Помощничек
Главная | Обратная связь

...

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ШАТТЛ «СУМЕРКИ» — ГДЕ-ТО В ГИПЕРПРОСТРАНСТВЕ



 

— Зачем на грузовом судне такой дорогой дроид-врач? — поинтересовалась Асока, глядя, как ТБ-2 осматривает Ротту.

 

— Потому что им пользовались торговцы, которые помимо прочего занимаются пиратством, — объяснил Энакин, думая о том, сколько людей полегло, чтобы спасти маленького хатта. Теперь он и сам уже скорее умрет, но доставит его папаше. — Они часто попадают в переделки, так что хорошая медицинская помощь бывает очень кстати. Давай, ТБ, потрудись над ним хорошенько.

 

Дроид-врач отцепил с неприятным чмокающим звуком датчики от тела хаттенка. За ними потянулись нити слизи.

 

— У пациента жар. Имеется неизвестная вирусная инфекция. Он страдает от обезвоживания, требуется дать ему электролит. Рекомендуется также общее жаропонижающее, пригодное для хаттов, чтобы сбить температуру, а также бактерицидное средство широкого действия. Плюс литр жидкости каждый час.

 

Энакин посмотрел на хронометр: сколько еще до Татуина?

 

— До аптеки не близко…

 

— У меня есть необходимые препараты.

 

— Тогда поторопись, ТБ.

 

Энакин подошел к приборам. Бездействие его раздражало. Так редко выпадала свободная минутка, обычно он это очень ценил, но в гиперпространстве невозможно использовать комлинк. R2-D2 запищал.

 

— Знаю, R2-D2, надо подготовиться. Уверен, что Вентресс знала, куда мы направляемся, а путь неблизкий, и у нее достаточно времени, чтобы подготовить нам теплый прием.

 

Энакин написал письмо Падме, в котором рассказал ей о событиях последних дней и о том, как сильно по ней скучает. Потом записал сообщение для Рекса. Эта миссия пробила огромную брешь в легионе 501-м, и Энакин, как хороший полководец, понимал, что не так-то просто создать сплоченную команду. Он знал, что для тех, у кого нет семьи, дружба значит очень много, а потеря друзей подрывает боевой дух.

 

«Сколько раз еще придется пережить такое, прежде чем война окончится», - с тоской подумал он.

 

— Проверь готовность орудий, R2-D2, - продолжал он. — Отражатели оставь на потом.

 

Дроид-астромеханик выглянул из-за переборки. В клешнях он держал какие-то инструменты и довольно посвистывал. Он уже все сделал, но надеяться на то, что шаттл сможет противостоять военному кораблю, просто глупо, — сказал он. — Остается надеяться на ловкость пилота.

 

— Будем надеяться, — язвительно заметил Энакин.

 

К нему подошла Асока с Роттой на руках.

 

— Поможешь, если ничем не занят? — попросила она.

 

— А пачкаться придется?

 

— Вряд ли. Он давно не ел, так что беспокоиться не о чем. Мне просто не хватает рук. — Она положила Ротту на сиденье и показала ему две таблетки. — Вот, нужно уговорить его принять лекарство.

 

— А нельзя их растереть и подмешать в его питье?

 

— Я так и сделала. И он все выплюнул, залив весь салон. Так что пришлось готовить ему новое питье.

 

Энакин засучил рукава.

 

— Ладно. Что делать?

 

— Держи его крепче, чтоб не вертелся.

 

Легко сказать! Энакин крепко схватил хаттенка — такому захвату позавидовал бы офицер специальных войск, но маленький хатт, совсем крошка, да еще и больной, оказался довольно сильным. Он весь изгибался, пытаясь вырваться. А из-за слоя слизи держать его было особенно трудно. Но Энакин старался. Асока схватила Ротту за голову и запихнула в него таблетки и зажала рот рукой.

 

Они ждали. Ротта не дышал.

 

— Вонючка, я не могу ждать всю ночь, — сказала Асока. — Давай, сопротивление бесполезно. Нас больше, и мы сильнее.

