Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть I История о Лесной Деве



 

Эта история одна из самых удивительных. Мы жили с родителями в центре маленького поселка, а моя старенькая бабушка жила в другом доме. Дом этот располагался далеко от края деревни. Через дорогу от ее дома был большой лес. Мы переехали жить к бабушке, так как она была уже старенькая. Но я очень скучала по старому и уютному дому возле школы и часто убегала туда. Для меня он был самый любимый. Мама, увидев это, как-то сказала: «Если ты будешь держаться за старое, ты не сможешь получить то новое, что дает тебе мир. Пойдем со мной, я тебе покажу то, что сокрыто в нашем лесу».

Мне тогда было восемь лет – самое лучшее время, чтобы верить в то, во что уже не верят взрослые.

Было теплое солнечное утро, лес заливался солнечным светом и сладким пением птиц. Мы шли с мамой в лес. Нет, мы не шли ни по грибы, как с бабушкой, ни по малину, как с сестрой. Она хотела мне показать что-то необычное, и я это чувствовала всем сердцем. Словно трепетом наполнялось мое сознание, ожидая чуда.

– Здесь есть врата, – сказала мама, – которые тебя впускают в мир лесного царства. Ты можешь входить разными тропинками, но никогда не входи через заросли и кустарники – лес прячет гиблые места и входы в плохие миры. Ты можешь однажды войти и не выйти уже никогда. А когда входишь в такие врата, – мама показала рукой на два дерева, которые склонились друг к другу, словно обнимаясь ветками, – всегда надо гостинцы оставлять хранителям этих врат. И еще, смотри… – Мама отвела поодаль от этих деревьев и сказала: – Посмотри внимательно издалека, что они тебе напоминают?

Я улыбнулась:

– Сердце, конечно.

И действительно, ветки были сложены в виде сердца.

– Это «сердце», – сказала мама, – врата в тот мир, который сейчас открыт перед тобой. Ты входишь в один лес, но это разные миры. Сейчас нас зовет к себе Лесная Дева, которая дарит девушкам и женщинам любовь. Но завтра ты уже не сможешь увидеть эти врата. Эти два дерева закроют их, ветер закроет путь, разведя ветки в виде сердца, и ты больше не сможешь войти в этот мир. А сейчас пошли быстрее, пока Лесная Дева Любви ждет нас.

Я не могла не верить маме, и то, что со мной происходит, казалось мне необычайно удивительным и волшебным.

Мама оставила конфеты у корней деревьев и посмотрела на меня. Я поняла без слов: не оставив что-либо в дар, я не могу войти в этот мир, поэтому я сняла с волос красную ленточку и положила ее там, где мама положила конфеты. Только мы вошли в лес, как сорвался сильный ветер и мою ленточку куда-то унесло. Мама только улыбнулась, и я прочитала в ее улыбке, что меня принимают.

– Посмотри внимательно вокруг, как изменяется мир, но ничего мне не говори, учись наблюдать молча и мысли про себя. Если хочешь мне что-то сказать, посылай мне мысленный образ, картинку, и я тебя услышу.

Мы шли по лесу, и я видела, как светились деревья. Я видела глаза, которые смотрели на меня из-за кустов, из-под земли. Мне так хотелось ей все это рассказать, но я помнила ее слова: «Молчи и смотри…»

Но когда на меня с дерева упала ветка, я вскрикнула и словно тишина во мне разорвалась.

Мама улыбнулась, и я услышала ее слова у себя в голове: «Когда ты дышишь с миром единым дыханием, даже птица не пролетит над тобой без твоего разрешения. Ибо ты королева в этом мире».

Я смотрела на маму и удивлялась: она казалась Богиней, даже не королевой.

Мы двигались так, словно плыли по воздуху. С каждым шагом наше продвижение становилось все медленнее. Я наслаждалась тем, что видела. Сердце не просто расплывалось в любви к этому миру, я таяла, и наступил такой момент, когда я не смогла больше двигаться и почувствовала, что разлилась по этому миру любовью и меня не стало… Последнее, что я увидела, это глаза, которые смотрели на меня со всех сторон.

