Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Донецко-криворожская республика



Донецко-криворожская республика (ДКР) была самой яркой страницей в истории Донбасса. По понятным причинам, история республики во все времена находилась под фактическим запретом – не приветствовали упоминание ДКР в советские времена, и уж тем более под запрет попало изучение истории и даже само упоминание ДКР в Украине.

Поэтому на нашем сайте мы восполняем эот пробел и представляем вашему вниманию страницу истории, которая дала надежду народу Донбасса, которой, к сожалению не суждено было тогда сбыться…

С падением монархии в Российской Империи и отречением царя от власти, встал вопрос о будущем земель и народов империи, в том числе и Донбасса. Официально вопрос о создании государственного образования в Донбассе впервые был поставлен на съезде в Харькове 17 ноября 1917 г., почти сразу после Октябрьской революции. В тогдашней России создание подобных республик стало обычным делом. Решение съезда Советов Донкривбасса было ответом на 3-й Универсал киевской Центральной Рады, которая тогда заявила о претензиях Украины на этот промышленный край.

С декабря 1917 г. рабочие М. Жаков и С. Васильченко, участники 2-го Всероссийского съезда Советов, начали активную пропаганду идеи государственного оформления ДКР в газете "Донецкий пролетарий". Они выдвинули идею главенства экономического принципа административного устройства будущей России над национальным.

Создание ДКР было провозглашено на IV съезде Советов Донкривбасса (27-30 января 1918 г.). Официальной датой провозглашения ДКР можно считать 11 февраля 1918 г. (по новому стилю).

В Донецко-криворожскую республику вошли части Харьковской, Екатеринославской и Херсонской губерний, а также Войска донского.

Обкомом было утверждено правительство (Совнарком), которое возглавлял Артем (Федор Андреевич Сергеев). На тот момент речь не шла о независимости ДКР, а о дальнейшем ее вхождении в будущий СССР на равных правах с другими республиками, в том числе, с Украиной и Россией.

За несколько месяцев, с января по май 1918 г., Совнарком ДКР сделал очень много практических шагов.Потрясающе быстро для того времени военной разрухи и политической анархии правительство ДКР провело судебную реформу. В середине марта были введены единые формы судопроизводства, учрежден институт выборных судей, чего Россия того периода еще фактически не знала. Была начата административно-территориальная реформа.

Под руководством Артема был создан Южный областной совет народного хозяйства (ЮОСНХ) с участием большевиков и меньшевиков. Под его руководством было совершено невероятное для того времени - на некоторых шахтах начался рост производства. В течение марта 1918 г. ЮОСНХ произвел национализацию 230 шахт Донбасса.

При этом власти ДКР действовали гораздо более мягко, чем большивики в других регионах: Совнарком ДКР стоял на защите мелкой и средней частной собственности, пресекались стихийные конфискации продовольствия – Совнарком ДКР предупредил в распоряжении от 15 марта, что «всякие самочинные реквизиции… будут рассматриваться как преступление против революции и караться беспощадно».

Началось создание армии.

Однако, к сожалению, развить начатое ДКР не удалось. Прославляемая сейчас Украиной УНР (Украинская народная республика), руководство которой заседало в Киеве, стремясь любой ценой зацепиться за власть, сделала преступный как по отношению Украине, так и по отношению к Донбассу шаг – пригласило немецкие войска. Условия были такими – вы, немцы, поддердиваете своим оружием нашу власть и захватываете для нас ДКР, а мы разрешаем вам грабить народ.

4 марта 1918 г. был создан Чрезвычайный штаб обороны ДКР и объявлена всеобщая воинская повинность. В кратчайшие сроки была проведена мобилизация в вооруженные силы – Первую Донецкую Армию (командующий А. Геккер). В этом плане Донбасс опередил всю Россию, где подобная повинность была объявлена лишь в июле 1918 г.

Армия ДКР вступила в тяжелые бои с немцами, значительно задержав их наступление. По самым скромным подсчетам, в ДКР были мобилизованы до 80 тыс. человек – огромная цифра по тем временам. 16 марта Совнарком ДКР издал "Декрет военных действий", где объявил о вступлении республики в Южнорусский военный союз в целях совместной борьбы с германской оккупацией.

Однако силы были неравными. 8 апреля был сдан Харьков. Правительство ДКР покинуло город и перебралось в Луганск, где была проведена реорганизация Совнаркома. А нарком финансов В. Межлаук еще до этого совершил дерзкую и успешную операцию по эвакуации золота и ценностей почти на 30 млн. рублей из Госбанка ДКР в Москву. Все сохранившиеся отряды были сведены в Донецкую пролетарскую армию во главе с А. Геккером. Однако в ходе тяжелых боев 28 апреля пал Луганск. Совнарком ДКР эвакуировался в Донскую республику, став по сути правительством в изгнании. Правительство ДКР существовало не только фактически, но и юридически, поскольку республика не была ликвидирована официально.Даже оккупировавшая ДКР Германия заявляла о временном характере вторжения ее войск в Донбасс. Вопрос о восточных границах Украины оставался открытым. Итогом переговоров в Киеве было соглашение о том, что "судьба спорных местностей будет определена референдумом". По добавочному договору к Брестскому миру от 27 августа 1918 г. Донбасс не был признан частью Украины, Германия согласилась рассматривать его как временно оккупированную территорию.

Но тут в Германии началась революция – и немецкие войска были выведены обратно в Германию. После этого, по свидетельству большевиков, "вопрос о восточных границах Украины утратил свою актуальность". Ленин назвал этот вопрос "второстепенным" и, по настоянию Сталина, поддержал идею "разбавления крестьянской Украины пролетарским элементом Донбасса".

Тем не менее, в освобожденном от немцев Донбассе готовились к воссозданию структур ДКР. Стала выходить газета «Донецко-Криворожский коммунист». На 20 февраля 1919 г. была назначена Донецко-Криворожская партконференция коммунистов. Узнав об этом, Совет обороны в Москве 17 февраля принял постановление «просить тов. Сталина через бюро ЦК провести уничтожение Кривдонбасса».

И товарищ Сталин немедленно выполнил приказ: конференция так и не состоялась, а 25 февраля был подписан "Договор о границах", по которому Донбасс расчленялся и значительная часть ДКР передавалась Украине. Мнение населения никто не спросил – хотя годом ранее большевики и обещали решить судьбу этих территорий только посредством референдума...

Таким образом, молодое государство не смогло пережить вторжения немцев, а затем еще и предательства из Москвы. В результате вместо вхождения в СССР Донецко-криворожской республики наравне с Украиной и Россией, она была разделена междуТЕМА 1. БОРЬБА ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ УКРАИНЫ И ДОНБАССА (1917—1918 гг.)

 

ПЕРИОД УКРАИНСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ Победа Февральской революции 1917 г. обусловила власти упразднялись.В губернии и уезды Временным правительством были

назначены губернские и уездные комиссары. На местах избирались волостные, земские и городские управы. Для проведения земельной

реформы были созданы губернские, уездные, избраны волостные земельные комитеты. На предприятиях, рудниках, в воинских частях возникали советы рабочих, солдатских депутатов. Следовательно, повсеместно происходили демократические преобразования местного управления.

3 марта 1917 г. в Киеве была образована Центральная Рада, которая стала органом временного управления на Украине.

Главное ее внимание было сосредоточено на становлении государственности Украины в форме автономии в составе федеративной России. Наряду с политическими преобразованиями начинались социально-экономические. Уже летом 1917 г. крестьяне приступают к решению земельного вопроса.

Под руководством волостных земельных комитетов они занимают

необрабатываемые земли помещичьих имений, сенокосы, выпасы, а затем приступают и к распределению пахотных земель.

Укреплению аграрных преобразований способствовал декрет

II Всероссийского съезда Советов «О земле», который отражал эсеровскую программу:немедленное упразднение помещичьего землевладения, передачу земли крестьянам в уравнительное пользование. Крестьяне приступили к ликвидации помещичьих хозяйств, помещиков изгоняли, их имущество, а также инвентарь, скот, посевной материал расхищали.

