Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Ульяновцы в боях за Гомельщину

К Днепру головная походная застава полка подошла перед рассветом. Рассвет уже за рекой, в Жлобине.

Жлобин – небольшой районный одноэтажный городок на Гомельщине. Тихо. Спокойно. Подымается солнце. Кое-где задымили трубы. Это вечно хлопотливые хозяйки, как обычно готовят еду. Не дымят только фабричные трубы. Устанавливая, что гужевая переправа железнодорожной мост взорван. Центральные пролеты моста, обрушенные взрывом, образовали тупой угол обращенный вершиной ко дну.

Разведка через Днепр перебралась в город по этому мосту. Идет переправа и ГПЗ. За ней переправились я – начальник штаба и начальник инженерной службы 437 стрелкового полка 154 сд. Мы установили, что заполнив угол шпалами, можно переправлять весь полк и приданный артдивизион. Подошел второй батальон – наш головной отряд. Закипела работа. У запасливых железнодорожников нашли штабели шпал и столбов. Все пошло в дело. Наконец, используя веревки, вожжи, постромки для спуска и подъема орудий, повозок и лошадей, второй, а затем и третий батальоны со штабом полка около восьми утра 13 июля 1941 г. переправились через реку Днепр.

От разведки подоспело донесение. Оказалось, что в западной части города-немцы. Их слабое прикрытие, на виду нашей разведки, отошло на железнодорожную насыпь. В этот момент фашисты обрушили на оба берега Днепра шквал артогня, а налетевшая шестерка самолетов стала бомбить мост – нашу переправу. Сбросив груз бомб, и причинив нам немало потерь стрельбой с пикирования «мессеры» ушли.

Непонятное для нас поведение немцев, стало ясным. Противник хотел, как это в последствии и подтвердилось, заманить наши подразделения, а то и части в город, внезапным огнем нанести поражение, окружить и уничтожить. Для этого берега р. Днепра они не обороняли, а восточную половину города прикрыли только подвижным наблюдением. Большое напряжение и колоссальные потери в боях на Смоленском направлении принудили немцев оголять другие операционные направления. Они полагали, что дивизии будет достаточно для прикрытия рубежа от Могилева до Жлобина.

Мы, собственно и в самом деле и не ожидали встречи с противником в городе. Полк, составляя резерв командира 63 стрелкового корпуса и соответственно его приказы, должен был к 6 утра сегодня переправиться у Жлобина и, следуя за боевыми порядками 167 и 154 сд, к 4 часом утра 14 июля сосредоточиться в районе Кашарских хуторов, что в 15 км западнее Рогачева.

* Архив МО СССР, Ф. 530, О -388835с, Д. 2, Л-58-59

К этому времени там же должен был развернуться и КП комкора Леонида Григорьевича Петровского.*

Запаздывал 473 сп и наш 437 полк оказался впереди. Командир полка подполковник Павел Алексеевич Садов, как начальник корпусного резерва находился в штабе корпуса. По радиостанциям 6-ПК не только корпуса но и дивизию не всегда достанешь.

Сообразуясь с боевой задачей своей дивизии и исходя из сложившийся обстановки, решил действовать активно, самостоятельно.

Город разделили пополам. Справа развернулся третий, а в левой половине города – 2 батальоны. Во главе батальонов – Краснознаменцы, участники войны с белофинами старший лейтенант Гусев и капитан Баталов. Задача обеим батальонам была идентична – имея по одной роте впереди, прочесать город, разведать противника. Быть в готовности к наступлению всеми своими силами. Стал огневые позиции и 1 артдивизион 571 артполка ст. лейтенанта тов. Исаева. 1 батальон капитана Васильева скопился на одной из улиц также в готовности для активных действий. Досадно, что не подошел обоз полка. Боеприпасов только, что носимый запас. Обоз ползет где-то в 20-25 км от Днепра. Все грузы полка везут повозки, мобилизованные в порядке гужевой повинности в Батуринском районе Украины, там где нас застала война после выгрузки из эшелона. При мобилизации мы не дополучили до сотни лошадей. Поэтому обоз растянулся далеко.

О сложившейся обстановке и решение отправил донесение комдиву.

Севернее желдормоста приступил к наводке наплавного моста подошедший 212 сапбат дивизии. Там уже хлопочет дивизионный инженер капитан Данкевич. Наша, 154 сд – свежая. Только как две недели прибыла из города Ульяновска в состав 21 армии, а два дня назад вошла в подчинение 63 ск.

