Помощничек
Главная | Обратная связь

...

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Я ПОСЕЩАЮ ШКОЛЬНЫЕ ТАНЦЫ; НИ В КОГО НЕ СТРЕЛЯЮТ



В обмен на умеренного размера взятку для кампании по переизбранию Берты Синклер Лео получил семь месяцев заключения в Гудзонской психиатрической лечебнице и два года испытательного срока. Он выйдет на день Благодарения.

В третью апрельскую субботу мистер Киплинг, Дейзи Гоголь, Норико и я отвезли Лео. Он поцеловал свою жену (жену!), помахал остальным, и случилось что случилось. Норико проплакала всю трехчасовую поездку обратно. Мы пытались успокоить ее, но она почти не говорила по-английски, а мы – по-японски, поэтому сомневаюсь, что мы толком помогли.

Так уж совпало, что в этот вечер выпускной. Идти я туда не хотела, но Вин убедил меня искупить прошлогоднюю катастрофу

– Думаешь, они позволят мне войти на территорию кампуса? – спросила я его. Он напомнил мне, что технически в прошлый раз меня не выгнали.

Я не удосужилась сходить в магазин за платьем, поэтому зарылась в старые вещи бабушки и мамы. Я выбрала темно-синее платье с очень короткими рукавами, высоким вырезом и низкой спиной. Я решила, что платье годится, но завидев меня, Норико закричала:

– Нет!

– Нет? – переспросила я.

– Плохо, – сказала она, расстегивая сзади застежку. – Старая леди.

Норико зашла в комнату Лео и вернулась с белым платьем. Платье было обшито кружевом и вероятно, оно было приличной длины для Норико, но коротким для меня. Я бы смотрелась в нем как поехавшая невеста.

– Ты надень это, – сказала Норико. Она улыбалась. Это была первая улыбка за весь день, я вспомнила про обещание Лео заботиться о его жене. Но я даже вопрос с платьем решить не смогла, поэтому согласилась надеть это.

Я посмотрелась в зеркало. В лифе платье было немного тесноватым, но в остальном сидело на удивление хорошо.

Норико подошла поправить пояс, завязываемый сзади.

– Такая милая, – сказала Норико. Я покачала головой. Нетти пришла посмотреть на меня.

– Ты выглядишь, – она сделала паузу, – безумно, но привлекательно. Безумно привлекательно. – Она поцеловала меня в щеку. – Вину понравится.

Вин встретил меня у квартиры. Он прикрепил мне на запястье бутоньерку из орхидей. Я ожидала, то он пошутит на счет моего чокнутого платья, но он казалось не заметил, что что-то не так.

– Выглядишь прекрасно, – сказал Вин. – Надеюсь, в этот раз никто не будет стрелять. Будет тяжело удалить с платья кровь.

– Я думаю, технически еще рано для таких шуток.

– О, когда наступит нужный момент?

– Вероятно, никогда. Интересный выбор пиджака, кстати. – Пиджак был белым с черной окантовкой. Летний. Потрепанный.

– Под интересным ты подразумеваешь, что не одобряешь? Потому что люди из стеклянных домов, я говорю о людях, идущих на бал одетыми как невеста, не должны...

– Я этого не говорила. Это, хм, неожиданно.

Он сказал, что старый пиджак потерялся в госпитале в прошлом году. Я ответила, что наверняка его стащили.

– Тогда это все объясняет. Этот пиджак моего отца. Он универсально сочетался с белыми и черными галстуками. Я выбрал белый, так меня никто не спутает.

На выпускном мои одноклассники, кажется, были рады видеть меня, поэтому администрация стерпела мое присутствие. Тема бала была «Будущее», но у организационного комитета отсутствовали миростроительные навыки, они не смогли придумать, как выразить тему в декорациях. Пригоршня украшений с отражающими поверхностями, часы и большой цифровой баннер, гласящий «А ГДЕ ТЫ БУДЕШЬ В 2104»? В лучшем случаем, их видение будущего можно назвать расплывчатым, я находила это тревожным звоночком. Без понятия, где я буду в следующем году, а уж тем более через двадцать лет. По правде сказать, первое, что приходит в голову – я буду мертва. В 2104 я, возможно, умру.

Из болезненных размышлений меня вырвала Скарлет. Она была уже примерно на восьмом месяце и выглядела замечательно и трагично в своем огромном розовом платье. Она пришла одна. Вин применил ее компанию, чтобы убедить меня пойти на эти глупые танццльки.

– Анни, это платье мне нравится! – Конечно, оно ей понравилось. Скарлет и Норико сблизились сразу же после знакомства. Скарлет поцеловала меня, а Вин ушел за напитками.

– Я так рада, что ты пришла. Лео отправили в Олбани без хлопот?

Я кивнула.

– Как ты? – спросила я.