Экономическая обстановка в Донбассе резко ухудшилась,

что было отражением всеобщего кризиса в стране. Сокращалось

производство. Так, был остановлен металлургический завод в Юзовке (которая в июне 1917 года получила от Временного правительства статус города). Приостановилась торговля, резко

возросло количество безработных.

Ухудшение экономического положения, слабость Временного правительства сделали возможным захват власти в Петрограде большевиками. Своеобразным ответом на события в России стало издание Украинской Центральной Радой своего ИХ Универсала,

который содержал конституционные положения. Прежде всего Украина была провозглашена Украинской Народной Республикой. Частная собственность на земли помеш;иков упразднялась. Эти земли передавались крестьянам без выкупа. Провозглашались 8-

часовой рабочий день, все демократические права граждан.

Однако советское правительство России не смирилось с уходом из-под его влияния Украины. 3 декабря 1917 г. УЦР был предъявлен ультиматум, а 5 декабря Совнарком России объявил УЦР войну. 8 декабря ударом с Белгорода советские войска захватили Харьков,

который стал опорным пунктом советских войск, развернувших

наступление на Украину.

В Харькове в декабре 1917 г. группа делегатов Первого Всеукраинского съезда Советов, проходившего в Киеве, объединилась с делегатами III съезда Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. Они провозгласили ПервыйВсеукраинский съезд Советов, хотя не имели на это полномочий, поскольку было представлено всего 82 совета, т. е. незначительная часть советов Украины, к тому же практически без крестьянства. Тем не менее этот съезд 12 декабря 1917

года провозгласил Украину республикой Советов в составе Российской федерации. Было создано правительство — Народный

секретариат У HP.

В то же время на территории Донбасса восточнее реки Кальмиус предъявил претензии атаман области Войска Донского Каледин. В начале ноября 1917 г. белоказачьи части начали наступление. К концу января 1918 года калединское наступление было ликвидировано.

В конце января 1918 года в Харькове на областном съезде Советов Донецкого и Криворожского бассейнов была провозглашена Донецко-Криворожская республика как составная часть Российской федерации. В ДКР вошел и Донбасс. Однако 16 марта СНК ДКР, по подсказке из Москвы, признал бассейн частью Украины.

Тем временем прибывшие из России войска развивали наступление. Центральной Раде противопоставить было нечего, поскольку армия создана не была. В декабре 1917 — январе 1918 гг. Украина была захвачена советскими войсками. Повсеместно устанавливалась советская власть. Избранные ранее органы власти на местах разгонялись, создавались советы. Начинались преобразования

в соответствии с большевистскими установками. Приступили к национализации предприятий. В январе 1918 года началась

национализация Новороссийского общества. В феврале 2/3 шахт Донбасса были национализированы. Артем (Сергеев Ф. А.) Крестьянская коммуна, 1919 г. крестьянам. Большевистское руководство решило осушествить коммунизацию в сельском хозяйстве путем создания на базе бывших помешьичьих имений

совхозов, коммун, артелей. Значительные площади предоставлялись промышленным предприятиям, шахтам. Подобная практика не оправдала надежды крестьянства, обусловила возникновение так называемого «Повстанческого движения». Возникали объединения

крестьян, целью которых было уничтожение большевистского режима как оккупационного. В апреле на Украине было зарегистрировано 98 антибольшевистских выступлений, а в июне-июле — уже 328. Восстания охватили почти всю Украину.

Ошибочные установки советского руководства на осуществление

социалистических преобразований в деревне путем создания совхозов, коммун, артелей обозлили крестьян, облегчили захват Украины деникинцами.

Белогвардейские части появились в районах Донбасса уже в конце ноября 1918 г. Их наступление усилилось в мае 1919 г. До июня деникинцы захватили весь Донбасс, установили режим военной диктатуры. Помещичьи имения восстанавливались. Крестьяне были обязаны передать помещику треть урожая за пользование землей. Кроме того, был проведен сбор хлеба на нужды армии, по 10 пуд. с каждой десятины. Опираясь на поддержку белогвардейского режима, помещики не только восстанавливали свои црава на землю, но и вынуждали крестьян восполнять причиненные убытки. Один из очевидцев отзывался об этих событиях так: «А вот и белые прибыли в уезд. Вслед за передовыми частями приезжают помещики.

Вскоре сложилось впечатление, что помещики — это вожди, которые распоряжаются белыми войсками с единственной целью — через них собрать разобранное имущество своих гнезд, наказать крестьян, которые начали вспахивать их земли, вырубать леса».

В октябре 1919 г. Красная Армия перешла в контрнаступление. Освобождение Донбасса от деникинских войск началось 25 декабря 1919 г., когда был освобожден Славянск, и окончилось б января 1920 г., когда стали свободными от белогвардейцев Мариуполь

и Таганрог. В сентябре 1920 г. с юга началось наступление из Крыма врангелевских войск. Они дошли до Волновахи, их продвижение было остановлено возле Авдотьино. В октябре 1920 г. врангелевцы из Донбасса были изгнаны. Повсюду восстанавливалась советская власть, возобновлялась деятельность ее органов. Красная Армия разгромила также и войска Петлюры. Борьба за украинскую государственность окончилась поражением. Украина, в том числе и Донбасс, вошли в состав тоталитарного

советского государства.

 

СОЗДАНИЕ И ХАРАКТЕРИСТИКА ДОНЕЦКОЙ ГУБЕРНИИ

До 1917 г. Донбасс не составлял единого административного

формирования. Его отдельные части входили в состав Екатеринославской и Харьковской губерний, а также области Войска Донского. Впервые постановлением советского правительства Украины 1 февраля 1919 г. Бахмутский и Славяносербский уезды Екатеринославской губернии были выделены в Донецкую губернию. Был создан Центральный военревком Донбасса, который выступал как местный распорядительный орган по руководству экономикой, обеспечению порядка. Главной же его задачей были мобилизация в Красную Армию, изъятие продовольствия для армии и голодной России. Однако с приходом деникинцев новосозданная губерния была

ликвидирована.

С изгнанием деникинцев повсеместно формировались органы Советской Армии, конструирование Донецкой губернии было возобновлено. Совнарком РСФСР на заседании 23 марта 1920 г. в присутствии представителей украинского Совнаркома одобрил выделение каменноугольных районов Донбасса в отдельную губернию с включением в ее состав сельскохозяйственных уездов с тем, чтобы губерния в отношении продовольствия была самоснабжающейся. От Екатеринославской губернии были переданы Бахмутский, Мариупольский и Славяносербский уезды полностью. От Харьковской — весь Старобельский уезд, а также

отдельные волости Изюмского и Купянского уездов. Были включены также части области Войска Донского.

Следует отметить, что формирование Донецкой губернии осуществлялось правительством Российской федерации при непосредственном участии его председателя В. И. Ленина. Губерния создавалась в составе Украинской республики. Части территории области Войска Донского были переданы в Донецкую губернию

УССР постановлением Совнаркома РСФСР и Президиума ВУЦИК 26 апреля 1920 г. Однако это не помешало России в 1924 г. отобразить предоставленные ранее Украине территории Таганрогского и Шахтинского округов Украины.

Следовательно, Донецкая губерния была создана в 1920 г. соответствующим постановлением высших органов власти УССР и РСФСР. В ней был объединен Донецкий промышленный район с прилегающими сельскохозяйственными с тем, чтобы эта губерния с

большим количеством промышленного пролетариата могла сама себя обеспечить сельскохозяйственной продукцией. При создании губернии преобладали экономико-хозяйственные соображения. Донецкая губерния была создана как часть УССР исходя из того, что большинство населения составляли украинцы, а также с учетом тесных экономических, культурных связей с остальной Украиной.

Губерния была поделена на 10 уездов: Бахмутский, Гришинский, Дебальцевский, Луганский, Мариупольский, Старобельский, Славянский, Таганрогский, Шахтинский, Юзовский. Уезды состояли из волостей. За исключением Таганрогского и Шахтинского уездов (округов), переданных России, и нескольких волостей (Захарьевская, Стародубская, Новоспасская, Петровская),

в 1921 г. перешедших в Бердянский уезд Екатеринославской губернии, это территория будущей Донецкой области, в 1938 г. разделенной на современные Донецкую и Луганскую области.