Я очнулась на мягком мху, но глаза не открывала. Я слышала, как между собой говорили моя мама и какие-то другие, незнакомые мне голоса. Они боялись напугать меня тем, что я теперь смогу видеть. Мама спокойным голосом отвечала, что я только возрадуюсь новому, пришедшему в мою жизнь. Я открыла глаза…

На ветке, прямо передо мной, сидел маленький человечек с очень хитрыми глазами и длинной бородой. Он качался на дереве, и тогда я поняла, кто на меня сбросил ту ветку по дороге. Он заметил, что я смотрю на него, и стал наблюдать за моей реакцией. Голоса поутихли.

– Как ты? – услышала я мамины слова, повернула голову на ее голос и увидела возле нее очень красивую женщину, но немного необычную.

– Она нас видит? – послышался голос из-за спины этой женщины. Вслед за голосом появилось маленькое личико изумительно красивой девочки.

– Да, – сказала красивая женщина. Мама поднялась и подошла ко мне.

– Ну вот, ты здесь… Я хочу тебя познакомить с Лесной Девой – королевой этого леса.

– Мавка? – спросила я, вспомнив, как год назад моя старшая сестра мне принесла книгу Леси Украинки о Мавке и ее возлюбленном. Все улыбнулись.

– Это старшая сестра с ней делилась, – сказала мама и начала суетиться…

Мне пора идти.

– Как идти? – удивилась я. – Я хочу побыть здесь!

В эту минуту ко мне пришло понимание, что мама и не собирается меня забирать с собой.

– Тебе туда еще нельзя, потом я тебя обязательно возьму. Ты погуляй в лесу с новыми друзьями. Они приведут тебя домой.

Она так быстро стала уходить, что я не успела ничего ей ответить.

– Меня зовут Квитонька, – выскочив передо мной, сказала очень миленькая девочка.

– А меня, меня… – Я замолчала.

– Я знаю, как тебя зовут люди, но я хочу называть тебя… – Она поднесла палец к небу и сказала: – Я назову тебя Зиронькой.

Она меня не спрашивала, она просто известила об этом. Меня удивило, что все смотрели на нее словно завороженные и Лесная Королева улыбалась от ее слов.

– Выходите! – сказала она, и лес вдруг весь зашелестел. Из-за кустов, деревьев, из-под земли начали выходить и выползать разные существа. Я думала, что самое необычное я пережила, но это было только началом всей этой длинной и необычной истории. Они выползали и смотрели на меня, шептались, а я только и слышала: «Она ее назвала Зиронькою…»

Да, это было мое первое знакомство с необычным лесом и его волшебным миром лесных духов. С тех пор Квитонька стала моей самой лучшей подругой, а Лесная Королева стала для меня символом женской красоты и мудрости. В тот день я пришла домой поздно. Солнце уже давно легло спать, и месяц уверенно покорял пространство ночного неба.

Я настолько устала, что, оказавшись в своей кровати, сразу уснула, даже не сняв свои нелюбимые босоножки. Сквозь сон я слышала, как мама укладывает меня спать, гладит по голове и шепчет: «Моя Зиронька…», целует меня в щечки, которые всегда были розовые и пухлые и улыбающиеся от маминой любви.

Сквозь сон я чувствовала ее любовь, и мне было спокойно и хорошо.

«Откуда она знает, что меня эта девочка назвала Зиронькой?» – подумала я, не просыпаясь, и услышала слова мамы: «Об этом знает уже весь лес… и не только».

Теперь в школу и обратно я ходила только через лес. Я летела туда, и каждое утро час путешествия по лесной тропинке для меня был настоящим счастьем.

Квитонька научила меня растягивать и ускорять время. И мне хватало часа дороги в школу, чтобы прожить новую жизнь и научиться тому новому, что могли мне дать жители этого леса.

Их мир удивителен, а девушки и юноши настолько красивы и изящны, что мне казалось, будто в мире людей нет такой красоты. Мама чувствовала, что со мной что-то происходит, но не вмешивалась, только подсказывала, какие тропинки в этом лесу я еще не знаю.

– Так дивно, – говорила я, – ты тоже выросла здесь, и я расту. Скажи, а моя дочь сможет увидеть все это?

– Если она будет такой, как ты, – говорила мама. – Но ты должна ее научить видеть этот мир, иначе кто расскажет людям о том, что они не одни на этой планете.