Корпус во взаимодействии с 67 и 66 ск, во второй половине дня 13 июля наносил контрудар в общее направлении на Бобруйск с целью разгрома Бобруйской группировки немцев, отвлечение их сил с Могилевско-Смоленского направления и удержания Днепровского рубежа. Соответственно этому 154 сд под командованием комбрига Якова Степановича Фоканова 13 июля форсировала р. Днепр на участке Цупер – М. Стрешин, наносила удар вдоль шоссе Жлобин – Бобруйск, имея целью, к трем часам 14 овладеть районом Поболово, Красный берег, Сеножатки в 25 км северо-западнее Жлобина. Правее наступали 61 и 167 сд нашего же корпуса, а левее в более чем сорокакилометровом отрыве от дивизии переходила в наступление вдоль реки Березина, так же на Бобруйск, - 66 стрелковый корпус, а 67 ск одновременно из района восточнее Рогачева, вдоль западного берега р. Днепра наносил удар на Быхов.**

Поэтому у нас родилось решение: в начале усилия полка сосредоточить на овладение Жлобиным, а затем развивать наступление вдоль шоссе на северо-запад. Комдив это решение утвердил.

День солнечный, жаркий. Около 10 часов передовые роты батальонов начали бой. Атаку с хода наших двух рот фашисты отбили. Много раненых, убитых. С большим трудом комбаты отвели свои роты из под шквального полеметно-минометного огня и укрыли их во дворах и за домами прилегающих улиц. Обстановка несколько прояснилась. Немцы обороняются, используя кольцо высоких железнодорожных насыпей, северное и южное депо, здание хлебозавода, водонапорную башню и ряд прилегающих домов. Все приспособлено для боя. Огневые точки врыты в насыпь. У противника не мало пулеметов, есть и крупнокалиберные. Обнаружили и две противотанковые пушки. Все прикрыто камнем, землей, деревом. Из-за насыпи ведут огонь артиллерия и минометы. В обороне более усиленно пехотного батальона. В результате вторичной атаки удалось ближе подойти к депо и вскрыть его огневую систему.

Изучая обстановку с чердака одного из достаточно высоких домов вместе с Баталовым и Гусевым мы установили, что фланги у немцев прикрыты слабо, а в глубине на огневых позициях 2-3 минометные и артиллерийские батареи. У нас, хотя и небольшое, но все же – превосходство. В этих условиях ждать подхода артиллерии усиления для безусловного подавления всех огневых средств немцев не годится. Ведь немцы так же подтянут силы. Поэтому, затратив около 3 часов, мы разработали и подготовили атаку всеми силами полка.

Для уверенного достижения успеха мы направили на фланги и в тыл обороны немцев три стрелковых взвода, усилив их станковыми пулеметами и 50 мм минометами. Они должны были огнем и атакой, по крайней мере, сковать батареи и фланги немце этим ослабить огонь с фронта. В тыл ушел взвод комсомольца Александра Ефимовича Ерохина. Взводы повели два местных парня по 16-17 лет и пожилой железнодорожник. Все наши минометы, пулеметы, орудия, в том числе и дивизиона артполка получили конкретные задачи, а Гусев был нацелен атаковать немцев, охватывая одной ротой левый фланг фашистов.

Около 15 часов полк всеми силами 3 и 2 батальонов атаковал врага. Впереди атакующих подразделений их командиры. На этот раз противник дрогнул. Наша огневая подготовка перевесила немцев, подавили его и он ослабел. Взводы, вышедшие на фланги и в тыл немцев, оказали существенное влияние на успех полка. Особенно отличился взвод мл. лейтенанта Ерохина. Внезапный огонь его 4 пулеметов и минометов в спину немцев и по их батареям посеяли панику. Ерохин, уже будучи раненым заменил убитого ручного пулеметчика и сам погиб. Только несколько десятков метров отделяют нашу цепь от обороны немцев. Рота 3-го батальона врывается в окопы. Противник, не принимая штыковой атаки, бежит. Немцы цепляются за дома пригородов. Враг занимает выгодный рубеж, непосредственно северо-западнее города Жлобина и задерживает дальнейшую атаку полка. К этому же времени наш правый сосед – 510 сп под командованием майора Карамушко также успешно форсировал реку Днепр и в тяжелом бою овладел крупным населенным пунктом севернее Жлобина – Лебедевкой, а 473 сп во главе полковника тов. Бородина наступает уступом влево назад, западнее Жлобина. Он переправился через Днепр в районе М. Стрешин, отбрасывая мелкие группы немцев, из-за большого удаления от нас несколько отстал.