В дальнейшем административное устройство менялось.

Так, в июне 1920 г. было создано 12 районов, в сентябре их стало 14. Волости были упразднены, созданы районы и подрайоны. В декабре снова восстановлены уезды (10) и волости (308). Центральным городом был Луганск, а с декабря 1920 г. центр губернии был перемещен в Бахмут. Донецкая губерния

имела площадь 54,3 тыс. кв. верст. В 1920 г. в губернии имелось 3503 селения, в т.ч. 168 — городского типа, среди них города: Луганск, Мариуполь, Бахмут, Александров-Грушевский, Славянок,

Славяносербск, Юзовка. В губернии проживало 2660 тыс. человек, в т.ч. 2083,6 тыс. (78,4%) — в селах, 576,4 тыс. (21,6%) — в городах и поселках. Губерния имела мощную промыпхленность,

которую представляли 277 промышленных предприятий, 1816 шахт. Всего промышленных рабочих насчитывалось 283 тыс. человек, из них 234 тыс. шахтеров.

Однако большая часть жителей губернии занималась сельским хозяйством — земледелием, скотоводством, в котором основным средством производства была земля, а решающим являлись аграрные отношения.

 

АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

При Всеукрревкоме В 1920 г. была создана земельная комиссия, реорганизованная в январе 1920 г. в Народный Комиссариат

земельных дел. Земельными органами на местах стали земельные отделы уездных и волостных исполкомов (ревкомов). Так, земотдел Донецкого губревкома был открыт в январе. На волостные земотделы было возложено проведение земельной реформы. Им было поручено проведение учета населения, отвод земли крестьянам, совхозам, предприятиям, учреждениям. В целях раскола деревни, противопоставления различных групп крестьянства в 1920г. были созданы комитеты незаможных селян.

5 февраля 1920 г. Всеукраинский ревком издал закон «О земле».

Как и все другие решения, проект был согласован с российским

правительством, в частности,сЛениным. Наученные горьким опытом предшествующих лет, большевики резко изменили направление своей аграрной политики. Закон провозгласил ликвидацию нетрудового землевладения. «Отныне на территории Украины право пользования землей имеют только трудящиеся», — указывалось в ст. I закона.

Трудовые хозяйства крестьян объявлялись неприкосновенными,

бывшие помещичьи и промышленные земли без выкупапередавались трудящимся крестьянам. Им же поступали и земли, которые в 1919 г. были предоставлены совхозам, предприятиям. Земли крестьянам давались в уравнительное землепользование, пропорционально количеству едоков в семье.

 

ЛИКВИДАЦИЯ ВНЕКРЕСТЬЯНСКОГО ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ НА ДОНЕТЧИНЕ

В 1920 г. были про веденыконфискация помещичьих имений и национализация земли. Специально созданными комиссиями имения описывались, брались на учет имущество, инвентарь, скот, жилье и хозяйственные помещения, земельные угодья. В актах о взятии на учет в земотделах имений фиксировалось их состояние. За годы войны, всеобщих грабежей имениям был нанесен сильный

ущерб. В Донецкой губернии конфискация имений и взятие на учет нетрудовых земель завершились к концу

1920 г. Было учтено 1574 тыс. десятин бывших некрестьянских угодий, в том числе помешичьих -1116 тыс., государственных — 177 тыс., церковных — 40 тыс., городских — 25 тыс. Эти земли составили фонд для обеспечения землей крестьян, государственных

предприятий и учреждений.

 

ПОЛОЖЕНИЕ В РЕГИОНЕ

Ситуацию можно оценить двумя словами — «кризис» и «развал». К концу 1920 г. созрела система кризисных явлений, каждое из которых дополняло друг друга, одновременно проявлялись кризисы — сельскохозяйственный, продовольственный, транспортный, топливный и т.д. Во многом жизнь страны зависела от обеспечения топливом. Донбасс был практически разрушен. Отсутствие угля приводило к параличу железнодорожного и водного транспорта. Следовательно, нельзя было перевозить продовольствие, а это неминуемо должно было

вызвать голод в городах. О состоянии угольной промыпгленности

в целом говорят такие данные. В Донбассе за 125 лет (с 1795 по 1920 гг.) было добыто 30000 млн. пудов угля и антрацита. По имевшимся на 1920 г. данным, запасов оставалось еще 3000000 пудов. Если бы добычу вели с производительностью 1913 г. (1500 млн. пудов), их хватило бы на 2000 лет; при производительности 1700млн. пудов (1916 г.) добычу можно было продолжать 1765 лет... Но в 1920 г. горняки «подняли на-гора» 273 млн. пудов, при таких темпах запасов топлива хватило бы на 10989 лет.

Действовало всего 893 шахты, требовало ремонта 2376.

Были завалены запасы угля в 1,8 млрд. пудов, затоплены — почти 3,3 млрд., оставались годными к азработке около 2,6 млрд. Резко сократилось число рабочих: в 1916 г. насчитывалось 295 тысяч шахтеров (из них забойщиков — 65 тыс.), а к началу 1921 г. эти цифры соответственно уменьшились до 130 тыс. и 17 тыс.

Те же, кто остался, едва ли были способны нормально трудиться. Как показали медицинские обследования ех лет, из каждой сотни горняков 30 болели эмфиземой легких, 16 — хроническим бронхитом, 21 — ревматизмом, 10 — болезнями сердца, 7 — артериосклерозом, 6 — грыжей, 2 — туберкулезом, 8 — другими хроническими болезнями. То есть практически все шахтеры были хроническими больными.

Резкое сокрашение числа рабочих было связано и с тем, что горняцкий труд в те годы носил еще в значительной мере сезонный характер: крестьяне прибывали в Донбасс артелями осенью для того, чтобы до весны заработать на лошадь, плуг, другой сельскохозяйственный инвентарь. С началом же военного лихолетья

часть их призвали в армию, другие же просто вернулись в свое село. Остались в большинстве случаев «нетранспортабельные» — больные, раненые и т.п. Значительно ухудшились условия жизни шахтеров. В 1914 г. средняя зарплата горнорабочего составляла 1 рубль 34 копейки в смену. За эти деньги он мог купить разных продуктов общим количеством 11300 калорий (2,3 кг хлеба, 600 г мяса, 0,5 кг крупы, 850 г картофеля, 150 г сливочного масла, 154 г сахара на день).

В1917 г. средняя зарплата шахтера увеличилась до 4 рублей 60 копеек в смену, но упала ее покупательная способность (можно было приобрести продуктов на 8600 калорий). В1919 г., соответственно, 25 рублей 43 копейки (2850 калорий). А в 1920 г. горнорабочий зарабатывал 147 рублей 45 копеек, имея при этом возможность купить продукты с калорийностью 2686 калорий (820 г хлеба, 77 г мяса, столько же крупы, 200 г картофеля, 26 г масла, три четверти куриного яйца, три четверти стакана молока, 41 г сахара). При этом нормальный паек составлял 4200 калорий в сутки, следовательно, шахтер зарабатывал лишь' на приобретение 64 процентов только для собственного пропитания, на содержание семьи средств не хватало.

Следствием этого стало значительное падение производительности

труда.

В результате, если в 1914 г. для добычи одного миллиона пудов угля требовалось 169 человек, то в 1920 г. эта цифра возросла до 452.

Вот с этого начинал трудовой Донбасс свой мирный труд.

В первом номере за 1921 г. журнал «Донецкий шахтер» писал: «Ко времени переезда ЦПКП (Центральное правление каменноугольной промышленности — В. Н.) из Харькова в Бахмут, то есть к началу

фактической работы по восстановлению Донбасса, Донецкая губерния являла собою картину полного развала. Аппарата власти на деле не было, точнее, некоторое подобие Советского аппарата сушествовало лишь в городах и крупных поселениях. Деревня была

отдана бандитам и анархии. По всей губернии и в сопредельных

уездах соседних губерний рыскали банды, встречавшие полную поддержку крестьянского населения, разрушая телеграфную и телефонную связь, взрывая железнодорожные пути, убивая отдельных советских работников и устраивая налеты не только на рудники и мелкие поселения, но и уездные города.