– Ужасно, – ответила она. – Мне не следовало приходить. На выпускном нет ничего отвратительнее гигантской беременной девушки. Ненавижу свою одежду и я слишком громоздка для танца.

– Неправда.

– Ну кто захочет танцевать со мной помимо Арсли?

Я сказала, что я бы с ней потанцевала, но Скарлет замотала головой.

– Нам не двенадцать лет, Аня.

– Не жалей себя. Директор обстреливает меня ужасными взглядами, а их тема будущего нервирует.

Скарлет неуверенно рассмеялась.

Вин вернулся с напитками.

– Я буду танцевать с тобой, – сказал он Скарлет.

– Да что я, старая дева, раз все меня жалеют? – спросила Скарлет с притворным ужасом.

– Нет. Она ненавидит танцы, – указал на меня Вин. – А я пожалел беременную девушку, а не старую деву. Пойдем. – Вин подал ей руку. – Серьезно, это приятно – танцевать с тем, кого не нужно улещивать.

– Я оставляю это на тебя, – она вручила мне напитки. Я смотрела им вслед.

Даже будучи беременной, Скарлет двигалась изящно. Я наблюдала за ними с легкой усмешкой, хотя не могла не призадуматься. Живот Скарлет напомнил мне, что я пропустила год, занимаясь... Ну, вы знаете, чем я занималась. Попросту говоря, я пропустила год, занимаясь другими делами. Я все еще поражалась горечи и сладости происходящего, когда возле меня сел Гейбл Арсли.

– Аня, – поздоровался Гейбл.

Я кивнула и попыталась не смотреть на него. Не устанавливала зрительный контакт как с диким животным в надежде, что Гейбл уйдет.

– Не ожидал увидеть тебя здесь.

– Я приглашена, – ответила я.

– Я не хотел обидеть. Я... хочу поговорить о Скарлет и мне.

Я взглянула на него краем глаза, затем подняла брови.

– Почему во всем мире именно я должна это делать?

– Потому что она носит моего ребенка! Потому что она ведет себя неразумно. – Он помолчал. – Я знаю, если ты скажешь ей простить меня, она так и сделает.

Я покачала головой.

– Мне это не нравится, Арсли. Ты продал мою фотографию. Это был последняя капля в твоей длинной череде проступков.

– Я сделал это только потому, что мне нужны были деньги, – запротестовал Гейбл.

– Мне стало легче.

Гейбл схватил меня за руку.

– Не прикасайся, – я вырвала руку. – Серьезно, не надо.

Гейбл снова взял меня за руку. Я ощутила его металлические пальцы даже сквозь перчатку.

– Мне не хочется устраивать сцен, – я выдернула руку.

– Заставь Скарлет выйти за меня, – впал в безумство Гейбл.

– Я не буду этого делать.

– Скажи ей, что простила меня!

– Но я не простила, Арсли.

Арсли упал обратно на свое место. Он скрестил руки.

– Я все еще могу подать на тебя в суд, знаешь ли. Я хочу это сделать. Тогда мне не придется снова работать. У меня будет куча денег, чтобы заботиться о Скарлет и ребенке.

– Как благородно с твоей стороны. Послушай, Гейбл. Если хочешь судиться – судись с Софией Биттер. На ней лежит ответственность за отравления.

– София Биттер? – переспросил Гейбл. – Кто это?

Вин и Скарлет вернулись к столику.

– Привет, Арсли, – сказал Вин резко.

– Он тебе мешает? – спросила Скарлет.

Мило, мои друзья считали Гейбла Арсли способным причинить что-то кроме досады. Под возмутительным платьем Норико на моем бедре был привязан любимый сувенир из Мексики.

Гейбл поднялся и захромал в свой уголок, откуда он явился.

Заиграла медленная песня и Скарлет настояла на том, чтобы мы с Вином потанцевали хотя бы раз.

– Это же выпускной, ребята!

На танцполе Вин прижал меня к себе и на мгновение я вообразила, как провела бы год, если бы все было по-другому.

Я почувствовала как он напрягся, нащупав бедром мачете.

– Ты всегда держишь его при себе? – спросил Вин.

Я покраснела.

– Мне жаль. Но оно мое, Вин.

Он кивнул.

– Я просто дразню. Я знаю. – Он убрал с моего лба локон.

– Мачете или Дейзи Гоголь, – пошутила я. – На этом балу никто не будет стрелять в моего парня.

Вин постучал по мачете через ткань платья.

– А я удивился, чего это ты так настаивала войти через черный ход.

– Металлодетектор.

– Ну, я это понял. Хочу быть в твоей жизни очень долго и упростить для тебя все своим существованием.

Эта песня сменилась более быстрой, в этот момент Вин согласился, что мы оба пережили достаточно. Скарлет планировала заночевать у меня, поэтому мы с ней пошли дожидаться автобуса.

Снаружи многие парни были в черных пиджаках, но только мой – в белом.


 

ГЛАВА 19




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.