 

Энакин невольно тоже задержал дыхание и теперь соображал, сможет ли он не дышать столько же, сколько хаттенок. А еще удастся ли когда-нибудь избавиться от этого запаха. Наконец — «бульк», и Ротта вздрогнув, проглотил таблетки. Асока убрала руку, сунула ему палец в рот и заглянула внутрь.

 

— Так, все хорошо. Ну разве было так неприятно? Теперь тебе будет лучше.

 

— Потрясающе, — пробормотал Энакин, ища, обо что вытереть руки. R2-D2 пискнул и протянул ему промасленную тряпку. — Просто потрясающе.

 

— Ты же тоже за него беспокоишься, разве нет? — спросила Асока.

 

— Нет. Я беспокоюсь о своих погибших бойцах. И когда я о них думаю, любовь к Ротте как-то вянет.

 

— Не верю, что ты на самом деле такой бессердечный.

 

— Не волнуйся, как только мы приземлимся, я буду просто лучиться любовью к хаттам.

 

— Давно ты был на Татуине? Каково это, вернуться домой?

 

«Не такой бессердечный? Если бы она знала, что я сделал в той деревушке на Татуине, она бы переменила свое мнение. Я убивал людей. Я убивал мужчин, женщин и детей. Но ведь не просто так, у меня была причина». До сих пор он жалел не о том, что сделал, а только о том, чего не сделал. Энакин подумал, что бы сказал Рекс — человек, которому пришлось много убивать, но у которого были жесткие правила на этот счет. Нет, сам Рекс никогда бы не потерял голову и не кинулся убивать всех, кто подвернется под руку.

 

Маленький хатт Ротта мирно посапывал на койке в основном отсеке. Каждые пять минут Асока проверяла, как он. Наконец, она вернулась страшно довольная с одеялом, один край которого был весь обсосан малышом.

 

— Он проснулся и хочет есть. Хороший знак.

 

— Как мило… — мрачно пробормотал Энакин.

 

— Но ведь это в самом деле хорошо!

 

— На, можешь ему дать, — сказал Энакин, вытащив из кармана свой сухой паек. — Хатты едят почти все что угодно. Главное, измельчи и смешай с водой.

 

— Ладно. Я поняла. Тебе неприятно возвращаться на Татуин, и ты скорее хочешь со всем покончить.

 

Он не стал ей ничего объяснять — слишком это сложно. Пусть лучше она думает, что он просто вырос на Татуине и с детства не любит хаттов, как многие другие, кому приходилось с ними сталкиваться.

 

Корабль вышел из гиперпространства и стал приближаться к двум солнцам, вокруг которых вращался Татуин — черный диск на фоне сияния, чуть приглушенного видеофильтрами.

 

— R2-D2? Цап-царап? Вонючка? Все готовы?

 

Асока туже затянула ремни. Ротта смирно лежал, не думая о своей судьбе.

 

— Он поел и теперь спит.

 

— Вот и отлично. Цап-царап, следи за радаром.

 

Энакин привел орудия в боевую готовность и направился к Татуину, думая о том, удастся ли избежать неизбежного. «Маловероятно. Чудес не бывает, — решил наконец он. — Не может быть, чтобы Дуку не приготовил мне ловушку».

 

Татуин увеличивался — черно-красный шар с легкими облаками, на первый взгляд похожими на моря и озера. Скоро они войдут в атмосферу. Если что-то пойдет не так…

 

Раздался рев сирены.

 

— Учитель, радар зафиксировал два объекта, идущих на перехват, — сообщила Асока.

 

Бум! Что-то с силой ударило в борт. Энакин сразу узнал лазерный залп.

 

— Держитесь. Придется повертеться.

 

Энакин резко развернул звездолет и оказался перед вражеским судном. Он ожидал увидеть «стервятников», которых чаще всего использовали сепаратисты, но, посмотрев на увеличенное изображение, понял, что перед ним кое-что похуже — два магнагарда из элитных войск генерала Гривуса.

 

По меркам космоса Энакин был перед ними почти нос к носу. Пушка была готова к действию. Оставалось только стрелять, потому что уйти от магнагардов на грузовом шаттле невозможно, даже если выкинуть все оборудование до последнего винтика. Магнагарды разошлись в разные стороны, уходя в «мертвую зону».