С конца 1920 года и до середины мая 1921 года в губернии оперировал Махно, силы которого доходили до 2000 конницы и 500 человек пехоты при 4 орудиях и 70 пулеметах.

Правильного железнодорожного сообщения не было. Редкий поезд благополучно делал свой рейс. Под самим Бахмутом на пути к Харькову суш;ествовало бандитское гнездо, и спуск под откос поездов на перегоне Лиман—Ямполь был почти нормальным явлением...»

Далее в журнале сообщалось: «Всюду на железных дорогахсильнейший топливный кризис. Паровозы отапливалисьуглем очень низкого качества, вызывавшем постоянные задержки в пути, шпалами, остатками железнодорожных строений и лесом, направляемым каменноугольной промышленности Донбасса. Крупные станции были загромождены эшелонами демобилизованных, застрявшими в пути за недостатком топлива и паровозов и отданными в жертву холода, голода и сыпняка».

 

ДОНЕЦКАЯ ТРУДОВАЯ АРМИЯ (ДОНТА)

В условиях невиданной разрухи, острой нехватки рабочей силы нужно было принимать неординарные меры. К ним относится

перемещение в Донбасс воинских частей для использования их на производстве. Принципиальное решение такого характера было принято IX съездом РКП(б) 31 марта 1920 г.

В регионе подразделения трудармии начали свою работу в мае 1920 г. Пока была передышка в военных действиях, трудармейцы участвовали, в основном, в погрузке и транспортировке угля. В первый месяц погрузили 3,1 млн. пудов угля, в июне — 5,8 млн., в июле — 4 млн.

Началось наступление войск генерала Врангеля, и трудармейцы, сменив лопаты на винтовки, вновь перешли к своим прямым обязанностям. Оставшиеся же смогли погрузить всего 613 тыс. пудов. Только когда войска Врангеля были окончательно

разбиты, участие трудармейцев в работах значительно увеличилось. В январе 1921 г. они погрузили уже 2,6 млн. пудов угля.

С провозглашением нового курса экономической политики ДОНТА не была расформирована и продолжала расширять масштабы своей деятельности.

В Донецкой губернии были сформированы шесть трудовых полков и два рабочих батальона, численность которых к октябрю 1921 г. составляла вместе со вспомогательными частями около 12

тысяч человек. Формирования эти отличались своей пестротой; в их составе были, кроме красноармейцев, более трех тысяч мобилизованных, всего 200 добровольцев. Кроме них, в рядах ДОНТА находились более 500 бывших дезертиров, для которых эта служба была своего рода наказанием, а также 156 военнопленных.

В частях трудармии 40% составляли русские, 36% украинцы, более 1% — татары, были также поляки, евреи, немцы, латыши, башкиры.

Только около половины бойцов были грамотными. Коммунистов среди командиров и красноармейцев было всего около четырех процентов.

На первых порах трудармейцы, как говорится, «латали дыры» — заполняли свободные рабочие места на погрузке, перевозке добытого угля на подводах к железнодорожным станциям. Поэтому шахта «Надежда» в Семейкинском районе была превращена в школу для обучения горняков из числа трудармейцев.

Особенносгь угольной промышленности состоит в том, что для работы шахт требуется уголь как топливо для двигателей насосов по откачке воды, а также для вентиляторов проветривания. В случаях же забастовок такого угля не хватало, и шахты подвергались затоплению, были опасны по взрыву газов.

Для того, чтобы как-то поправить такое положение, начальник штаба ДОНТА 18 августа 1920 года обратился в губернский отдел профсоюза угольщиков предложением передать армии полностью несколько шахт как страховку на случай забастовок. На письме есть резолюция профсоюзного руководства с категорическим несогласием превраш;ения трудармейцев в штрейкбрехеров (лица, используемые для срыва забастовок).

Несмотря на противодействие профсоюзов, к августу 1921 г. трудовая армия эксплуатировала самостоятельно 14 шахт по всем районам Донбасса. Кроме того, трудполк обслуживал коксовые и доменную печи в Криндачевском районе (сейчас — г. Красный Луч). Неподготовленность бойцов и другие факторы являлись

причинами больших различий в производительности труда в разных районах: добыча колебалась от 64 до 147 пудов в месяц, производительность труда грузчика — от 150 до 480 пудов.

Материальное положение трудармейцев было крайне неудовлетворительным. Командиры докладывали в штаб, что в полках не "ватает шинелей от 70 до 90 процентов, обуви — до 96 процентов, портянок — до 65 процентов и т.д.

Жить приходилось в тяжелейших условиях: казармы зимой на 60 процентов не были застеклены, бойцы спали на голых нарах, прикрывшись своим рваным, пропитанным угольной пылью обмундированием. В помешениях 8—12 квадратных метров помешались 26—28 человек, полностью отсутствовала какая-нибудь мебель. Бань не было. С наступлением холодов более половины состава болели, находясь рядом со здоровыми в казарме.

Не были обеспечены и командиры. Один из них, обращаясь к командованию, писал летом 1921 г., что его жалованье меньше заработка чернорабочего, этого не хватает на питание одному человеку, не говоря уже об обеспечении семьи.

Кроме «угольных полков» ДОНТА, 12 февраля 1921 г. в регион были переброшены 15 военностроительных отрядов, инженерный полк ВЧК, инженерный батальон и ремонтные мастерские Красной

Армии. Они занимались строительством гражданских сооружений, подъездных путей.

Положение военных строителей было не лучше. Местные власти пытались каким-то образом заинтересовать трудармейцев в результатах труда — вводили денежное и продуктовое премирование, награждали грамотами. Однако эти попытки не имели реальных положительных результатов.

Кроме работы в шахтах, на стройках, подъездных путях, трудамейцы выполняли обычные функции военнослужащих — караульная служба, строевая подготовка, участие в боях с бандами, погоня за преступниками.

В результате всех этих трудностей Донецкая трудовая армия со второй половины 1921 г. начинает в прямом смысле разваливаться. Хронический характер приобретает дезертирство. Ежемесячно в каждом полку недосчитывалось десятков бойцов.

Все это вынудило принять решение об упразднении частей ДОНТА.3 мая 1922 г. были ликвидированы последние подразделения. Жизнь расставила все по своим местам. Стало ясно, что не могут в условиях НЭПа «сосуществовать» отжившие структуры периода «военного коммунизма».

Не была выполнена и задача, поставленная IX съездом РКП(б): «Использование воинских частей для трудовых задач имеет в равной мере практически-хозяйственное и социалистически-воспитательное значение».

Но нельзя забывать и о том мужестве, которое проявили бойцы-трудармейцы, об их участии в реальном спасении тысяч человеческих жизней в то тяжелейшее время.

 

ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОМЫШЛЕННОСТИ

С началом первой мировой войны в Донбассе начался процесс

закрытия, как тогда говорили, промышленных заведений. В 1914 г. их было закрыто 26, с 1 января 1915 г. по март 1917 г. — 21, в

1918 г. — 68, в 1919 г. — 83, в 1920 г. — 258. К 1921 г. не работало 46% всех предприятий.

Каковы же были причины бездействия? Из-за ремонта и недостатка оборудования простаивали 23%, неуплаты налогов — 14%, несдачи в аренду — 9%, непосильных налогов — 7%, недостатка средств —

5%, из-за невыполнения договоров, отсутствия топлива и сырья не работали 18%, по неизвестным причинам 15% предприятий. Наиболее пострадала пищевая промышленность — не работали 76% ее заведений. На втором месте была металлообрабатывающая отрасль — 11%, далее — горная и горнопромышленная — 7%, добывающая — 3%. Закрытие происходило в такой последовательности: в 1914 г. стали закрываться предприятия металлообрабатывающей промышленности, по добыче и обработке камня и глин; горная и горнозаводская промышленность и пищевая; со второй половины 1917 г. — химическая, в 1918 году — во всех остальных группах.

По данным Вседонецкой переписи на 1 января 1923 г., в губернии числилось 8289 промышленных заведений, на которых работали 206902 человека. Это составило 15% от всего населения. Из 1000 трудоспособных в промышленности был занят 151 человек.

