ошибки.

В мирах более продвинутых, нежели наш, где нет надобности подчиняться всем физическим нуждам, царящим над нами здесь, где нет здешних болезней, понимают ли там люди, что они счастливее нас? Счастье, в общем, понятие относительное; его ощущают в сравнении с состоянием менее счастливым. Поскольку некоторые из этих миров, хотя они и лучше нашего, всё же не находятся в состоянии совершенном, то люди, живущие в них, должны иметь свои причины для того, чтобы быть несчастными. Так, среди нас богатый, хоть и не испытывает матерьяльных лишений, одолевающих бедного, тем не менее в той же мере подвержен здешним превратностям, из-за которых жизнь его окрашивается горечью. Так вот, я спрашиваю, не ощущают ли также и обитатели этих миров, в их положении, себя такими же несчастными, как мы, и не сетуют ли и они на свою судьбу, поскольку не имеют для сравнения воспоминаний о существовании ещё худшем?

– «На это нужно дать два разных ответа. Есть миры, среди тех, о которых ты говоришь, обитатели коих имеют вполне ясное и точное представление о своих прошлых жизнях; они-то, как ты понимаешь, могут и умеют оценить счастье, каковым Бог позволяет им наслаждаться. Но есть и такие миры, обитатели которых, как ты говоришь, хотя и находятся в лучших условиях, нежели ваши, тем не менее имеют свои крупные неприятности и даже несчастья; они не ценят счастья своего уже потому только, что не имеют воспоминания о состоянии ещё более несчастном. Но если они не ценят его как люди, то они ценят его как духи.»43

Примечание. Разве нет в забвении прошлых существований, особенно тогда, когда они были мучительны, указующего перста Провидения, разве не проявляется в забвении этом мудрость божественная? И именно в высших мирах, когда воспоминания о несчастных существованиях приходят как скверный сон, существования эти всплывают в памяти. В низших мирах наличествующие несчастья разве не усугубились бы воспоминанием о тех, что уже были перенесены? Заключим из этого, что всё то, что сделал Бог, сделано хорошо, и что не нам критиковать дела Его и говорить, как бы Ему следовало устроить Вселенную.

Воспоминание о наших предыдущих индивидуальностях имело бы весьма существенные неудобства: в некоторых случаях оно могло бы нас невероятно унизить; в других – возбудить нашу гордыню и тем самым сковать свободу нашей воли. Бог дал нам для улучшения нашего ровно столько и то именно, что нам необходимо и является для нас вполне достаточным: голос совести и инстинктивные наши склонности; Он освободил нас от того, что могло бы нам повредить. Добавим к этому, что если бы у нас было воспоминание о предшествующих наших делах, то неизбежно мы имели б воспоминание и о предыдущих делах других, и такое знание имело бы самое отрицательное влияние на общественные отношения. Поскольку мы далеко не всегда можем гордиться своим прошлым, то зачастую весьма удачно то, что на него наброшен покров забвения. Это согласуется с Учением Духов о мирах, стоящих в иерархии выше нашего. В мирах этих, где царит лишь добро, воспоминание о прошлом не несёт с собой ничего мучительного; вот почему там о прошлом своём существовании вспоминается так же, как мы вспоминаем о том, что сделали накануне. Что же касается времени, проведённого в мирах низших, то это, как мы сказали, не более чем скверный сон.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.