С КП корпуса прибыл командир полка. Приняв мой доклад и управление полком он рассказал, что правый сосед дивизии 167 сд овладела Рогачевым и, что завтра с утра 63 ск всеми силами атакуют немцев. Наш полк должен наступать вдоль шоссе и железной дороги и овладеть районом Цыгельня, исключительно Красный берег.

В вечерней сводке принятой связистами, СОВИНФОРМБЮРО сообщило: «В течении 13 июля 1941 года были большие и ожесточенные бои на Псковском, Витебском, Новоград-Волынск направлениях. На западном направлении наши войска штурмом снова овладели городами Жлобин и Рогачев…». Это сообщили о нас, о нашей Ульяновской 154 стрелковой дивизии.

Наведя необходимый порядок, организовали охранение, разведку, эвакуировали раненых, похоронили погибших своих друзей. Подвезли боеприпасы. Свой КП на ночь мы разместили в нижнем подвале помещениях птицезавода.

Приступили к подготовке полка для утреннего наступления. Нужно было дать отдых и красноармейцам и комначсоставу. Ведь полк целый день в бою, да еще после тридцатикилометрового марша. Трудный, но радостный день. Первый бой – первая победа. Красноармейцы, командиры, политработники полка призваны по мобилизации из города Ульяновска и Ульяновской области. Среди них до 40% участников боев на Хасане, Халхин-Голе, Советско-Финской войне. Несколько сотен орденоносцев. Подавляющее большинство красноармейцев и младших командиров успели отслужить до ухода в запас, действительно военную службу. В полку – русские волжане, мордвины, татары, чуваши и сотни две немцев Поволжья. В числе старших и средних лиц комначсостава есть и пожилые товарищи – участники гражданской войны, а так же одногодичники. В ротах созданы партийные и комсомольские ячейки.***

Понимание своего долга защитников Родины, Важность боевой задачи исполняемой полком, горести, трагедии о которых узнал личный состав полка в пути при встречах с эвакуированными семьями – все это создал крепкий, уверенный в своих силах и боевых возможностях коллектив. Хотелось бить немцев. Политработники докладывали военком полка – батальонному комиссару тов. Коршунову о многочисленных фактах героизма, взаимовыручки, самопожертвования, презрения к смерти.

*** Архив МО СССР, Ф.47 гв. сд., ОП. –1I, д. 2-168, л. 1-2, 10-13

Ночью в распоряжении комполка прибыл 5 отдельный минометный батальон. 36 новеньких 120 мм минометов! Лихой комминбат майор Иванов доложил, что в батальоне – полтора боевых комплекта мин. Подошла рота

плавающих танков 239 отдельного разведбата дивизии. Установили связь и с командиром 580 гаубичного артполка майором Долгополовым.

Совместными усилиями разработали план боя на 14 июля. Ближайшая задача батальонов сводилась к разгрому немцев обороняющих пригороды города Жлобина и выходы на рубеж высот и дороги несколько восточнее

Придорожье и Новики. В центре полка – второй батальон Капитана Баталова, справа – третий, а слева – с утра вводился 1сб без одной роты.

Немцы явно нервничали и всю ночь освещали местность перед своими позициями. Несколько раз самолеты бомбили город. Они нащупали в районе Жлобин – Подольски КП дивизии и отбомбили его. От беспорядочного артобстрела и бомбометания мы потерь почти не несли. Страдали жители города. Попало несколько мин и снарядов и в здание птицезавода. Это навело на мысль, что кто-то успел сообщить немцам и о КП дивизии и о месте расположении штаба полка. Через пару дней красноармейцы поймали человека пускавшего сигнальные ракеты с указанием на наши объекты.

Перед рассветом для наблюдательного пункта полка мы заняли чердак здания новой школы на окраине города. Оборона немцев видна как на ладони. Плохо просматривался только большой массив ржи. День снова жаркий. В городе тишина. Жители прячутся в свежевырытых щелях, погребах, подвалах. Вереницы людей с домашним скарбом и живностью уходят из Жлобина. Вчера немало пострадало горожан.

Но вот началась артподготовка. В атаку пошли танки, а за ними батальоны полка. На главном направлении батальон Баталова. Противник так же как и мы, использовал ночь: на новом рубеже окапался, организовал огневую систему. Он я явно был усилен подошедшими минометами и артподразделениями. Мы очень сожалели, что не смогли атаковать их позиции ночью. Не было в тот момент боеприпасов.

Боевой курс танковой роты и направление атаки второго батальона пролегали через рожь. Немцы огнем противотанковых орудий и крупнокалиберных пулеметов сразу же подожгли пять наших Т-38. Девятимиллиметровая броня, бензиновый мотор и ручной пулемет танка Т-38 не могли противостоять огневым средствам противника. Атака пошла на спад. Зазуммерил телефон: - Как дела, Борис Григорьевич?, – спросил военный комиссар дивизии – полковой комиссар Алферов.