На первом месте по числу предприятий был Ста-робельский округ, имевший почти треть всех заведений губернии. Но работали на них всего около 2% трудящихся региона. Там была сосредоточенапреимущественно мелкая промыгпленность. 86% промзаведений округа (2072) выпускали пищевые продукты:

1889 мельниц, 170 маслобойных заводов, 8 пекарен, 2 кондитерских, 1 бойня, 1 колбасная, 1 пивоваренный завод.

Второе место на Старобельщине занимала группа металлообрабатывающей промышленности, насчитывающая 242 заведения (10%) — 236 кузниц, 3 слесарные и 3 ремонтные мастерские.

Кроме этого, в округе были 25 предприятий по обработке дерева, 2 мыловаренных, 1 свечной, 41 кожевенный заводы, 7 заведений по обработке шерсти, 2 портняжных, 6 сапожных, 2 парикмахерских, фото-, ювелирная и часовая мастерские, а также типография.

Второе место по числу промзаведений в губернии занимал Бахмутский округ*, по числу же рабочих он был первым. 40% предприятий занимались производством пищевых продуктов: 572 мельницы, 45 пекарен, 42 маслобойных завода, 10 колбасных, 1 бойня и 9 заведений по производству напитков. Следующее место

занимало производство одежды и обуви — 279 обувных, 54 портняжных и 52 прочих мастерских. Далее следовала металлообрабатывающая промышленность — 279кузниц, 12 заводов мелкого чугунного литья, 11 мастерских жестяной посуды, 10 слесарных мастерских и 10 прочих производств. Горная промышленность включала 55 каменноугольных рудников и 9 рудников по добыче каменной соли. Горнозаводская промыш-ленность округа имела три коксобензольных завода, Дружковский, Торецкий, Краматорский и Петровский (крупнейший в Донбассе) металлургические заводы. В химической промышленности — содовые заводы в Лисичанске, Славянске, химические в Константиновке и Рубежном. Машиностроительная отрасль состояла из Горловского и Нью-Йоркского заводов. Кроме того, в

округе были: Краматорский цементный завод, завод фарфоровых изделий в Славянске, завод огнеупорных изделий, бутылочный и зеркальный в Константиновке, стекольный в Рубежном, карандашная фабрика в Славянске, типография и электростанция в Бахмуте. Юзовский округ занимал третье место по числу предприятий и второе по количеству трудяшихся(четвертая часть всех рабочих губернии). 56% предприятий занимались выпуском пищевых продуктов — 421 водяная мельница, 35 маслобойных заводов, 15 пекарен, 2 бойни, 2 колбасных, 2 молочных фермы, 3 кондитерских, 5 заведений по производству напитков. Второе место по числу предприятий занимала металлообрабатывающ;ая

промышленность — 159 кузниц, 16 мелких мастерских. На третьем месте — горная и горнозаводская промышленность. Это была самая крупная отрасль по числу работавших. Она включала 139 шахт, наиболее крупными из них были: рудник бывшего Франко-Русского общества (7882 рабочих), Вознесенский рудник (4645 рабочих),

рудник «Ветка» Новороссийского общества (2398 рабочих).

В округе находились металлургический завод в Юзовке (5529 рабочих) и Макеевский металлургический завод (3110 рабочих). Здесь также работали Красногоровский керамический завод и машиностроительный завод бывшего Русского общества.

В Таганрогском округе на 944 предприятиях работали 17108 человек (8% от общего числа по губернии).

На производство пищевых продуктов приходилось 59% — 457 мельниц, 19 хлебопекарен, 1 кондитерская, 52 маслобойных завода, 1 бойня, 2 колбасных, 21 заведение по солке и копчению рыбы, 4 завода по изготовлению напитков и 3 табачные фабрики. Из металлообрабатывающей промышленности в округе работали 180 кузниц, 3 завода мелкого чугунного литья, 6 мастерских жестяных изделий, 5 слесарно-токарных мастерских, 5 заводов механического ремонта. Наиболее крупным заводом был посудно-литейный (90 рабочих). Наиболее развитой группой производства была горная и горнозаводская промышленность — 49 предприятий (крупнейшие рудники — Анненский с 1488 рабочими и им. Карла Маркса — 692 рабочих). А также металлургический завод (277 рабочих), три цементных завода, судоремонтные мастерские, авиационный завод (140 рабочих), два кожевенных завода (1160 и 271 рабочий), машиностроительный завод и фабрика по обработке шерсти.

Мариупольский округ имел 843 предприятия (10%) с 5493 рабочими (3% от общего числа рабочих по губернии). На производство пищевых продуктов приходилось 59% предприятий — 397 мельниц, 24 хлебопекарни, 3 кондитерские, 59 маслобойных заводов,

1 бойня, 1 колбасная, 6 заведений по копчению рыбы, 3 — по производству напитков. Металлообрабатывающая отрасль насчитывала 173 заведения (141 кузница и 32 мелкие мастерские). Около Мариуполя находились два крупных металлургических завода — «А» и «Б».

Луганский округ имел 802 промышленных предприятия, в том числе — 483 (60%) в пищевой отрасли (415 мельниц, 28 маслобойных заводов, 7 — по изготовлению напитков и 30 прочих). В металлообрабатывающей промышленности функционировали 144

заведения, из них 112 кузниц. Крупными предприятиями были: гвоздильный (51 рабочий), эмалировочный (276), чугунолитейный (129), трубопрокатный (137) заводы, а также чугунолитейные заводы в Ивановке (109) и в Лутугино (129). Наиболее мощными производствами были паровозостроительные (бывший завод Гартмана — 3985 рабочих), патронный завод (3566). В химической отрасли: динамитный завод (429 рабочих) и завод взрывчатых веществ (42). Крупнейшие рудники — Селезневский (4009 рабочих). Брянский (4352), Голубовский (2061), Кадиевский (3557).Крупные металлургические предприятия — в Алчевске, Ольховской и Кадиевской. В округе также были текстильная фабрика в Луганске (338 рабочих), швейная мастерская (48), типография (41) и электростанция.

Последнее место в губернии по числу промышленных предприятий занимал Шахтинский округ — 616 (7%) и четвертое место по числу рабочих — 32381. 319 (52%) предприятий приходились на производство пищевых продуктов, в том числе 291 мельница. В металлообрабатывающей отрасли насчитывалось 125 заведений, из них 101 кузница. Крупнейшим здесь был чугунолитейный завод в Должанске (50 рабочих). Наиболее мощной группой являлась горная и горнозаводская промышленность, включавшая 106 предприятий (на руднике Анненском было 1488 рабочих, им. III Интернационала — 3869, № 3 — 2180, Ленинском — 1515). На металлургическом заводе в Сулине работало 302 человека.

Из приведенных цифр видно, что в Донецкой губернии благодаря богатым залежам каменного угля, руды и соли сильно развитыми были горная, горнозаводская, машиностроительная и химическая отрасли, а в связи с наличием групп глин и мергеля — стекольная,

керамическая и цементная. В горной и горнозаводской промышленности было занято 15370 человек, что составляло 75% всех лиц, занятых в промышленном производстве Донбасса.

Среднее число рабочих на одно предприятие — 476 чел. Из 470 предприятий отрасли — 403 каменноугольных рудника, наиболее крупные были расположены в Бахмутском и Юзовском округах. 15

металлургических заводов располагались в Юзовском, Мариупольском, Луганском и, главным образом, Бахмутском округах. Коксобензольные заводы, в основном, — в Бахмутском

и отчасти Юзовском. Соляная промышленность — в Бахмутском округе. По производству машин, инструментов и аппаратов в губернии было 32 предприятия (наиболее крупные — в Луганске и Таганроге). Наиболее крупные заведения химической промышленности были расположены, главным образом, в Бахмутском округе. Все остальные производственные группы, несмотря на их большое количество, занимали в Донбассе второстепенное место.

По форме эксплуатации наблюдалась такая картина. В руках частных лиц (арендаторов) находились 90% всех предприятий (4954), в ведении государства — 10% (530). По количеству же рабочих картина была обратной: на государство работали 93% (165841) всех рабочих, а на частных арендаторов — 7% (13148).