 

«На их месте я поступил бы так же», - подумал Энакин

 

Он мог выстрелить только в один из них и выбрал тот, который попадал в прицел. Энакин нажал на кнопку, заряд полетел в магнагарда, и огненный шар поглотил его.

 

— С ума сойти! Вот это да! — Асока вцепилась в подлокотники кресла. — С одного выстрела!

 

Но Энакин уже знал, что два раза подряд повезти не может. «Жаль, что придется разочаровать Асоку. Она так верит, что я спасу и ее, и Ротту». Ему ужасно — просто невероятно — повезло, что он уничтожил магнагарда из такого жалкого суденышка, и он чувствовал, что лимит удачи на сегодня исчерпан. Второго магнагарда не было видно. Но вот он снова возник на радаре. Кажется, он намерился подбить грузовоз сзади.

 

Так оно и было. Лазерный выстрел угодил ровно в грузовой отсек, завыла сирена, корабль тряхнуло. Они пробили огромную дыру, воздух стремительно выходил. Весь корпус затрещал и заскрипел.

 

— Погоди-ка, — сказал Энакин так, как будто что-то еще можно было сделать. — Кажется, управление отказало.

 

Корабль падал. Асока вдруг быстро отстегнула ремни, прыгнула и поймала Ротту, который чуть не слетел с реборды. R2-D2 вытянул «руку» и схватился, чтобы не кувыркнуться. Теперь грузовоз с неработающей кормовой пушкой, летевший на огромном расстоянии от земли, оказался впереди магнагарда. От очередного залпа корабль снова тряхнуло. Нужно было как-то развернуть переднее орудие, чтобы выстрелить назад.

 

— R2-D2, ты можешь заставить пушку повернуться за пределы «безопасного радиуса»? - «Безопасный радиус» подразумевал, что команда звездолета не подорвет сама себя. А это не так уж нереально, когда отчаянно палишь по вражескому кораблю. — Нужно развернуть ее на сто восемьдесят градусов.

 

Дроид принялся копаться в панели управления, своим попискиванием давая понять, что он, конечно, сделает, как хочет Энакин, хотя и считает, что идея на редкость дурацкая.

 

— Думаю, это будет очень поучительно, — возразил Энакин.

 

В корабль снова попали.

 

— В любом случае от нас вот-вот ничего не останется.

 

R2-D2 что-то бурчал, а Энакин в нетерпении ждал.

 

— Знаешь, R2-D2, прежде чем мы сгорим заживо, было бы неплохо…

 

И тут грузовоз затрясло, словно в предсмертной агонии. Энакин уже так и видел, как огромный огненный шар ворвется в корабль, но этого не случилось. Шар летел прямо к вражескому звездолету.

 

Магнагард был сбит. R2-D2 повертел своей антенной и радостно просвистел что-то, объяснив, что план был очень рискованный и понадобился точный расчет — как раз работа для робота, потому что человек не может все так точно рассчитать.

 

— Молодец, R2-D2, - похвалил его Энакин. — Если так пойдет дальше, меня отправят в отставку, а тебя поставят на мое место. Кстати, если мы, жалкие куски мяса, не выживем после нашей жесткой посадки, доставь Ротту к его папаше.

 

У хаттов нет костей, любой хатт — это мощный комок мышц. Вонючка может пережить удар, который убьет любого гуманоида.

 

— Прости, Цап-царап, что все так вышло, — сказал он.

 

Татуин несся им навстречу. Теперь, когда корабль был неуправляем, Энакин был еще меньше рад встрече с родной планетой, чем предполагал. Теперь нужно было связаться с Кеноби, чтобы он знал, докуда они добрались, на случай, если Скайуокер и Асока погибнут.

 

— Учитель, это Энакин. Вы меня слышите? Я приземляюсь на Татуин, корабль неуправляем. Ротта пока жив, нас преследуют вражеские корабли…

 

Связь оборвалась. Но самое главное он сказать успел. Он обернулся и увидел, что Асока пытается прикрыть собой Ротту. Он не осмелился сказать ей, что лучше бы она прикрывалась Роттой, ему все равно ничего не будет.

 

— Готовься, — сказал Энакин, — будет немного больно.

 

* * *

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.