Я доложил о заминке у Баталова. Сообщил, что немцы засели во ржи, а она густа и высока. Подожгли танки. Уже 7 из 10-ти, горят. Немцев не видно…

Николай Иванович посоветовал поджечь рожь… Я ему возразил. Жалко… Алферов перебил меня и с грустью пояснил: - Разве только рожь жалко?... Смотри куда немцы прошли… Идут тяжелые бои под Смоленском, Могилевым… Народу сколько гибнет. Вспомни к чему призывала нас партия!... То, что нужно для успеха Родины, жгите, разрушайте, бейте немцев! Не давайте им вольно шагать по нашей земле!

Рожь подожгли. Небольшой ветер погнал огонь на немцев. К этому времени две роты Баталова нашли щель в обороне фашистов и стали обтекать позиции врага. Прикрываясь заградогнем минометов немцы начали отход. 3 сб атакует желдорразъезд, 2 и 1 батальоны завязали тяжелый бой за пригород Рубеж и железнодорожные насыпи севернее. Болотистое поле под огнем немцев. Но вот баталовцы вырвались на рокадную дорогу Ленино – Новики. Подтягивают пулеметы, орудия, минометы…

Из Новики и из-за железнодорожной насыпи с двух направлений баталовцев контратакует до роты немецких танков. Первыми, два танка поджигают зажигательными бутылками красноармейцы – истребители танков. Вступают в поединок наши полковые противотанковые орудия «сорокапятки», как их любовно называли бойцы. Четыре танка дымят, остальные отошли. Пятерка фашистских самолетов стала в круг и один за другим штурмуют баталовцев, вышедших на дорогу. Вот один из них, распустив черно-сизый шлейф, подбитый нашей ротой ПВО, свалился в кустарник с краю болота. Впоследствии мы этот самолет вытащили из болота и отправили в тыл.

Рокот боя не затихает. Он распался на отдельные очаги. Немцы упорны. Борьба идет за каждую высотку, канавку, дом, рощицу. В полном смысле слова – наши красноармейцы выковыривают врага из каждой щелки штыком, гранатой, пулей, в кровавом поту добивают победу.

Вечером 15 был ранен командир, а утром 16 июля ранило и военкома полка. Я вступил в командование полком. Военкома заместил старший политрук Токарев, а вместо меня в штабе стал работать мой помощник лейтенант Семенов.

В страде боевого труда, крови, пота, колоссального физического и морального напряжения дни 14 и 15-го июля прошли очень быстро.

16–17-го сопротивление немцев заметно усиливается. Однако батальон Баталова снова впереди. Между деревнями Придорожье и Заводный севернее железной дороги – топкое болото, пересекаемое осушительными канавами. Противник, засевший в Заводный, сосредоточил по 2 батальону, только артминометный огонь. Предстояло проскочить эту двухкилометровую полосу болота и овладеть Заводный.

Наш славный 580 гап сосредотачивает огонь по противнику, обороняющему Заводный, Баталов, понимая тактику немецкого заградогня, бросками вел батальон и к моменту каждого налета успевал выводить роты на безопасный рубеж. Село Заводный было взято штурмом.

В этом бою особо успешно действовал и пулеметный взвод мл. лейтенанта Александра Юхачева. Взвод своими пулеметами прикрывал батальон с севера и поотстал. Догоняя своих, взвод подошел к широкой осушительной канаве. Она скорее походила на реку с болотистыми берегами и дном. Немцы во время переправы взвода как раз открыли заградогонь, стремясь отсечь роты Баталова от всего боевого порядка полка. Юхачев броском догнал пулеметы противника. Один из лучших наводчиков взвода красноармеец Вайс несколькими очередями уничтожил фланкирующий пулемет врага. Стрелки взвода Хорунжего поднялись и в атаке добили немцев на этом участке.

Взяты Кр. Рог, Кабановка, Курганье. 18-го передовые подразделения полка и соседей вышли в район Ново-Мазолов, Ухватовка, Тертеж и северо-восточнее.

Против полка появились части свежей 255 пехотной дивизии немцев. Они беспрерывно атакуют наши подразделения. Растут потери. По приказу комдива полк переходит к обороне достигнутого рубежа Кабановка, Курганье. Начались упорные оборонительные бои. Кабановку, Вызок, Калиев Груд обороняет 3 сб старшего лейтенанта Александра Васильевича Гусева. В центре обороны полка – 2 батальон Федора Алексеевича Баталова. Он седлает дорогу Жлобин-Бобруйск и обороняет узел исключительно Вязок, высота южнее, Заводный и Малевичи. Курганье и высоты севернее и восточнее удерживает капитан Александр Автомонович Васильев со своим батальоном.