В частных руках была сосредоточена почти вся кустарная промышленность с числом рабочих до 15 человек (96% заведений этой группы), 50% в мелкой промышленности с числом рабочих до 50 человек и 10% в средней с числом рабочих до 500 человек. Крупная же фабрично-заводская промышленность вся находилась

в ведении государства. По полу занятые в промышленности лица распределялись так: 86% мужчин и 14% женщин. По отдельным

производственным группам женский труд находил себе применение в обработке шерсти — 72% , производстве бумаги — 24%, в добывающей промышленности — 20%, дерево- и металлообрабатываюш;ей — 1,7% и 1,6%. Среди рабочих взрослых обоего пола было около 90%, подростков — 8% и малолетних — 2% . Труд малолетних и подростков главным образом применялся

в добывающей и обрабатывающей промышленности, где само производство носило несколько механический характер и допускало эксплуатацию детского труда.

 

Вопросы и задания:

 

1. Охарактеризуйте административно-территориальное

устройство Донбасса в 1917—1920

гг.

2. Какими были земельные отношения в Донбассе накануне

года?

3. Охарактеризуйте социально-экономические последствия

национализации земли.

4. Какими были цели Украинской Центральной Рады?

5. Как отразилась национализация промышленных предприятий,

шахт, банков на экономике Донбасса и страны

в целом?

6. Дайте оценку проведения национализации земли.

7. Назовите основные политические события в Донбассе

в 1917—1920 гг.

8. Составьте хронологическую таблицу событий в Донбассе

периода Украинской революции.

9. Сравните уровень промышленного производства 1923

года в округах, которые входят в настояш;ее время в состав Донецкой (Юзовский, Бахмутский и Мариупольский), Луганской (Луганский и Старобельский) и Ростовской областей (Россия — Таганрогский и Шахтинс-кий).

 

ТЕМА 2. ДОНЕТЧИНА В 20-е — 30-е гг. НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И ОСОБЕННОСТИ ЕЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ В ДОНЕЦКОМ РЕГИОНЕ

 

С переходом к новой экономической политике перед властью возникла чрезвычайно трудная задача — научиться управлять производством и при этом не «утратить лица». Речь шла о том, что преобладание идеологии над экономикой всегда чреватонежелательными последствиями. X съезд РКП(б) не был съездом начала НЭПа, он лишь обозначил новый курс, приняв решение о замене продразверстки продналогом. Но это былорешение, сама же идея выдвигалась ранее,причем неоднократно — на III Всероссийском съезде совнархозов (январь 1920 г.) — Ю. Лариным, в записке члена политбюро Л. Троцкого в ЦК РКП(б) (февраль 1920 г.). Новый курс вызвал непонимание и сопротивление со стороны многих партийных и государственных функционеров. Серьезное столкновение произошло на X партконференции, когда уже В. Ленину — вчерашнему противнику курса — пришлось семь раз выступать в защиту избранного пути. Политбюро создало специальную комиссию (Л. Каменев, А. Андреев, А. Рыков и П. Богданов), которая выработала документ, названный «Наказ СНК (Совета народных комиссаров, т. е. — правительства большевиков) о проведении в жизнь начал новой экономической политики». После многочисленных обсуждений в партийных и профсоюзных органах он был утвержден пленумом ЦК и 9 августа 1921 г. — СНК. Наказ содержал два принципиальных момента: 1) переход к управлению «экономическими единицами сообразно принципам коммерческой выгоды»; 2) разрешение свободы торговли, аренды и концессий. Если в период «военного коммунизма» в основе политики лежала идея, по которой методы управления должны сами собой привести к наиболее благоприятным результатам, то НЭП предполагал, что всякий метод хорош и целесообразен, если он дает экономическую выгоду. Для управления предприятиями угольной промышленности Донбасса еш;е в 1920 г. создается ЦПКП. Этому аппарату предстояло управлять сотнями «разнокалиберных» предприятий, расположенных на территории 20 тысяч квадратных верст, с более чем сотней тысяч рабочих. Донецкую губернию разделили на четыре горных округа (Луганский, Криндачев-ский, Юзовский и Шахтинский), которые включали 16 районов, разделенных на «кусты», состоявпшие из группы шахт. Однако эта громоздкая структура не могла эффективно управлять отраслью. Решение проблемы было найдено в комбинировании различных отраслей производства — потребителей угля — с угольной промышленностью. Металлургическая и химическая промышленности Донбасса производили изделия, средства от продажи которых можно было пустить на «собственные» шахты. Юзовскому комбинату треста «Югосталь» были переданы рудники бывших Новороссийского, Никополь-Мариупольского и Рыковского обш,еств. Макеевский комбинат получил рудники акционерного общества «Унион»,Петровский комбинат — шахты бывшего Русско-Бельгийского обшества. Тресту «Химуголь» передали все рудники Лисичанского района, а также шахты Скальковского и Донецкого«кустов». Позднее у группы руководителей железных дорог появилось желание обеспечить себя топливом, причем дешевым, в результате чего создается обш;ество «Транспорткопи», получившее в середине 1923 г. Байракское и Ровенецкое рудоуправления. При отборе рудников и прикрепления их к тому или иному тресту в основу было положено два довольно случайных признака: географическая близость рудников к заводам, юридическая связь и принадлежность в прошлом к одному акционерному обществу. Следует отметить, что, кроме указанных трестов, в Донбассе уголь добывали также Паевое товарищество «Уголь» (ПТУ), «Аркампром», ГПУ и Солетрест.Но все же, несмотря на определенную децентрализацию, основное оставалось в отрасли ЦПКП, чьи рудники добывали более 70 процентов угля. При всей своей мощи это правление не было в состоянии «осилить» все дореволюционные шахты. В первой половине 1921 г. из 284 мелких шахт работали 156,добывавших около 11 процентов всего угля в регионе. 26 июня 1921 г. (то есть задолго до выхода «Наказа СНК...») руководство ЦПКП издает приказ № 229, который разрешал сдавать шахты в аренду артелям, кооперативам и отдельным лицам. Арендаторы должны были отдавать государству 30 процентов добытого топлива, свободно распоряжаясь остальным. Ставилось и такое условие — не принимать рабочих крупных предприятий. При этом кустовым и районным управлениям разрешалось снабжать по договоренности арендованные шахты лесом и материалами.Но сразу же оказалось, что сам текст приказа имел ряд непродуманных положений, в результате чего возникали десятки замаскированных «рогаток» на пути возможных арендаторов. Да и стиль документа был таким, что создавалось впечатление необязательности его выполнения. Первая сложность заключалась в том, что процедура сдачи мелких предприятий в аренду состояла из такого количества бумажных «действий», что в каждом районе можно было за месяц провести оформление передачи лишь 2—3 шахт. Но и после этого договор вступал в силу только через месяц. Это значительно сдерживало темпы развития добычи на мелких предприятиях. Для того, чтобы контролировать плату за аренду и бороться с «хиш;ническими» методами разработки угля, требовался специальный аппарат. 15 июля 1921 г. Донецкое губернское экономсовешание создало специальный орган для сдачи в аренду шахт — Комиссию по использованию мелких каменноугольных предприятий (КИМКП). В ее состав были включены член президиума губисполкома А. В. Радченко, председатель губернского отдела профсоюза горнорабочих и один специалист. Население с самого начала проявило интерес к нововведению. А вот со стороны районных управлений и райкомов профсоюза выдвигались различные препятствия и помехи. Давало, скажем, районное управление на передачу в аренду некоторые шахты. Когда же на них начинались работы, приходил приказ — договор отменить, арендаторов-частников арестовать. Были случаи произвольного ареста промышленной милицией всех должностных лиц, приезжавших в район для сдачи шахт. Предприятия, возвраш;енные «под крыло» райуправления, иногда подвергались затоплению. А то и просто предпочиталось затопление шахты передаче ее аренду.