Каждый раз, когда я выходила из леса, мои глаза сияли, а улыбка не сходила с уст. Мне казалось, что эту красоту видят все, но мир людей был, к сожалению, очень тусклым по сравнению с лесным. И мне с каждым разом было труднее возвращаться к людям.

Я нашла в лесу много мест, которые давали вдохновение. Где-то я писала стихи, где-то сочиняла песни. В некоторых местах мне лучше мечталось, а в других я рисовала в воображении картинки своего будущего.

Однажды Квитонька сказала:

– А давай поиграем в твое будущее?

– Как? – удивилась я.

– Очень просто. Кем ты хочешь стать?

Я задумалась:

– Не знаю.

– Ну кто в мире людей тебе нравится?

Я вспомнила, что хочу стать журналистом.

– Скажи, кто они такие, журналисты? – спрашивала Квитонька. – Только не говори словами, а объясни картинками, которые ты мне передашь глазами и мыслями, чтобы я могла понять, чем они занимаются.

У меня не получилось ни с первого, ни со второго раза. Мы разговаривали с ней на разных языках, но не на человеческом, она не понимала его, он был слишком беден. Но все же в конце дороги к школе я смогла ей показать образ своей будущей профессии. Это была беседа с женщиной, а после я эту беседу передала на листе бумаги.

– Хорошо, – сказала Квитонька, – теперь, когда будешь возвращаться домой, не испугайся, если эта женщина встретит тебя у нашего лесного порога.

Я рассмеялась, но хитрые глазенки девочки мне подсказывали, что я зря недоверчиво улыбаюсь.

Весь день я ждала, чтобы закончились уроки и мой лес принял меня, но в школе что-то начало происходить – все засуетились, приезжал кто-то из знатных людей, и всем надо было быть там. Я уже понимала, что все пространство сейчас играет со мной. Так случилось, что вместе с гостями к нам приехали и журналисты.

Я смотрела на них, и мне нравилась их свобода в общении, вольность мысли, образованность. Мне казалось, что это самые счастливые люди. Я безумно хотела быть такой, как они. Я смотрела на них и впитывала в себя их манеру поведения, их движения. Я все запомнила!

Когда все закончилось, я сломя голову побежала в лес: то вприпрыжку, то просто галопом, как неугомонный теленок.

Вот и лес! Я влетела в него с криком «Квитонька, я здесь!», чем очень напугала мужчину, который выходил из леса. Он обезумевшими глазами посмотрел на меня и сказал, что там никого нет. Я не могла скрыть своей улыбки. Наверное, из моих глаз так сыпались искры радости и нетерпения встречи с лесной подругой, что я сказала ему: «Как, вы не видите, что сзади вас стоит маленькая девочка?»

Я знала, что он не видит, и смех разбирал меня еще больше. Квитонька действительно стояла сзади него и тоже заливалась громким смехом. Для людей этот смех похож на крик птицы. Мужчина не знал, как реагировать. Он заметил уверенность в моих словах и начал оглядываться. Девочка смеялась и пряталась то за дерево, то за куст, как бы играя с ним. Мы обе смеялись, а мужчина начал нервничать, и я почувствовала, что если я поиграю с ним еще несколько минут, то он уже не вернется в этот мир с нормальным сознанием. Тогда я остановилась и попросила у него прощения. Он словно очнулся и, ничего не ответив, быстро вышел из леса.

В этот миг появилась Лесная Королева. Она нежно посмотрела на меня и свою доченьку и сказала: «Идемте к озеру».

Мы с Квитонькой, как две провинившиеся лисички, плелись за ней. Она привела нас к воде и взмахнула рукой: «Смотрите сюда». Она показала, как обезумевший мужчина вышел из леса, и его глаза стали мутными. Его дома ждали мать и жена, а он вернулся с помутившимся разумом. Я ощутила всю боль этой ситуации, и мне стало неприятно. Стало безумно жаль его маму и жену, которая еще не знала, что внутри у нее уже живет малыш. Я знала, чем закончится эта история, и у меня выступили слезы. Мне стало ужасно больно и стыдно за себя и безумно жаль его близких.

Королева посмотрела на меня и сказала:

– Ты можешь все исправить, но не делай больше так. Не все люди готовы играть с тобой. Кто знает и умеет больше, тот и несет ответственность.

– Прости меня, о моя Королева, – только и смогла я ответить. – Но я не смогу жить, зная, что причинила вред этому человеку и его близким.