Только за два дня 19 и 20 июля немцы шесть раз атаковали наш полк. Их удары почти каждый раз приходились по 2 батальону.

На рассвете 20 июля немцы внезапной атакой превосходящими силами танков и пехоты выбили 2 батальона и он с серьезными потерями отошел почти на линию КП полка. В каске, плащ-палатке с обожженным пистолетом предстал пред ними Федор Алексеевич. Коротко доложил о противнике. Попросил человек 30 для усиления и «немножко огонька для прикурки фрицу… Я эту сволочь фашистскую сейчас же вышибу»…

Резервный взвод полка пошел на усиление батальона. Выдвинули орудия полковой противотанковой батареи против танков. Огонь полковой артгруппы сосредоточен по немецким цепям. Все это обеспечило успех контратаки 2 батальону.

… Через 45 минут высота и Заводный снова отбиты – рассказывал Баталов спустя несколько дней после этого события. Остаток дня и ночь мы затратили на реорганизацию обороны и огневой системы, - продолжает комбат, - а на другое утро я обнаружил, что немцы окружили мой батальон. Противник начал сильный обстрел позиции. Однако отступать мы и не думали. Обороняемую нами важную позицию – высоту и Заводный оставить нельзя. Шесть раз батальон контратаковал. Два раза я водил в штыки группы по полсотни человек. В конце концов, окружавшие батальон немцы побежали, - закончил свой рассказ Баталов.

Однако немцы не угомонились. Для обхода батальона с фланга фашисты бросили крупную группу пьяных бандитов.

Драться до последнего патрона, до последнего снаряда – приказал Баталов. Минометный расчет Ивана Казакова, отражая атаку немцев, наносит им большой урон. Враг нащупал казаковцев. Разрывается вражеский снаряд, Казакова оглушило. Завалило землёй. Бойцы соседнего расчета заметили беду, поспешили на помощь. Пичугин и Веселов разбросали землю и помогли казаковцам.

Через несколько минут расчет Казакова снова ведет смертельный огонь по врагу. В самый напряженный момент отражения атаки немцев, единственного минометчика оставшегося из расчета – тяжело ранило. Миномет замолчал, снайпер Кострицкий посылая снайперскую пулю в подвернувшуюся цель, проговорил: «Нет, противня харя… Живым с нашей земли не уйдешь!».

Не менее успешно и героически действовали 1 и 3 батальоны. Они обороняли более выгодные позиции 2-ой же батальон седлал шоссе. Позиция ключевая. Кто владеет д. Заводный, тот командует и дорогой. Вот немцы и лезли на Баталова.

Как известно, в 1941 году, оборона строилась узлами и малейшее нарушение огневой системы и взаимодействия между узлами обороны, позволяла противникам, т.е. и нам и немцам, проникать в промежутки, выходить в тыл и окружить это положение и осложняло и помогало вести бои.

Вплоть до 28 июля части дивизии, обороняясь ежедневно выполняли частые наступательные задачи. Контратаками артминналётами перемалывали живую силу и технику противника.

Успешные действия 63 и соседнего корпусов вынудили немецкое командование развернуть перед флангом нашего корпуса свой 53 армейский корпус, а перед левым соседом 43 ак. В связи с подходом новых, оперативных резервов, оттянутых с Могилёвско-Смоленского направления, а так же и в целях улучшения условий обороны войск 63 ск и закрепления плацдарма на западном берегу р. Днепр командир корпуса перестроил оборону.

28 июля дивизия заняла новый рубеж с передним краем. Роща севернее Стар. Мазолов, Торфзавод, Придорожье, Вездебуж, Корма Солонская, далее на юг по реке Добыста, Солоное, Савин, Дубино, Папортное, Ляды, Стрешин. Общее протяжение фронта обороны более 40 км. 437 сп в центре он седлает узел дороги и обороняет рубеж 1 километр восточнее Кабановка, Придорожье, Рубеж, северная окраина Жлобин, Белица. Фронт более 10 км. 437 полк продолжает поддерживать 580 ГАП без одного дивизиона.

Справа 510 сп, а слева 473 полк под командованием Бородина. Дивизии подчинили 110 сп с 36 артполком, на фронте Савин, Папортное, Ляды. Этот полк прикрывает стрешинское направление. Фланги 473 и 110 сп связывают подразделения дивизионного 239 отдельного разведбата.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.