В некоторых районах для зашиты интересов крупнойпромышленности вокруг рудников устраивались «демаркационные» запретные полосы, на территории которых нельзя было действовать частникам.На ряде шахт, сданных в аренду, запрещались работы из-за нежелания трудоустраивать местное сельское население. Не разрешалось пользоваться конными подъездными путями и погрузочными пунктами, даже бездействовавшими. Был издан приказ, абсолютно и безусловно запрещавший ранее разрешенный отпуск материалов арендаторам в обмен на дополнительный уголь.

Профсоюзные органы находили «лазейки» чисто ведомственного характера, чтобы помешать аренде мелких шахт. В циркуляре № 12 губернского отдела профсоюза горнорабочих от 2 августа 1921 г. отмечалось, что решение об открытии мелких и крестьянских шахт позволит получить дополнительно 6 миллионов пудов угля в месяц практически с минимаьными затратами. Райкомам профсоюза рекомендовалось оказывать содействие передаче шахт в аренду, но при этом ставилось условие — «без разрешения центра подобных сделок не заключать». Тем самым местные органы лишились возможности активно участвовать в этом процессе. А ведь на местах лучше знали ситуацию, могли принимать более обоснованные решения. Некоторые райкомы профсоюзов обвиняли комиссию (КИМКП) в слишком высоких ставках зарплаты У «частников»,другие — чрезмерно низких, хотя по всему Донбассу действовала одна семнадцатиразрядная тарифная ставка. Профсоюзы требовали от предпринимателей приема на работу только своих членов, тогда как важнейшая задача КИМКП заключалась в привлечении на работу в шахтах местного крестьянского населения, не состоявшего в профессиональных организациях. Артели и частников принуждали содержать на свои средства шахткомы, устраивать на мелких предприятиях больницы и оплачивать их медперсонал, угрожая в противном случае отдать арендаторов под суд. Некоторые рудничные комитеты требовали выдачи зарплаты рабочим арендных шахт только с разрешения профсоюза и только после выплаты на государственных рудниках (это было связано с обесцениванием денег и ставило первых в худшие условия). Подобные помехи значительно тормозили работу КИМКП. И если комиссия не достигла значительных результатов, то это прежде всего из-за подобных «недоразумений ».Начав работу 5 августа 1921 г., комиссия через две недели вернулась в Бахмут почти без результатов. Первые 2000 пудов угля были добыты на мелких шахтах в Щербиновском районе 20 августа 1921 г. Но взаимоотношения КИМКП с государственными предприятиями неналаживались — приходилось многократно возвращ;аться в один и тот же район, где, казалось, все проблемы сдачи в аренду были решены. В результате больших усилий к 1 сентября было организовано семь арендных участков: Дружковский, Щербиновский, Марьинский, Алмазный, Успенско-Ольховский, Дебальцевский и Криндачевский. Только прибытие специальной комиссии Совета труда и обороны во главе с заместителем председателя Высшего совета народного хозяйства И. Т. Смилгой «легализовало» полномочия КИМКП.Но еще длительное время желания многих взять в аренду мелкие шахты не удовлетворялись, продолжалось затопление «ничьих» предприятий. Ни у арендаторов, ни у КИМКП не было уверенности в том, что работы на сданных шахтах не будут остановлены. Созданный райуправлениями контроль продолжал вносить в работу арендаторов нервозность: усилия техников-контролеров растрачивались впустую, в основном — на мелкие придирки. На некоторых участках штаты контролеров превышали количество работников КИМКП, обслуживавших хозяйственную работу. Создавалась ситуация двойной опеки: уполномоченные комиссии были обязаны контролировать работу арендаторов и одновременно отвечали за добычу угля, а контролеры от райуправлений никакой ответственности за работу мелких предприятий не несли. Арендаторам предъявляли совершенно не совпадавшие требования по текущей отчетности, и если учесть, что речь шла, как правило, о неграмотных или малограмотных крестьянах или рабочих артелях, которых среди арендаторов было большинство, то понятна несуразность таких требований.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО В УСЛОВИЯХ нэпа

В соответствии с решениями X съезда РКП(б) в марте 1921 г. были разработаны нормы продовольственного налога, объявлено об упразднении продразверстки, разрешено торговать сельскохозяйственной продукцией, что способствовало повышению трудовой активности крестьян. Уже весной 1921 г. посевные площади расширились. Однако ограбленное ьело, лишенное запасов, было зависимым от погодных условий. В 1921 г. сильная засуха поразила степные губернии Украины. Урожай был катастрофически низким, всего 297 млн. пудов. Результатом стал голод 1921 —1922 годов. Он был обусловлен прежде всего экономической политикой государства, которая была направлена на ограбление деревни, а во-вторых, зависимым положением марионеточной державы, которая действовала не в интересах своих граждан, а безропотно выполняла указания руководящего центра. Голод, безусловно, был результатом значительного недобора урожая вследствие засухи, а также ущерба, причиненного хозяйству семилетней войной. Однако руководство страны требовало от Украиныпоставок хлеба: «Чрезвычайно тяжелое продовольственное состояние пролетарских центров России, красных столиц Москвы и Питера ... обязывают советскую Украину прийти на помощь, урезая до последней ступени собственные потребности». Урезания подкреплялись вооруженными продотрядами. В начале июля Ленин предложил мобилизовать в Поволжье молодежь в количестве около 500 тыс. штыков. Предлагалось «разместить эти 1/2 млн. на Украине с тем, чтобы они помогли усилить продработу, поскольку чрезвычайно заинтересованы в ней, особенно сно осознавая и чувствуя несправедливость ненасытных богатых крестьян на Украине». Этот план реализован не был по причине полной дезорганизации жизни в Поволжье, зато на Украину прибыло 439 тыс. беженцев. В то же время (6 августа) Ленин снова заявил: «Я думаю, что для успешного сбора налога нужны воинские части в помощь этому сбору, с тем, чтобы эти воинские части получили усиленное снабжение за счет местных крестьян, пока налог не будет уплачен...» Местным инструкторам предлагалось в каждой волости брать от 15 до 25 заложников. В случае невыполнения продналога «налоговые заложники должны быть осуждены вплоть до применения высшей меры наказания — расстрела, после чего следует взять следующую группу. Все зерно, независимо от продналога, конфисковать», — настаивалЛенин.

И это в то время, когда положение на Украине становилось трагическим, запасы были изъяты полностью. Новый урожай, в частности, в Донецкой губернии, дал в среднем по 6 пудов с десятины, т. е. меньше, чем было посеяно (по 9 с дес). Руководите-ли Донецкого губисполкома сообщали: «Голод в Донбассе приобрел ужасные размеры. Голодают до 500 тысяч человек. Крестьяне в отчаянии роют себе могилы, не ощущая реальной помощи». Однако выкачка хлеба продолжалась. До 15 января 1922 года в губернии было изъято 120 тыс. пудов хлеба. Никакой помощи Украине правительством предоставлено не было. Ее осуществляли международные организации, особенно АРА, которая на собранные американскими рабочими средства приобрела продукты, из них готовили обеды для детей. В условиях полного забвения нужд народа государством смертность на почве голода была значительной. Умирали в основном в селах. Обстановка в промышленных центрах несколько смягчилась вследствие предоставления изъятого у крестьян продовольствия. Изъятие запасов, в том числе и посевного материала, уменьшение численности рабочего скота обусловили сокращение посевов. Так, в 1922 г. в губернии было засеяно 1682 тыс. десятин против 2386 тыс. в 1921 г. В 1923 г. посевная площадь несколько расширилась и составила 2102 тыс. десятин, или 83% посевов 1916 г., в 1924 г. — 97%, в 1925 г. были достигнуты показатели 1916 г.

МАТЕРИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧИХ

В 1923 г. было завершено перераспределение земельного фонда. Из 5996 тыс. десятин 4996 тыс., или 93,4%, были предоставлены в пользование крестьян. 330тыс., или 6,1%, поступило государственным учреждениям и предприятиям, 18 тыс. десятин предоставлено городам. Землепользование крестьян губернии увеличилось на 32% . В расчете на едока прибавка составила в среднем 0,6 десятин. Землепользование стало более уравнительным, вследствие чего выросла группа среднего крестьянства.