– Ты можешь все исправить теплыми словами, – ответила она, – но твое исцеление всегда должно превосходить состояние человека в лучшую сторону до встречи с тобой.

Она отпустила меня, но у нее был особый разговор с дочерью. Я шла лесом и искала пути решения этой проблемы, возникшей вследствие моей неосторожности. Я могла вернуть время и все изменить, но это было бы неуважительно по отношению к Лесной Деве, поэтому этот путь был неверным. Домой я пришла грустная. Вечером пришли родители, все собрались ужинать, и бабушка стала рассказывать, что Коля, который год как женился, сегодня помешался, лежит дома и ничего не говорит. И его больная мать уже обегала всех бабок, чтобы сказали, что случилось с сыном и что-нибудь с ним сделали, дабы исцелить. Но они смотрели на него и только разводили руками.

Да, для меня это был очень серьезный урок. Я понимала, что мама все знает о том, что случилось, но она не придала значения этой истории, покормила папу и ушла делать свои дела.

Наступил поздний вечер, и все легли спать. Я знала, что исправить все могу только этой ночью. Завтра болезнь этого несчастного мужчины уже укрепится, и исправить это будет намного сложнее. Когда месяц вышел на середину неба, я, надев свое лунное платье, собралась выйти на улицу. Ночью я никогда не выходила через дверь – так меня учила Лесная Дева. Когда последний раз закрылись двери и все успокоились, нельзя тревожить домовых, иначе дома будет беспокойство. Поэтому я спокойно открыла окно, и запах маминых цветов залил комнату. Тихонько отворилась дверь в мою комнату, и, словно луч от луны, вошла мама.

– Возьми с собой вот это, – она дала мне маленький пузыречек и улыбнулась, – не кори себя, ведь ты только учишься, и для него это будет хорошим уроком – нечего в лес мусор вывозить. Я его предупреждала, что это может плохо закончиться, – сказала она и ушла.

Я уже давно перестала ей удивляться, но в этот раз она меня поразила. Я перелезла через окно, спрятала пузырек в мешочек, что висел у меня на поясе, и побежала в лес.

Ночной лес еще более удивителен, чем дневной. Я его не просто обожала, я с трепетом ждала полной луны, чтобы окунуться в его ночную жизнь. Свет ночного леса всегда изумителен. Под кустами светились изумруды и сапфиры – это капельки росы и светлячки. Они переливаются в ночном свете голубым и фиолетовым блеском. Самоцветов было так много, что, казалось, сияние их способно ослепить каждого, кто остановит на них свой взгляд.

Я видела это и раньше, поэтому долго не стала смотреть на знакомую для меня картину, лишь мельком взглянула, пробегая по тропинке. Я бежала к дому Николая, по дороге собирая отображавшееся сияние. Все лесные духи освобождали мне путь, поднимая с дороги мешавшие ветки. Очень быстро я добралась до дома несчастного и обезумевшего Коли. Он лежал один в комнате. Окно было открыто. Все, как я и задумала. Я тихонько прокралась в комнату и встала возле его кровати. Он смотрел в потолок абсолютно бессмысленным взглядом. Закрыв ему глаза ладонями, наполненными сиянием, я погрузилась в мир Нави и промолвила: «О батюшка Велес, открой врата свои, дабы могла я исправить ошибку свою».

Мой любимый и родной бог Велес, когда являлся мне, всегда смешил меня неудержимой фантазией, но в этот миг я была настолько серьезна и взволнованна, что он, поняв это, не стал шутить.

Со скрипом открылись врата, и я бегом побежала в то время, когда все случилось с обезумевшим Колей. Я увидела, как сознание его раскалывается от моего смеха и он одной его частью пробует увидеть то, что вижу я, и вот секунда – и оно рассыпалось, и частички души начали разлетаться, и одна, затем другая улетали в мир Нави. И в это мгновение я перестала смеяться и все застыло…

Я хотела сложить частицы разрозненного сознания в единое целое, но тогда бы не смогла вернуть на место частички души. У меня было одно мгновение, чтобы вернуть их из мира Нави обратно в душу Коли. Я искренне хотела ему помочь и даже не допускала мысли о том, что я их не найду. Я нашла, они прятались под серым сумраком навным. Я даже не успела их спросить, хотят ли они вернуться, а по всем правилам я должна была это сделать. Но, когда я их забирала, за ними увязалась еще какая-то частичка, я ее сбрасывала, но она упорно держалась.

У меня не было времени с ней разбираться, я вспомнила, что исправление должно быть с плюсом, – пусть будет. Я вернула душе все, что откололось от нее, и добавила еще одну частичку, даже не зная, что она несет, но, по моим ощущениям, она была гармонична. Как скорлупа ореха, складывалось его сознание под моими руками. Напоследок я его поцеловала в лоб, чтобы его тело пришло в здоровое состояние. Я отняла руки от его глаз, но они все еще были закрыты. «Что же не так?» – испугалась я и начала перебирать в памяти каждое событие того дня. «Пузырек! – вспомнила я. – Что же с ним делать?» Я быстро открыла его, и все, что пришло мне в голову, – это побрызгать его содержимым на Колю. Как хорошо, что я стояла возле окна, – Николай очнулся и резко поднялся с кровати, а я скрылась за прозрачной шторкой.

Коля вышел из комнаты, и я, почувствовав, что он здоров, тихонько, как кошечка, выскользнула через открытое окно и ушла в лес.

Я, уставшая, брела домой. Уставшая, но счастливая. Я знала, что теперь все будет хорошо.

Настало утро, и, подойдя к лесу, я почувствовала, что меня опять ждет что-то необычное. По лесной тропинке шла старенькая женщина, но ухоженная и красиво одетая.

– Вы хотели у меня взять интервью? – спросила она.

Я улыбнулась – это моя Квитонька играла со мной. Я вспомнила журналистов, как они двигались, говорили, как держали в руках диктофоны, и их энергия меня захлестнула.

– Да, я хотела вас спросить о вашем творчестве. Как вы начали свой путь? – спросила я, играя в журналиста.

Я знала, что в обличье этой женщины прячется какой-то лесной дух и моя подружка просто играет со мной, творя мое будущее. Она отвечала, а я все спрашивала…

Прошло десять лет, и я стала журналистом, и первое мое интервью было со старой актрисой, которую звали Вера Рябинина. Она рассказывала мне о том, с чего начался ее путь как актрисы…

Мы с Квитонькой проигрывали все те профессии, которые мне нравились, но их оказалось немного.

– Знаешь, Квитонька, – однажды сказала я, – я хочу сама рассказывать, чтобы у меня брали интервью.

– А кем же ты хочешь быть? – спросила она.

– Не знаю, такой профессии, наверное, нет. Понимаешь, я хочу быть такой счастливой, чтобы весь мир человеческий от этого стал еще светлее. Я хочу, чтобы люди освободились от оков, которыми скованы их души и тела. Я хочу, чтобы они увидели и узнали о других мирах. Я хочу, чтобы вокруг меня сияли от любви и счастья человеческие глаза…

Я всю дорогу говорила, как я хочу много сделать для людей, для мира, а когда остановилась, то лес уже закончился. Моя Квитонька давно осталась там, без меня. В тот миг я поняла, что слишком увлеклась миром людей и забыла, что мир лесной мне дал столько же счастья и открыл во мне дар виденья. Я бросила сумку и побежала обратно в лес. Я нашла свою Квитоньку и нежно прижала ее к себе.

– Моя любимая девочка, я никогда не оставлю тебя здесь одну, я всегда буду с тобой, и я соединю в себе твой мир, который стал моим, и свой. Ты часть моей души, самая сказочная и самая волшебная, – я плакала и целовала ее.

Время в лесном мире движется очень медленно, и мне уже было четырнадцать лет, а она оставалась той же маленькой девочкой, которой я ее впервые встретила.

Через несколько дней я услышала историю о Колином исцелении. Рассказывали, что сошла с иконы Дева святая в белых одеждах и с ее рук исходил свет. Она положила их на Колю, и он исцелился. Но это не все. Коля начал исцелять людей и подался в монастырь – Богу служить в благодарность за такой дар.

– Да, – подумала я, – как-то не совсем хорошо получилось.

Но Коля вскоре вернулся, так как мать была старенькой, а еще он узнал, что жена его ждет ребенка. Но один страх у Коли остался – он боялся леса и даже мусор теперь он вывозил подальше от него.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.