Новый земельный порядок был оформлен Земельным кодексом ВУЦИК УССР, принятым 29 ноября 1922 г. В нем была зафиксирована ликвидация частной собственности на землю. Земля была провозглашена собственностью государства. Ее основная часть была предоставлена в пользование крестьянам. Фактически же Земельный кодекс лишил крестьян земли, что облегчило окончательное изъятие угодий у крестьян и передачу ее колхозам и совхозам в ходе сплошной коллективизации.

В 1921—1928 гг. проводилось упорядочение земельного фонда путем размежевания земельных плош;адей между сельскими громадами и промышленными предприятиями. Проводилось и внутриселиш;ное землеустройство с выделением в натуре земельных угодий крестьянским дворам и выдачей землеотводных актов, что сопровождалось фактическим уравнением землепользования путем изъятия излишков. Эта работа с 1930 года в связи с отобранием земли у крестьян и передачей ее колхозам и совхозам была прекрашена.

С переходом к новой экономической политике ситуация в корне меняется. Подъем промышленного производства сдерживался обвальной инфляцией. Пока советские рубли обесценивались, нужно было страховать заработки от падения (снижения покупательной способности). Для этого были введены твердые единицы — коэффициенты, называвшиеся «товарными рублями». Товарный рубль включал стоимость набора из 24 наименований продуктов и товаров широкого потребления. Было подсчитано, что в январе 1913 г. за этот набор нужно было заплатить 10 рублей. На 1 сентября 1923 г. стоимость такого же набора равнялась 350 рублям. Набор был составлен так, что каждого продукта было взято определенное количество, обычно потребляемое рабочим. Зная заработок, можно было заранее подсчитать, какая его часть должна пойти на хлеб, другие продукты, обувь, одежду. Соответственно пересчитывалась, ориентируясь на товарный рубль, зарплата, выдававшаяся еженедельно. Товарный рубль давал возможность устанавливать реальную зарплату, и этим был относительно выгоден рабочим. С выпуском червонцев (золотых рублей) товарный рубль утратил свои функции, так как инфляция прекратилась. 1923 год с особой остротой выдвинул проблему «ножниц цен». Начавшееся еще в 1922 г. вздорожание так называемых фабрикатов (промышленных товаров) нарушило нормальное соотношение цен на продукцию сельского хозяйства и промышленности и достигло таких суш;ественных размеров, которые вынудили государство решительно вмешаться в вопросы регулирования рынка. Дело в том, что «ножницы» вызвали в последнем квартале 1923 г. падение курса червонца на 27,9% его реальной ценности на розничном рынке Донбасса. Соответственно поднялась стоимость советских рублей (совзнаков). В ноябре 1923 г. средний заработок на едока составлял в совзнаках: у рабочих металлистов — 20,35, горняков — 15,19, химиков — 10,39. Эти деньги расходовались (в среднем на едока) у горняков следующим образом: на питание — 4,26 руб., содержание и оплату жилья — 0,55, топливо — 1,89, одежду и туалет — 5,5, хозяйственные расходы — 0,38, стирку и гигиену — 0,2, спиртные напитки — 0,11, культурно-просветительные нужды — 0,18, табак, папиросы и спички — 0,18, лечение — 0,04, обпдественно-политические расходы — 0,60, помощь отсутствующим членам семьи — 0,21, расходы на собственное хозяйство — 0,47, прочие — 0,46 руб. Таким образом, расходовалось 15,03 руб. Остаток дохода составлял с начала года 2 руб. 33 коп.

Нужно отметить, что реальная зарплата в сентябре 1925 г. (в сравнении с 1913 г., в процентах) была такой: у металлистов — 54%, пищевиков — 93%, печатников 128%, химиков — 93%, горнорабочих — 43%. В 1929 г. средняя зарплата рабочих в Донбассе составляла 64 руб. 76 коп. в месяц.

Несмотря на определенные перекосы и недоразумения, в целом же прослеживается процесс постепенного повышения уровня жизни донецких рабочих в 20-е годы. Наиболее динамично это происходило в период новой экономической политики, когда существенным было влияние рыночных отношений на развитие промышленности и социальную политику государства.

КОЛХОЗЫ и совхозы в 20-е ГОДЫ

Совхозы и колхозы создавались уже в ходе преобразования аграрных отношений. В 1923 году было учтено 139 совхозов, которым отведено 105 тыс;, десятин угодий, 55 из них были «приписными хозяйствами» промышленных предприятий. Создавались и коллективные хозяйства крестьян — коммуны, артели, ТСОЗы. В конце 1922 г. в Донецкой губернии имелось 483 коллективных хозяйства, в том числе 35 коммун, 432 артели, 16 ТСОЗов. Всего в коллективных хозяйствах было 64 тыс. десятин земли, числилось 14 334 человека, т. е. в среднем по 29 человек на хозяйство.

Особой популярностью коллективные хозяйства не пользовались. Более привлекательной для крестьян была сельскохозяйственная кооперация. Она была создана на Всеукраинском Учредительном съезде в марте 1922 года под названием «Сельский господарь». Объединения сельскохозяйственных кооператоров возникают и в Донецкой губернии.

 

ИЗМЕНЕНИЯ В АДМИНИСТРАТИВНОМУСТРОЙСТВЕ ДОНБАССА

В 1925 г. была упразднена Донецкая губерния. Сохранилось деление на округа: Артемовский, Луганский, Мариупольский, Сталинекий, Старобельский (Таганрогский и Шахтинский округа с 848 тыс. чел. населения в 1924 году были переданы в состав РСФСР). Округа состояли из районов, которые делились на сельсоветы (поссоветы). В июле 1930 г. вместо 5 округов в Донбассе были созданы 17 районов. 2 июля 1932 г. образовалась Донецкая область. В июне 1938 г. ее разделили на две - Ворошиловградскую (ныне Луганская) и Сталинскую (сейчас Донецкая). Особенностью административного устройства Донбасса было создание национальных формирований — греческих, немецких, болгарских районов и сельсоветов.

ХЛЕБНЫЕ ЗАТРУДНЕНИЯ В 1927 г.

В 1925 г. довоенные посевные площади были восстановлены. Рынок был насыщен дешевыми сельхозпродуктами: пуд ржи — 0,7 руб., гусь — 1,6 руб., говядина — 0,2 руб. за фунт и т. д. Благосостояние крестьян повыпталось. Они сооружали дома, обзаводились скотом, приобретали инвентарь, даже трактора. Однако наряду с восстановлением сельского хозяйства стала проявляться ограниченность мелкого хозяйства. В нем отсутствовали условия для внедрения машин. Оно оставалось мелкотоварным. По причине низкой производительности труда один работник мог прокормить всего трех человек. Село нуждалось в значительной государственной поддержке в то время, когда на него смотрели как на источник средств для индустриализации. Закупочные цены на хлеб оставались низкими, что привело к снижению заинтересованности крестьян в выращивании зерновых культур. В1927 г. произошло даже сокращение посевов пптеницы, ячменя. Ниже выдался и урожай. Поставки зерна на рынок сократились, поскольку крестьяне не желали продавать хлеб по низким ценам. Осенью проявились так называемые «хлебные затруднения». Они были обусловлены увеличением экспорта зерна при сокращении сбора. Руководство страны нашло выход в «чрезвычайных мерах» по изъятию хлеба из крестьянских хозяйств. По сути, была возобновлена практика продразверстки. Торговля хлебом на рынке запрещалась, снова появились продотряды. Крестьянским дворам давались дополнительные задания по поставкам хлеба по твердым, ниже рыночных, ценам. Так появились «твердоплановцы». В случае невыполнения заданий хозяйство конфисковывалось, распродавалось с торгов, а семья выбрасывалась на улицу. Например, до июля в Артемовском округе за невыполнение «твердых заданий» было конфисковано и распродано имущество 314 крестьян, среди которых 167 зажиточных, 100 — середняков, а 9 — даже бедняков.

По Мариупольскому округу в 1929 г. за невыполнение дополнительного плана хлебопоставок было описано 2268 хозяйств (3,5% хозяйств округа), из них 1232 хозяйства (1,9%) продано




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.